Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
+14+11

Мнения

А
А

Жить стало хуже, но демократия нужна

58% положительно относятся к "арабской весне", 48% считают, что ее цели достигнуты не полностью, но когда-нибудь это обязательно случится.

17.12.2020
Источник:BBC News - Русская службаBBC News - Русская служба
Протесты в Каире, Египет. Фото: Getty Images / Peter Macdiarmid

В канун 10-й годовщины массовых протестов в ближневосточных странах, известных как "арабская весна", большинство жителей региона считает, что с тех пор жить стало хуже, но сохраняет веру в демократию. Налицо одна закономерность: к революции лучше относятся те, кто сами пережили ее в мягкой форме.

Русская служба Би-би-си рассказывает о результатах двух масштабных опросов в 13 странах Ближнего Востока (одно из них провели британские эксперты, другое - арабские) об отношении к событиям десятилетней давности и том, к чему пришли эти государства после смены власти.


Как все началось?

17 декабря 2010 года 26-летний безработный тунисец Мохаммед Буазизи из города Сиди-Бу-Зид, совершил самосожжение из-за конфликта с чиновниками, вымогавшими у него взятки за право торговать с лотка овощами и фруктами. Трагедия вызвала массовые выступления против коррупции, закончившиеся свержением президента Зин аль-Абидина Бен Али, который правил страной 24 года.

По "принципу домино" революция перекинулась на другие арабские страны. Народное недовольство сконцентрировалось на пожизненных авторитарных правителях. Ливийский лидер Муаммар Каддафи был убит, его египетский коллега Хосни Мубарак провел шесть лет в заключении, сирийский президент Башар Асад удержался у власти благодаря военному вмешательству России.


Оптимизм...

Исследование общественного мнения, которое в октябре провел Арабский центр исследования политики, было крупнейшим в истории Ближнего Востока. 900 социологов потратили почти 70 тыс. часов рабочего времени и проехали в общей сложности 820 тыс. километров, чтобы опросить 30 тыс. человек в 13 странах* (полный список стран можно увидеть ниже).

По данным катарского центра, 76% жителей арабского мира поддерживают идею демократии, 74% сказали, что плюралистическая демократия и свободные выборы - то, что нужно для их страны. 47% полагают, что парламенты в их государствах (где они есть) работают хорошо.

58% положительно относятся к "арабской весне", 48% считают, что ее цели достигнуты не полностью, но когда-нибудь это обязательно случится.


...и разочарование

91% опрошенных катарскими социологами, считают, что у них в странах высокая коррупция.

В свою очередь исследование, проведенное британской газетой Guardian и социологическим центром YouGov, касалось лишь тех восьми стран, которые "арабская весна" в большей или меньшей степени затронула (Судан, Тунис, Алжир, Ирак, Египет, Ливия, Сирия и Йемен). Ровно в половине из них продолжаются вооруженные конфликты, а экономика разрушена.

Тунис избежал внутренних конфликтов и переворотов, добился успеха в демократических реформах, но его экономика стагнирует. Египет фактически вернулся на круги своя: после недолгого правления умеренных исламистов к власти пришел сподвижник покойного Мубарака генерал Фаттах аль-Сиси.

Как говорили в позапрошлом веке во Франции, революции надо уметь вовремя заканчивать. "Лидером разочарования" является Сирия, где уже почти 10 лет не прекращается кровавая гражданская война, за ней следуют Йемен, Ливия и Судан, где с разной степени интенсивности также не прекращаются боевые действия. Более половины граждан этих стран (в Сирии - три четверти) заявили, что живут хуже, чем до революции.

Число тех, кому, по их ощущениям, в результате революции стало лучше, только в Тунисе составило 27%, а в остальных странах не дотянуло до четверти.

В Ираке, Египте и Алжире примерно треть граждан полагает, что для них ничего не изменилось.

Во всех восьми странах большинство не надеется на лучшее будущее для своих детей, а в Сирии и Йемене пессимисты численно превосходят оптимистов примерно в десять раз.

Повсюду большинство утверждает, что разрыв между богатыми и бедными за последние 10 лет увеличился. В Сирии так считает 92%, в Йемене - 87% опрошенных.

Только в Тунисе большинство уверено, что обрело больше прав: 86% участников опроса заявили, что могут свободно критиковать правительство, ровно половина - что снизилась опасность необоснованного ареста. В то же время почти половина египтян считает, что свободы слова в стране стало меньше по сравнению с временами Мубарака, и лишь 20% придерживаются противоположного мнения.

Протесты в Каире, Египет. Фото: Getty Images / Peter Macdiarmid

При этом нигде, кроме Йемена, Сирии и Ливии, большинство не жалеет о том, что революция случилась, и они в ней участвовали.

В Египте, Тунисе, Алжире и Ираке виден разрыв между поколениями: молодежь в возрасте 18-24 лет относится к революции заметно лучше, чем их родители.


Всех объединил Израиль

Катарские исследователи поинтересовались также отношением граждан арабского мира к Израилю, США и терроризму. Здесь уровень согласия оказался намного выше. 88% ответивших выступили против нормализации отношений с еврейским государством (только в Саудовской Аравии оказалась высока доля неопределившихся).

Более половины недовольны ближневосточной политикой США. 92% отрицательно относятся к организации "Исламское государство" (запрещена в России).

*Опрос Арабского центра исследования политики проводился в Мавритании, Морокко, Алжире, Тунисе, Египте, Судане, в Палестинской автономии, Ливане, Иордании, Ираке, Саудовской Аравии, Кувейте и Катаре.


К чему пришли арабские страны 10 лет спустя:


Тунис

В этой стране "арабская весна" началась - и в ней же добилась наибольшего успеха. В 2014 году здесь была принята новая конституция, гарантирующая политические свободы и права женщин, утвердились свобода СМИ и многопартийность. Уже три раза состоялись свободные выборы.

Однако уровень бедности остается высоким, безработица достигает 15%, а государственный долг удвоился, не удалось искоренить коррупцию и вопиющее социальное неравенство. Как заявил корреспонденту Би-би-си прохожий в тунисской столице, "те, кто имел влияние, прибрали все к рукам, а молодежь ищет пропитания на улице".

10-летие своей революции тунисцы отмечают маршами протеста и забастовками.

Порядка шести тысяч человек ранее выехали в Ирак и Сирию, чтобы присоединиться к террористическому "Исламскому государству".

Разногласия между светскими и религиозные партиями ведут к политической нестабильности и министерской чехарде. Граждане обвиняют политическую элиту в неспособности или нежелании заняться делом.

"Тунис сидит на вулкане, который неизвестно, когда взорвется", - написал в канун юбилея в еженедельнике Arab Weekly местный экономист Хашеми Алайя.


Египет

В стране стало принято поминать добром или, по крайней мере, без осуждения свернутого революцией Хосни Мубарака. Наряду с принципом "о покойных хорошо или никак", очевидно, сказалось разочарование тем, что случилось после него.

Страна практически пополам разделилась на сторонников светских и религиозных ценностей, с небольшим перевесом последних. Первым демократически избранным лидером стал Мухаммед Мурси, связанный с организацией "Братья-мусульмане" (запрещена в России). Он считался умеренным исламистом, но у городского среднего класса, интеллигенции и военных возникли основания опасаться за привычный образ жизни и личную свободу.

В 2013 году на волне протестов против политики Мурси в результате переворота к власти пришел фельдмаршал Абдель Фаттах ас-Сиси. Мубарака вскоре освободили, и в политическом смысле страна вернулась в его эпоху.

Правительственный курс сочетает жесткую финансовую экономию и подавление оппозиции. Уличные протесты в 2016 и 2019 годах были разогнаны, традиционные СМИ не критикуют власть, людей преследуют за высказывания в социальных сетях.


Ливия

Спустя девять лет после свержения правившего страной 42 года Муаммара Каддафи ливийцы все еще ждут разрешения политического кризиса в стране.

С 2014 года страна разделена: западную часть, включая столицу Триполи, контролирует признанное ООН коалиционное правительство, восточную - поддерживаемый Египтом и Россией маршал Халифа Хафтар.

Последняя по времени вспышка боевых действий, когда силы Хафтара пытались, но не смогли занять Триполи, продолжалась с апреля 2019 по июнь 2020 года. Несмотря на вялотекущие переговоры и попытки посредничества со стороны России и Турции, больших надежд на примирение нет.

Война в Ливии. Фото: Getty Images / Kuni Takahashi

Большинство ливийцев живет в бедности. В городах регулярно отключается электричество. Большой ущерб нанесен некогда главной отрасли национальной экономики, добыче нефти.

СМИ и пользователи социальных сетей разделились на бескомпромиссных сторонников той или другой стороны и превратились в рупор пропаганды.


Сирия

После событий "арабской весны" Сирия с одной стороны была самой нестабильной страной региона, но с другой - ее авторитарный лидер Башар Асад стал единственным, сумевшим устоять под напором массовых протестов и гражданской войны. Сейчас силы президента восстановили контроль над большей частью территории, в том числе наиболее населенным западом страны.

Ключевую роль в этом сыграла помощь России и Ирана, которые, судя по всему, намерены остаться в стране надолго.

Последним оплотом оппозиции, поддерживаемой Турцией, остается северо-западная провинция Идлиб. Анкара контролирует там некоторые пункты, и с 2016 года трижды предпринимала военные экспедиции через границу, чтобы поддержать союзников.

Курдское ополчение, сыгравшее важную роль в борьбе с "Исламским государством", занимает некоторые территории на севере и востоке.

По данным базирующейся в Лондоне неправительственной наблюдательной организации Сирийская обсерватория по правам человека, во время войны в Сирии с марта 2011 года погибли 384 тыс. сирийцев, в том числе 116 тыс. гражданских лиц. Более 12 млн человек из примерно 17-миллионного населения страны были вынуждены покинуть свои дома.


Йемен

Восстание, начавшееся в январе 2011 года, положило конец 33-летнему правлению Али Абдаллы Салеха. Власть перешла к вице-президенту Мансуру Хади.

На первых порах мирное развитие политического процесса внушало оптимизм, но в 2014 года вспыхнули новые антиправительственные протесты. Дружественные Ирану мятежные хуситы заняли столицу Сану.

Шесть лет спустя вооруженная борьба продолжается. Хуситы контролируют Сану и север страны. Им противостоят местные сунниты при поддержке Саудовской Аравии.

Недавно на юге появилась третья сила - Переходный совет, негласно поддерживаемый ОАЭ.

Все стороны конфликта препятствуют работе неугодных им СМИ и запугивают журналистов.


Страны Персидского залива

Хотя "арабская весна" прямо не затронула "нефтяные монархии", они сыграли в ней определенную роль - в основном, за кулисами. Относительная стабильность позволила им укрепить свои региональные позиции и оказать влияние на исход событий в других арабских государствах.

Единственной заметной вспышкой насилия здесь оказались выступления шиитского большинства в Бахрейне в начале 2016 года, подавленные суннитским правительством страны.

Бурные события 2011 года повысили роль катарского телеканала "Аль-Джазира", ставшего ценным независимым источником информации на арабском языке для жителей стран, где правительства жестко контролировали местные масс-медиа. Это повысило и влияние Катара в целом, вызвав недовольство соседей.

В июне 2017 года Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет и Бахрейн разорвали дипотношения с Катаром, объявили ему финансовый, торговый и транспортный бойкот и выслали катарских граждан.

Они обвинили Катар в идеологической и практической поддержке джихадизма, в частности, организации "Братья-мусульмане", которую организаторы бойкота считают экстремистской и подрывной, и дружбе с Ираном, эксплуатирующим совместно с Катаром крупное газовое месторождение.

BBC News - Русская служба

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.