Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авивבהיר
+22+14

Мнения

А
А

Израиль и революции в Сирии и Ливане

В этом году отмечается 10-летие "арабской весны", которая перевернула весь регион, и последствия которой сказываются до сих пор, в том числе на Израиле.

21.03.2021 Обновлено: 21.03.2021
Источник:Детали
Фото: Getty Images / Diego Ibarra Sanchez

Волна революций, массовых протестов и восстаний во множестве арабских стран, частично захватила и Израиль. Но помимо этого "юбилея", в середине марта особо отмечается несколько важных дат в современной истории региона, в частности в соседних с Израилем Ливане и Сирии.

Сарит Захави, руководитель исследовательского центра "Альма", который специализируются на событиях, происходящих на северной границе страны, анализирует историю этих событий и то, как они повлияли на Израиль.

В 2005 году 14 марта ливанцы вышли на улицы в ходе "революции кедров", требуя изгнания сирийских войск из страны после убийства премьер-министра Рафика Харири. "14 марта" стало названием движения, возглавляемого его сыном Саадом Харири, которое было в оппозиции "Хизбалле" и хотело принести новое будущее Ливану.

Несколько лет спустя, во время "арабской весны", эксперты утверждали, что "революция кедров" фактически была первым этапом грядущих событий. В результате акций протеста удалось добиться вывода сирийских сил из Ливана, провести выборы и добиться поддержки международным сообществом демократических процессов, происходящих в стране.

Сегодня от этих планов не осталось и следа. Саад Харири уже несколько месяцев не может сформировать правительство. Ливан погряз в крупнейшем кризисе в своей истории, а "Хизбалла" пользуется ситуацией, чтобы усилить контроль над всеми политическими механизмами страны.

Примерно в это же время в середине марта, в 2011 году, несколько подростков из сирийского города Дараа намеревались нарисовать граффити против режима Асада, вдохновленные "арабской весной" в соседних странах. Подростки были арестованы, судьба некоторых из них до сих пор неизвестна. Сирия, после кровопролитной гражданской войны стала символом провала "арабской весны" и ее жители уже десять лет живут в условиях "суровой сирийской зимы".

Как отмечает эксперт, "Сирия стала полем битвы не только между гражданами и коррумпированным диктаторским режимом, но и между суннитами и шиитами, а также между региональными и международными иностранными силами".

При этом каждый из них играет на сложном сирийском поле как на шахматной доске, преследуя свои интересы. Турция поддерживает экстремистские суннитские организации на северо-западе, заодно действуя против курдов на северо-востоке. Иран базируется на юге у границы с Израилем и на западе в алавитских и шиитских районах. Соединенные Штаты занимают небольшую территорию недалеко от границы с Ираком, контролируя нефтепромыслы, а Россия держит основные силы в районе военно-морской базы Тартус на побережье Средиземного моря и авиабазы Хмеймим.

Таким образом, обе революции "середины марта", которые начались с большой надежды на лучшее будущее в двух соседних с Израилем странах, потерпели неудачу. Сарит Захави полагает, что, несмотря на разнообразные факторы провала - у них есть главная причина. Как показал опыт "арабской весны" только та сторона, которой удается создать единую военную силу, одерживает победу.

В начале революции в Сирии повстанцы составляли абсолютное большинство. В Ливане - их было не менее половины. Но и те и другие были разделены по конфессиональному, этническому или идеологическому принципу. Им не удалось добиться единства для достижения той цели, ради которой они вышли на улицы, и они проиграли. Их элиты первыми покинули свои страны и сегодня как сирийская, так и ливанская оппозиция не могут обрести настоящих лидеров.

Сарит Захави, как и многие другие эксперты задается вопросом: мог ли Израиль повлиять на ход событий в благоприятном для себя направлении? На ее взгляд — ответ отрицательный. По ее мнению, практика показала, что вмешательство во внутренние дела арабских стран направляет гнев ее жителей на Израиль и не решает проблему. Это случилось в 1982 году, когда по итогам войны Израиль на 18 лет застрял в "ливанском болоте", пытаясь поначалу обеспечить главенство семьи Жмайель и христианского меньшинства над Ливаном.

С тех пор в Сирии и Ливане Израиль проводит совершенно иную политику: вмешивается исключительно в тот момент и в те проблемы, которые напрямую затрагивают его интересы. Это касается противодействия планам закрепления Ирана в Сирии на границе с Израилем или точечных атак против "Хизбаллы" в Ливане.

С нашей точки зрения, вопрос о границах и способе вмешательства Израиля остается открытым. Вывод войск из зоны безопасности в Южном Ливане, в конечном счете, привел к возникновению "Хизбалластана", ракетный арсенал которого сегодня является одной из важнейших угроз Израилю. Невмешательство в войну в Сирии, хотя бы рамках создания зоны безопасности на Голанах привело к тому, что Иран продолжает свои попытки закрепиться на границе с Израилем.

Сирия в любом случае поделена на множество зон влияния, так что еще одна ничего бы не изменила. Но тогда Израиль мог бы разменять свой уход на реальный уход иранцев от своих границ.

Аргументы об осуждении Израиля арабской или международной общественностью нерелевантны. Арабское сообщество, когда ему выгодно, закрывает глаза на "преступления израильской военщины", что показал процесс нормализации. А международное сообщество все равно найдет, за что осудить Израиль, как показало открытие дела против Израиля в Международном уголовном суде.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.