Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авивמעונן חלקית וייתכן גשם
+30+25

Мнения

А
А

Не первое место

Израиль беспокоит перспектива изменения политики США в отношении Ирана. Создание антииранского альянса перестает быль целью номер один для Вашингтона.

10.11.2020
Источник:Коммерсантъ
Фото: Reuters

Как изменится политика США на Ближнем Востоке после прихода в Белый дом Джо Байдена

Выборы президента США стали одной из самых обсуждаемых тем на Ближнем Востоке. Дональд Трамп кардинально изменил политику США в этом регионе: начав с выхода из "ядерной сделки" с Ираном, он перенес американское посольство в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим, создал антииранский альянс между израильтянами и арабскими монархиями, сократил поддержку сирийской оппозиции и курдам, но при этом не колебался наносить удары по Сирии. Эксперты прогнозируют, что при Джо Байдене Ближний Восток перестанет быть приоритетом для американской внешней политики. Тем не менее в регионе одни связывают с ним надежды на восстановление справедливости и светлое будущее, другие - смотрят с опаской. С поздравлениями Джо Байдену затянули премьер-министр Израиля, король Саудовской Аравии и его наследник. Решил не торопиться и президент Турции. Достаточно сдержанно новость об избрании нового президента США встретили власти в Тегеране, хотя курс иранского риала сразу пошел вверх.


Между миром и войной

На предвыборном сайте Джо Байдена Ближнему Востоку было посвящено всего несколько строк. Это ставшие уже традиционными обещания "положить конец вечным войнам в Афганистане и на Ближнем Востоке" и вернуть американские войска домой, сосредоточившись лишь на борьбе с террористическими группировками "Аль-Каида" и "Исламское государство" (запрещены в РФ). Кроме того, предполагается прекратить поддержку США "возглавляемой Саудовской Аравией войны в Йемене", а также сохранять твердую приверженность безопасности Израиля.

В 1991 году Джо Байден выступал против войны в Персидском заливе, считая недопустимым, что США берут на себя основную ношу в конфликте с Ираком. В 2002 году он проголосовал за резолюцию Конгресса, позволявшую использовать вооруженные силы против Багдада, о чем не раз пожалел. В 2001 году Джо Байден, будучи председателем Сенатского комитета по внешней политике, решительно поддержал ввод войск в Афганистан, но в 2009 году уже на посту вице-президента выступил против расширения американского военного присутствия в этой стране. Джо Байден также был против интервенции 2011 года в Ливии. По словам его советника по вопросам внешней политики Дэниела Бенаима, вице-президент "скептически относился к некоторым грандиозным идеям трансформации в регионе", включая способность США контролировать последствия "арабской весны".

Эксперты отмечают, что Ближний Восток не будет в приоритете у команды Байдена и займет место после Европы, Индо-Тихоокеанского региона и Латинской Америки.

"Если повезет, он осуществит мечту многих своих предшественников - уделить этому региону (Ближнему Востоку) не больше внимания, чем он того заслуживает",- написал в статье в журнале Foreign Policy научный сотрудник Центра международного сотрудничества Нью-Йоркского университета Джеймс Трауб.

"Очень многое зависит от того, кто возглавит Госдепартамент и Министерство обороны. Команда Байдена очень разношерстная, идеологически разнородная. Среди кандидатов называют помощника по национальной безопасности в администрации президента Барака Обамы и постпреда США при ООН Сюзан Райс и бывшего замминистра обороны Мишель Флурной. Они обе достаточно воинственны, в том числе поддержали войну в Ливии. Но при этом те, кто, скорее всего, будет работать на ближневосточном направлении, достаточно умеренны и профессиональны. В том числе занимают конструктивную позицию по Ирану. Правда, это не значит, что у них получится вернуться к СВПД",- сказал "Ъ" старший научный сотрудник МГИМО Максим Сучков. По мнению эксперта, в целом США по-прежнему будут стремиться сохранить значимую роль на Ближнем Востоке при оптимизации собственных издержек вовлечения, одновременно вырабатывая механизмы, при которых страны региона будут сами справляться с основными вызовами.

Ожидается, что Вашингтон в отношении основных региональных конфликтов в Сирии, Ираке и Ливии продолжит придерживаться курса на борьбу с терроризмом. В Сирии США могут вновь усилить поддержку курдам и оппозиции, начать больше внимания уделять вопросам демократии, что может усилить критическую риторику в отношении Дамаска. Здесь также следует напомнить о позиции Мишель Флурной, которой практически гарантированно достанется портфель министра обороны США: военное вмешательство США в ситуацию в другой стране допустимо только в том случае, если это единственный способ уничтожить угрожающий Вашингтону запас оружия массового поражения; сдерживать противников США нужно не разоружением, а наращиванием военного потенциала: для этой цели необходимо направить оружие Украине, системы противодействия беспилотникам Катару и Саудовской Аравии, а также нарастить военные контингенты в зоне Южно-Китайского моря.


Конец антииранскому альянсу?

Красной нитью политики Дональда Трампа было выстраивание антииранского альянса, основанного на укреплении отношений между Израилем и арабскими монархиями Персидского залива. Его первая поездка за рубеж на посту президента была на Ближний Восток - из Саудовской Аравии Дональд Трамп прилетел в Тель-Авив. На исходе его президентского срока США выступили главным лоббистом "Соглашений Авраама" - между Израилем с одной стороны, Бахрейном и ОАЭ с другой, а также нормализации израильско-суданских отношений. Ожидалось, что в случае переизбрания Дональда Трампа к "Соглашениям Авраама" присоединятся еще несколько арабских стран. Речь шла в том числе о Саудовской Аравии. Теперь этот процесс под вопросом. По крайней мере, торопить арабские страны делать публичным свой диалог с Израилем никто не будет.

Джо Байден приветствовал процесс нормализации отношений между Израилем и арабскими странами. В то же время он осуждает явный крен администрации Трампа в сторону израильтян и в целом выступает против любых односторонних шагов.

Избранный президент - сторонник решения ближневосточного конфликта на основе традиционного подхода сосуществования Израиля и Палестины.
В частности, он допускал давление на Израиль ради реализации проекта "двух государств". Ожидается, что новый президент восстановит гуманитарную и экономическую помощь палестинской администрации и вновь откроет представительство Организации освобождения Палестины в Вашингтоне, закрытое в сентябре 2018 года. Однако вряд ли новая администрация пересмотрит решения Дональда Трампа о признании суверенитета Израиля над Иерусалимом и Голанскими высотами и вернет американское посольство обратно в Тель-Авив, о чем, как утверждают израильские СМИ, намерен попросить Джо Байдена президент Палестины Махмуд Аббас.

Тем не менее премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу, чьи односторонние шаги Джо Байден называл "возмутительными", не стал торопиться с поздравлениями. Первой Джо Байдена с победой поздравила израильская оппозиция. Господин Нетаниягу поздравил его только спустя несколько часов. "Джо, нашим теплым личным отношениям уже около 40 лет, и я знаю вас как большого друга Израиля. С нетерпением жду работы с вами обоими по дальнейшему укреплению особого альянса между США и Израилем",- сообщил он в Twitter, не забыв поблагодарить за сотрудничество и администрацию Трампа. Со своей стороны и Джо Байден, и его вице-президент Камала Харрис заверяют в своей приверженности безопасности Израиля.

В Израиле понимают, что даже при том, что страна лишится безоговорочной поддержки Вашингтоном любых своих шагов, существенных изменений на палестинском направлении не будет - заставить израильтян против их воли заключить мир с палестинцами никто не может.

Поэтому сейчас израильские власти больше всего беспокоит перспектива изменения политики США в отношении Ирана. Создание антииранского альянса перестает быль целью номер один для Вашингтона.

Джо Байден осудил решение Дональда Трампа об одностороннем выходе США из "ядерной сделки" по Ирану (СВПД), считая, что это привело к радикализацииТегерана и в результате Ближний Восток оказался "на пороге новой катастрофической войны". "Если Тегеран вернется к соблюдению условий сделки, президент Байден повторно заключит соглашение, используя твердую дипломатию и поддержку со стороны наших союзников, чтобы укрепить и расширить его, в то же время более эффективно противодействуя другим дестабилизирующим действиям Ирана",- говорится на предвыборном сайте команды Байдена.При этом многие эксперты сомневаются, что США смогут вернуться в СВПД - как из-за сопротивления Республиканской партии, которая сохранила за собой Сенат, так и из-за позиции Израиля, арабских монархий, а также самого Тегерана.

Иранские лидеры поставили Вашингтону условие - отмена санкций и компенсация экономического ущерба, нанесенного ими. "Теперь у будущего правительства США появилась возможность исправить прошлые ошибки, вернуться к уважению международных правил, к международным обязательствам",- сказал президент Ирана Хасан Роухани. Однако вряд ли Джо Байден решится пойти на отмену американских санкций в отношении Тегерана, по крайней мере в ближайшее время. Поэтому пока иранские СМИ радуются предстоящей смене хозяина Белого дома, а иранский риал укрепляет свои позиции на фоне этой новости, МИД Ирана прагматично заявляет: "У нас нет ожиданий от кого-либо в Вашингтоне. Они принимают собственные решения на основании собственной политики".


Конец автократии?

Пожалуй, больше всего на Ближнем Востоке за результаты выборов в США опасались в Саудовской Аравии, Турции и Египте. Как отмечают американские СМИ, Джо Байден откажется от одного из основных элементов политики Дональда Трампа: закрывать глаза на автократию и нарушения прав человека в пользу грубой реальной политики.

В 2016 году Саудовская Аравия сделала ставку на кандидата демократов Хиллари Клинтон, опасаясь Дональда Трампа, который до своего избрания не раз называл Саудовскую Аравию главным спонсором мирового терроризма и утверждал, что "ислам ненавидит нас". Однако в итоге для Эр-Рияда все сложилось удачно. Дональд Трамп стал главным лоббистом отношений с Саудовской Аравией ради двух целей - контрактов на вооружение и антииранского альянса, жестко противостоя в этом вопросе внутренней оппозиции в Конгрессе. Со своей стороны Эр-Рияд полностью поддерживал политику США на Ближнем Востоке, в том числе курс на сближение с Израилем, опять же ради противостояния Тегерану.

С точки зрения Джо Байдена, президент Трамп, руководствуясь экономической целесообразностью, выдал властям королевства "опасный карт-бланш", вылившийся в "постыдную защиту" властями США убийц журналиста Джамаля Хашокджи. Избранный президент пообещал: "Смерть Джамаля не будет напрасной, во имя его памяти мы обязаны бороться за более справедливый и свободный мир". Он подчеркнул, что "приоритеты Америки на Ближнем Востоке должны определяться из Вашингтона, а не Эр-Рияда".

США больше не будут закрывать глаза на удары арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией по Йемену, в повестку дня может вернуться вопрос об оружейном эмбарго в отношении Эр-Рияда, чему всячески противился Дональд Трамп. Вместе с тем Джо Байден подчеркивает важность сотрудничества с Саудовской Аравией в рамках сдерживания Ирана и борьбы с терроризмом.

Взяв небольшую паузу, король Саудовской Аравии Сальман бен Абдель Азиз и его сын и наследник Мухаммед бен Сальман все-таки поздравили Джо Байдена и Камалу Харрис с победой. В Эр-Рияде выражают надежду, что Саудовская Аравия останется стратегическим союзником США в регионе. Однако здесь понимают, что для наследного принца, как и для премьер-министра Израиля, прошло время вседозволенности.

На поздравления Джо Байдена никак не решится президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Что не удивительно. Во время предвыборной кампании Джо Байден называл его "автократом" и обещал "придать смелости" турецкой оппозиции "победить Эрдогана не путем переворота, а посредством избирательного процесса". Председатель основной оппозиционной Народно-республиканской партии Кемаль Кылычдароглу стал первым крупным турецким политиком, поздравившим Джо Байдена с победой.

Джо Байден критиковал Дональда Трампа за вывод американского спецназа с сирийско-турецкой границы, заявив: "Последнее, что я бы сделал, так это уступил бы Эродогану в отношении курдов".

Он также призывал президента Турции пересмотреть решение о превращении собора Святой Софии в мечеть. В случае своей победы Джо Байден также обещал признать геноцид армян.

Еще одной точкой столкновения интересов Вашингтона и Анкары может стать о вопрос о покупке Турцией российских комплексов С-400 и введение администрацией Байдена максимально жестких санкций в рамках закона "О противодействии противникам Америки посредством санкций". Вместе с тем Турция слишком давний и важный партнер Соединенных Штатов, чтобы Джо Байден предпочел "сжечь все мосты", не попытавшись перезагрузить американо-турецкие отношения.

Пока Реджеп Тайип Эрдоган молчит, вице-президент Турции Фуат Октай отметил: "В США прошел очень интересный избирательный процесс, но, с точки зрения Турции, ничего не меняется. Каналы связи будут работать одинаково. Конечно, это будет переходный процесс".

Дональд Трамп называл президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси своим "любимым диктатором". Джо Байден и его советники, напротив, критиковали Каир за нарушение прав человека. Эта линия будет продолжена. Некоторые советники Байдена считают, что деспотичный подход президента ас-Сиси контрпродуктивен, поскольку он поощряет радикализацию.

Эксперты не исключают, что теперь Вашингтон сможет в любой момент приостановить или сократить американскую помощь Египту. Кроме того, ожидается более взвешенная позиция Вашингтона в споре между Египтом, Эфиопией и Суданом о судьбе ГЭС "Возрождение". При Дональде Трампе Вашингтон выступил посредником в переговорах, однако Эфиопия сочла американскую позицию близкой к Каиру и отказалась подписывать практически готовый договор.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке