Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авивמעונן חלקית וייתכן גשם
+30+25

Мнения

А
А

Черно-белая политкорректная мистика

Тема меньшинств, подогретая в минувшем году выступлениями BLM, в числе прочего решительно заявила о себе в масскульте.

Алексей Белов
03.03.2021

Сезон отметился множеством кинопроектов, но хотелось бы остановиться на двух сериалах, собравших урожай зрительских симпатий осенью и зимой. В этих лентах проблемы расовой и гендерной несправедливости представлены в религиозном и даже мистическом свете.

Мини-сериал "Птица доброго Господа", как предупреждают его создатели, основан на реальных событиях. "Большая часть этого произошла на самом деле", - сообщает трейлер, надо сказать, довольно двусмысленно. То же говорится в изданиях романа Джеймса Макбрайда, на основе которого написан сценарий сериала.

Аболиционист Джон Браун, сыгранный Итаном Хоуком, - натуральнейший Дон Кихот, в священном неистовстве ведущий праведную войну против рабовладельцев. Хоук со товарищи умудрились в угоду политкорректности прыгнуть выше головы. Обыграли злободневные вопросы - расизм, аболиционизм и "священную корову" истории Соединенных Штатов - в неоднозначном ключе.

Главный герой - любимец Джона Брауна чернокожий подросток Генри, прозванный им Луковкой, стал поневоле "трансвеститом" - Генриеттой. Он вынужденно играет роль девочки для своего покровителя старика Брауна, одержимого мессианской идеей освобождения рабов и прочих бесправных американцев. А под конец Генри, избавившись от платья, влюбляется в дочку аболициониста.

Неудивительно, что в зачине сериала Луковка говорит, что самым счастливым днем для него стала гибель Брауна. И хотя поначалу притворяться девочкой для чернокожего раба было несложно, а нередко даже удобно и выгодно, в итоге он был счастлив сбросить проклятое женское платье. Целых два года, что ему пришлось сопровождать Брауна, Генриетта-Луковка пытается сбежать от чрезмерной опеки одержимого старика, но вместо этого приходится то шпионить в публичном доме, то выуживать ценную информацию, опаивая "короля негров" Фредерика Дугласа.

Дуглас - тоже реальный исторический деятель. Он прославился своей автобиографией, где рассказал о том, как был рабом и бежал в северные штаты. Дуглас стал лидером освободительного движения, причем отстаивал права не только чернокожих, но и женщин. В фильме он показан купающимся в лучах славы, роскоши и любви поклонниц. Популярный благодаря своему ораторскому искусству, Дуглас служил живым упреком рабовладельцам, считавшим рабов недостаточно разумными для полноценного и независимого американского гражданства.

Религиозность Брауна раздражала большинство участников его "армии", маргинального сброда, неприкаянных авантюристов. Но сцены битвы под громогласные пророчества библейского пророка Исайи великолепны, и сразу понимаешь, откуда родом протестантская идея фикс об Америке как новом Израиле. "А потом я взглянул на старика и увидел, что передо мной сам Господь, каким его изображают белые. И тогда я понял, что эта хрень (молитва) сработает", - говорит герой фильма.

Накануне казни Джон Браун умиротворенно философствует: "У нас за плечами бесконечность, и впереди у нас бесконечность, а этот крошечный отрезок в середине и есть наша жизнь". Сегодня зловещим пророчеством звучат слова воинствующего аболициониста Брауна, написанные перед смертью: "Я ныне совершенно уверен, что преступления этой греховной страны не смогут быть смыты ничем иным, кроме как кровью".

"Страна Лавкрафта" - в жанровом смысле совершенно другой проект, но его создатели тоже попытались сыграть на теме меньшинств. В основе также роман современного американского писателя Мэтта Раффа, переосмыслившего эстетику Говарда Филипса Лавкрафта, одного из создателей "черной литературы", "отца" Ктулху, Азагтота, Дагона и Некрономикона, давно ставших мемами. Из этих фантасмагорических образов сформировались особая мифология и даже подобие религии, нечто среднее между оккультизмом и готической субкультурой. В Америке традиционно проходят фестивали и конкурсы, посвященные творчеству Лавкрафта. Пикантность в том, что классик "черной" прозы XX века был убежденным расистом, и фильм этот досадный недостаток исправляет.

В сериале показаны социальные проблемы американской жизни середины прошлого столетия, но все это пропущено через "мясорубку" лавкрафтианского инфернала. Зачинается действо в жанре роуд-муви: ветеран корейской войны Аттикус отправляется на поиски своего непоседливого отца, затерявшегося где-то на расистском Юге начала 50-х. Его напарники в путешествии - подруга детства Летиша, одержимая борьбой за права чернокожих американцев, и дядя Джордж - архивариус и библиотекарь.

Аттикус, начитавшись "Марсианских хроник" Берроуза, видит себя вместе с любимой кореянкой Джией. Однако любимая перевоплощается в самый интимный момент в демона - духа девятихвостого лиса, ради освобождения мстительно пожиравшего души мужчин. В этом демоне, как единственном потомке основателя тайного общества ложи Тита Брейтуайта, мистики-ревизионисты (белые, презирающие чернокожих) ищут надежду на успех своего дела. Члены ложи "Орден изначального рассвета" стремятся вернуть мир к исходному состоянию божественного миропорядка, разрушенного грехопадением Евы. Но попытка возвращения в Эдем проваливается в буквальном смысле слова вместе с обязательным для хоррора поместьем и всей тайной ложей в адские глубины.

Между тем расовая тема все туже вплетается в мистический сюжет. Одну из героинь, пышнотелую Руби, соблазняет "чрезмерно белый" блондин Уильям, но не ради банального секса, а для изощренной магической мести. Возникает и мотив сексуальных меньшинств. Красавчик Уильям-Кристина - оборотень-трансвестит, меняющий с помощью волшебного зелья и цвет кожи, и пол, - подсаживает на наркотик свою любовницу. И вот уже Руби в теле белой дамы вымещает всю боль чернокожих женщин на белом расисте - управляющем магазина. "Я не знаю, что сложнее - быть цветной или быть женщиной. Раньше меня устраивало и то и другое. Но мир постоянно вмешивается", - жалуется она.

Масоны, аболиционисты, оккультисты и вызванные ими монстры, андрогины, алхимические трансвеститы "на час" - все сплетается в итоге в фантасмагорический сюжетный клубок. Возможно, от такого самоуправства в мире Лавкрафта сам его создатель был бы шокирован. Впрочем, "новая этика" беспощадна даже к таким культовым фигурам.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке