Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+17+13

Мнения

А
А

Махер Битар и идеологические выборы в Израиле

Решение Байдена назначить антиизраильского активиста директором разведслужб в Совете нацбезопасности может иметь крайне неприятные последствия для Израиля.

30.01.2021
Источник:Еврейский мир
Фото: Getty Images / Pool

Предстоящие в Израиле 23 марта выборы нередко преподносятся в СМИ как своего рода референдум в отношении премьер-министра Биньямина Нетаниягу. Противники Нетаниягу настойчиво убеждают общество поверить в отсутствие на этих выборах какой-либо идеологической борьбы. Как будто вопрос лишь в том, любите вы Нетаниягу или ненавидите его.

Но это неправда! Предстоящие выборы - это прежде всего идеологическое столкновение. И чтобы понять, почему это действительно так, достаточно внимательнее присмотреться к назначениям президента Джо Байдена.

На этой неделе Белый дом объявил о том, что Махер Битар назначен директором разведслужб в Совете национальной безопасности. Эта должность - один из самых влиятельных постов в разведывательном сообществе США, своего рода узел, куда стекаются все разведданные от всех агентств. Именно тот, кто занимает этот пост решает, какими данными следует поделиться с президентом. И именно он от имени президента определяет приоритеты разведывательных операций и сбора данных.

Директор разведслужб также решает и то, какой информацией американское разведывательное сообщество станет делиться с иностранными спецслужбами. А так же, как относиться к той информации, которой иностранные спецслужбы делятся с американцами.

Как объяснил один из бывших высокопоставленных членов Совета национальной безопасности, "директор разведслужб контролирует поступающую информацию, а, контролируя ее, он контролирует и повестку дня".

Обычно эта крайне деликатная должность отводится офицеру ЦРУ, подчиненному Совету национальной безопасности. Однако Битар отнюдь не профессионал из разведки. Он антиизраильский политический активист.

Как рассказал Дэниел Гринфилд в онлайн-журнале Frontpage, в 2006 году, будучи студентом Джорджтаунского университета, Битар стал лидером антисемитской организации "Студенты за справедливость в Палестине", аффилированной с "Братьями-мусульманами".

В этой роли он организовал кампанию BDS - "бойкота, изъятия инвестиций и санкций" против Израиля и его сторонников на территории своего кампуса. Гринфилд сообщил, что Битар председательствовал на конференции BDS, участники которой обсуждали, как внушить христианам веру в то, что Израиль не имеет права на существование.

Закончив юридическое образование в Джорджтауне, Битар получил степень магистра в Оксфорде по специальности "Вынужденная миграция". Он написал диссертацию о так называемой "Накбе" - "катастрофе создания Израиля".

Из Оксфорда он переехал в Иерусалим, где работал в UNRWA - небезызвестном агентстве ООН, занимающимся удержанием потомков арабов, покинувших Израиль в 1948 году, в состоянии вечной неопределенности. Блокируя натурализацию потомков беженцев в странах, где те живут на протяжении уже пяти поколений, UNRWA эффективно увековечивает их проблему. Эти усилия мотивированны институциональной приверженностью организации к предотвращению любого разрешения конфликта палестинских арабов с Израилем.

При Обаме Битар был назначен офицером по вопросам отношений Израиля и палестинских арабов в Совете национальной безопасности. Он стал заместителем Саманты Пауэр. Той самой, что в 2016 году будучи послом США в ООН сыграла ключевую роль в принятии резолюции 2334 Совета Безопасности ООН, в которой районы Израиля в объединенном Иерусалиме и израильские города в Иудее и Самарии были названы "вопиющим нарушением международного права".

Можно сказать, что назначение Битара, наглядно выражает главную дилемму, стоящую сейчас перед национальным руководством Израиля - как противостоять тому, что все яснее приобретает черты самой враждебной администрации США, с которой когда-либо сталкивалось еврейское государство?

Это отнюдь не политический, но глубоко идеологический вопрос. По сути, у Израиля есть лишь два варианта взаимодействия с этой администрацией. Либо отстаивать национальные права даже ценой конфронтации, либо, поставив под угрозу интересы страны, попытаться умилостивить Битара и его коллег.

Израиль, под руководством премьер-министра Биньямина Нетаниягу на протяжении последних одиннадцати лет, действовал согласно первому варианту.

Когда Нетаниягу и возглавляемый им национальный лагерь были вынуждены противостоять враждебной администрации Обамы, политика Израиля заключалась в сотрудничестве там, где это было возможно, в уступках, если это было приемлемо, и в поиске способов действовать независимо или с новыми партнерами, в обход администрации Обамы, когда это становилось необходимо.

С тех пор как Байден был объявлен победителем ноябрьских выборов в США, Нетаниягу взаимодействует с командой Байдена, используя ту же модель, которую он разработал еще во время администрации Обамы.

В самом Израиле Нетаниягу противостоят два, хоть и разных, но союзных друг другу лагеря. Оба они выступают под лозунгом о необходимости умиротворения администрации США.

Первый лагерь - это, своего рода "юридическая каста", ведущая откровенную идеологическую войну против Нетаниягу и всего национального лагеря в целом. При активной поддержке средств массовой информации, влиятельных юридических кругов и элит служб национальной безопасности, могущественные государственные юристы посвятили свои карьеры свержению Нетаниягу и блокированию проведения национальной политики буквально на всех направлениях.

Представляя себя защитниками "верховенства закона", они, по сути, навязывали министрам правительства проведение радикальной левой, постсионистской политики. Независимо от того, касался ли вопрос прав собственности Израиля в Иудее и Самарии, исполнения иммиграционных законов Израиля для высылки нелегальных иностранцев из страны или соблюдения еврейских ритуалов в общественном пространстве, государственная прокуратура, институт юридического советника правительства и Верховный суд раз за разом использовали свои полномочия для принуждения правительства к принятию радикальных постсионистских позиций, противоречащих мнению общественного большинства.

Для них предстоящие выборы не являются референдумом по вопросу отношения к Нетаниягу, как таковому. Для них - это референдум о том, сумеют ли они удержать за собой отнятые у правительства и Кнессета полномочия, позволяющие им и дальше продвигать свою радикальную повестку дня.

"Юридическая каста" вот уже давно черпает свое вдохновение у юридических активистов в Европе и США, и, занимая идеологически радикальные позиции, разумеется, предпочитает линию умиротворение врагов Израиля, а не упорную защиту национальных интересов.

Второй лагерь, противостоящий Нетаниягу, состоит из его политических противников. При этом, в отличие от откровенных левых (таких, например, как лидер партии "Авода" Мейрав Михаэли), министр обороны Бенни Ганц, министр иностранных дел Габи Ашкенази и лидер оппозиции Яир Лапид, не раскрывают свои идеологические карты на всеобщее обозрение. Они просто говорят о ненависти к Нетаниягу.

Однако все их заявления и действия ясно показывают, что они не станут противостоять администрации Байдена в защите прав и интересов Израиля в Иудее и Самарии, и не будут выступать против администрации, чтобы помешать ей вернуть США к ядерной сделке с Ираном, гарантирующей превращение этой страны в ядерную державу. Хвастаясь своими теплыми отношениями с командой Байдена, они всегда утаивают тот факт, что все их связи основаны на готовности принимать позицию американской администрации, вне зависимости от того, какие последствия это будет иметь для стратегической позиции и интересов страны.

При этом политические оппоненты Нетаниягу принадлежат не только к левой стороне политического спектра. Две якобы правые партии - "Наш дом Израиль" и "Новая надежда" - объединились с левыми в совместном усилии свалить Нетаниягу.

Хоть сами они и отрицают это, они, увы, также являются членами лагеря умиротворения. Лидер партии "Наш дом Израиль" Авигдор Либерман, ясно доказал это, отказавшись присоединяться к правительству под руководством Нетаниягу и таким образом, блокируя формирование правой коалиции в течение трех последовательных выборов в 2019 и 2020 годах.

Что касается лидера "Новой надежды" Гидеона Саара, его приверженность к лагерю умиротворению проявляется как в его политических позициях и действиях, так и в действиях его коллег.

После ухода из Ликуда Саар вслед за Либерманом объявил, что не присоединится к правительству Нетаниягу. Поскольку единственным альтернативным вариантом является присоединение к левому правительству, Саар по умолчанию поместил свою "правую" партию влево.

В равной степени показательно и то, что Саар оказал полную поддержку "юридической касте", тем самым, придав легитимацию продолжающимся усилиям государственной прокуратуры, юридического советника и Верховного суда по присвоению остатков исполнительной власти правительства, в определении национальной политики и законодательных полномочий Кнессета в принятии законов.

На прошлой неделе "дипломатический козырь" Саара - бывший генеральный консул в Нью-Йорке Дани Даян ясно дал понять в интервью изданию "Макор Ришон", что правительство Саара с радостью пойдет на уступки в национальных интересах Израиля ради хороших отношений с администрацией Байдена.

Даян, проработавший в Нью-Йорке с 2016 по 2020 год, похвастался интервьюеру тем, что, будучи генеральным консулом он сознательно игнорировал инструкции, получаемые от Нетаниягу, назначившего его на этот пост. По его словам, в ряде "центральных вопросов, которые находились в непосредственном ведении генерального консула, я действовал в некотором роде вопреки политике Нетаниягу".

В том числе, по словам Даяна, это касалось инструкций Нетаниягу, касающихся его отношений с американскими евреями и политиками-демократами.

Во время правления Даяна произраильские законодатели демократы потерпели сокрушительное поражение на праймериз от прогрессистских антиизраильских кандидатов. Активисты BDS захватили руководящие роли активистской базе партии и в законодательных органах на муниципальном, государственном и федеральном уровнях.

Мэр и губернатор Нью-Йорка закрыли глаза на рост числа антисемитских нападений и насилия в отношении евреев в районе Нью-Йорка. Что касается еврейской общины, то антиизраильские крайне левые еврейские активисты захватили руководящие должности в основных общинных организациях.

Вместо того, чтобы занять ясную нравственную позицию в разгар этих событий, Даян занялся попытками умиротворить враждебных Израилю активистов. По его собственным словам, вопреки инструкциям Нетаниягу, он наладил контакты с прогрессистскими еврейскими группами, вроде J-Street. Его усилия отнюдь не умерили их враждебность к Израилю. Но похоже, повлияли на самого Даяна.

Заметим, Битар - отнюдь не единственный активист BDS, который теперь занимает руководящую должность в администрации Байдена. Приход этих антиизраильских экстремистов к властным постам стал прямым и очевидным свидетельством авторитетного положения, которое ненавистники Израиля занимают в сегодняшней Демократической партии. Однако Даян - вроде бы опытный дипломат - как будто не замечает опасности.

"Мы [израильтяне] лучшая пиар-компания [в работе с движением BDS]. Я не говорю, что нет проблем с делигитимацией Израиля. Конечно, есть. Но в некотором смысле это преувеличено", - заявил он.

Вывод из интервью Даяна очевиден. Ради налаживания хороших отношений с демократами и прогрессистскими евреями, он просто отказался от интересов Израиля, по сути, от своей моральной ответственности бороться с движением бойкота, стремящегося подорвать поддержку Израиля со стороны США, отрицающего гражданские права американских евреев открыто поддерживать Израиль и отрицающего право еврейского народа на национальное самоопределение.

И теперь, утверждает он, израильтяне должны доверять ему и Саару в вопросах управления отношениями Израиля с администрацией Байдена, потому что благодаря его усилиям в Нью-Йорке, вопреки Нетаниягу, они завязали теплые связи с демократами и прогрессистскими евреями.

Когда стало известно о назначении Битара, бывший представитель Совета национальной безопасности при Трампе и давний офицер ЦРУ Фред Флейц с изумлением риторически спросил, одобрил ли Байден и советник по национальной безопасности Джейк Салливан это назначение или они "не в курсе того, что происходит в их администрации?"

Так или иначе, ясно, что Битар был назначен не вопреки его очевидной поддержке ликвидации Израиля, а, как раз, в свете этой позиции.

Враждебность, присущая администрации Байдена, ясно показывает, что, вопреки болтовне СМИ, мартовские выборы в Израиле станут ключевым идеологическим событием. Именно тогда решится, сохранит ли Израиль сионистскую идею или примет постсионизм, станет ли Израиль бороться за свой суверенитет и свои интересы или уступит и то, и другое в пользу хороших отношений с откровенными ненавистниками Израиля.

Источник - Исраэль ха-Йом

Перевод Александра Непомнящего

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.