Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+31+24

Мнения

А
А

Еврейские общины Египта

Расцвет еврейской общины Египта пришелся на 1940-е годы. Сейчас большинство евреев-египтян - люди старшего возраста.

Ирма Фадеева
12.09.2020
Источник: Лехаим
Министр иностранных дел Израиля Давид Леви в синагоге Александрии, 1996 год. Фото: GPO / Milner Moshe

Постоянные конфликты между Египтом и Израилем привели к тому, что иудаизм стал притесняться в Египте. Несмотря на мирный договор 1979 года, в этой стране довольно сильны антисемитские настроения.

Египет, с которым тесно связана история еврейского народа, упоминается в Библии чаще, чем какая-либо другая страна. Избавление от египетского рабства - важнейший этап в становлении самосознания еврейского народа как целого, как объединения отдельных племен (колен) израилевых.

Евреи, жившие в Египте в эллинистическую эпоху, не раз оказывались жителями огромных греческих, а позднее римской империй, в которые входили и территории Эрец Исраэль.

В 640 году Египет был завоеван арабами, и евреи, как и прочие "неверные", получили зависимый статус "зимми".

При Фатимидах, захвативших Египет в 969 году, а позднее при Айюбидах (1171-1250) положение евреев было относительно неплохим. За редким исключением, правители этих династий отличались веротерпимостью. Евреи были в состоянии оказывать помощь своим единоверцам в Эрец Исраэль. В этот период в Египте селились ученые из других стран. В их числе был Маймонид.

С приходом к власти мамлюков в середине XIII века участились случаи нападения на немусульман на улицах Каира. Экономика пришла в упадок, что пагубным образом отразилось в первую очередь на еврейской общине.

Еще в начальный период правления Фатимидов была учреждена должность нагида - официального главы еврейской общины. Она существовала и при мамлюках. У нагида был заместитель - мешуллам. При нем действовал бейт дин, в котором было от трех до семи членов в разное время. Нагид пользовался самостоятельностью в решении гражданских и уголовных дел общины. Он мог наказывать и сажать в тюрьму провинившихся, назначал раввинов, отвечал за сбор податей и получал жалованье. По субботам его с чрезвычайной торжественностью сопровождали в синагогу и обратно. В праздник Симхат Тора он читал отрывки Пятикнижия, переводя их на арамейский и арабский языки.

В 1560 году турецкие власти упразднили должность нагида, и главой еврейской общины считался еврей-казначей при османском губернаторе. Ему был присвоен титул челеби, просуществовавший до конца XVII века.

В начале XVI века османская армия завоевала огромные территории Ближнего Востока. Длительное соперничество Ирана и Турции за господство в арабских странах закончилось победой последней. Войны между этими державами не в последнюю очередь, помимо материальных интересов, имели религиозную подоплеку. Шиитский Иран противостоял суннитскому османскому государству.

Для султанов шиизм представлял и внутреннюю угрозу, так как его исповедовало население приграничных с Ираном земель. Этот конфликт принял форму военных действий при султане Селиме I, ненавидевшем шиитов. В Османской империи при нем уничтожили от 40 до 45 тысяч шиитов. В 1514 году султанские войска разгромили армию шаха Исмаила, заняли Тебриз, захватили казну. Военная удача позволила султану предпринять поход против союзника шаха - правителя Египта. Этот поход он начал с завоевания Сирии. Под Алеппо он разбил египетские войска и вскоре вступил в Дамаск. После захвата Палестины турки направились в Египет. В январе 1571 года турецкая армия подошла к Каиру. После непродолжительного сопротивления мамлюков турки заняли город. Столь быстрый военный успех в известной мере был определен поддержкой, которую туркам оказала часть мусульманского населения, восточные христиане армяно-григорианской и коптской церквей, а также еврейская община. Очевидно, они рассчитывали, что новая власть ограничит произвол мамлюков. Вступив в Египет, Селим I приобрел некоторую популярность, раздавая населению мясо. Он освободил феллахов и городскую бедноту от трудовой повинности в пользу армии, возложив ее на зажиточную часть населения. Османские чиновники объявили себя защитниками земледельцев.

В 1522 году Египет был приравнен к прочим османским провинциям (вилайетам), возглавлявшимся вали, управителями, назначавшимися султаном. На Египет возлагалась ежегодная дань в размере 100 тысяч динаров.

Важнейшим результатом османизации Египта стало перераспределение собственности в стране и прежде всего земельного фонда.

Селим I назначил арендатором монетного двора, чеканившего новые турецкие деньги, еврея испанского происхождения Авраама де Кастро, богатого, влиятельного человека, известного не только в еврейской общине Каира, но и среди османских чиновников.

При турках произошли изменения в структуре управления еврейскими общинами. Каждая община получила самостоятельность в выборе раввина и устройстве внутренних дел. Последний полновластный раввин-нагид Исаак Шалал был лишен сана и отправился со своим немалым состоянием в Иерусалим, где стал опорой возраставшей там еврейской общины. Каирский раввинат после него возглавил испанский еврей Давид ибн ави Зимри, пользовавшийся уважением, как говорили, за честность, образованность, благотворительную деятельность, а более всего - за его богатство. О нем шла молва, будто бы он нашел в своем доме клад, который расходовал на поддержку бедных, изучавших Талмуд в городах Египта, Иерусалиме, Хевроне и Цфате. Его авторитет был столь велик, что ему удалось решить очень давний спор между двумя группами каирской общины.

Оказавшиеся в вавилонском плену евреи за более чем 18 столетий приняли сирийское, то есть селевкидское летоисчисление, восходившее к дате победы сирийского властителя Селевка над другими полководцами Александра Македонского.

Сирийского царства и селевкидов давно уже не было, Сирия за прошедшие столетия становилась добычей римлян, византийцев, арабов, монголов, турок. Тем не менее месопотамские и египетские евреи сохраняли прежнее летоисчисление, пользовались им в повседневных делах и документации.

В то же время палестинские и европейские евреи вели летоисчисление от даты разрушения иерусалимского храма или от сотворения мира. Ибн ави Зимри отменил это летоисчисление, практиковавшееся в Египте и ввел вместо него датировку от сотворения мира.

К этому времени в Египте, а особенно в Каире появилось множество испанских беженцев, получивших значительный численный перевес над местными евреями. Поэтому прибывшие сефарды осмелились помимо летоисчисления отменить старый, по преданию одобренный самим Маймонидом, обычай. Он состоял в том, что местные евреи в течение более трех веков выслушивали в синагогах главную молитву, громко произносимую кантором. Сами же не принимали в ней участие, что казалось ересью вновь прибывшим.

Евреи Египта были обречены переживать все те невзгоды, которые обрушивались на Египет и в столетия османского господства, что требовало от глав еврейских общин особого мужества и ловкости.

После завоевания Египта турки не ликвидировали военную элиту арабских провинций, а пытались в течение нескольких столетий подчинить ее себе, что им далеко не всегда удавалось. Уцелевшие мамлюкские беи создали собственные группировки, весьма влиятельные среди местного населения. Они существовали параллельно османской администрации. Внутри этих группировок шла ожесточенная борьба за верховенство, в которую втягивались и османские воинские подразделения. 18 июля 1523 года был издан второй канун-наме Миср, указ султана Сулеймана II Великолепного, определявший зависимый от Османской империи статус Египта. Это послужило поводом к мятежу мамлюков 1523 года. Мятеж был жестоко подавлен пятитысячным янычарским войском. Новый паша, правитель Египта, не смог контролировать положение в стране и был отозван в Стамбул. В таких условиях наместником султана был назначен Ахмад-паша, участник османского похода 1523 года против рыцарей-иоанитов острова Родос. Ахмад-паша не счел это назначение лестным для себя. За свои заслуги он хотел получить пост великого везира. Но, очевидно, в планы султана входило устранить его из столицы. Вместе с новым назначением в Каир отправили гонца с секретным предписанием для начальника каирских янычар, в котором содержался приказ казнить немедленно вновь прибывшего наместника. Письмо было перехвачено и попало в руки Ахмад-паши. Ему не оставалось иного выхода, как выступить против султана, собрав вокруг себя всех, кто был недоволен турками. Бунт был поддержан бедуинскими племенами и частью мамлюкских отрядов, которые помогли ему захватить власть и объявить себя султаном Египта.

Воодушевленный успехом Ахмад-паша приказал арендатору монетного двора Аврааму де Кастро чеканить новые монеты с его именем. Последний для вида согласился, но попросил письменного приказа правителя. Получив необходимую бумагу, де Кастро с ней тайно уехал в Стамбул ко двору Сулеймана II, чтобы известить султана о положении дел. Узнав о побеге арендатора монетного двора, Ахмад-паша начал вымещать свой гнев на близких беглецу людях. Он распорядился бросить в тюрьму друзей и родственников де Кастро, а мамлюкам разрешил разграбить еврейский квартал в Каире. Один из советников вовремя подсказал паше, что имущество евреев и так принадлежит правителю. Грабеж был остановлен, чтобы не уменьшилась доля самого наместника. Затем Ахмад-паша призвал во дворец двенадцать именитых евреев и потребовал доставить ему в короткий срок громадную сумму денег, угрожая в случае неповиновения убить их всех с детьми и женами.

В качестве заложников были задержаны раввин Давид ибн ави Зимри и другие лидеры общины. В ответ на мольбы людей о снисхождении или хотя бы об отсрочке требуемой выплаты угрозы лишь ужесточались. Обреченные люди денно и нощно молились. Молилась за них вся община. Старик Самуил Садило собрал в синагоге детей до двенадцати лет, которые входили в число приговоренных пашой. Сборщики собрали в общине все, что было возможно, и предложили эти деньги и ценности в счет выкупа. Но полученная сумма составила лишь одну десятую требуемого. Паша приказал заковать в цепи и сборщиков пожертвований. Как повествует предание, им грозила смерть, как только правитель вышел бы из бани. Однако события приняли неожиданный оборот. В бане на пашу напал один из верных султану везиров Мухаммед-бей, прикинувшийся сторонником Ахмада, прозванного евреями Шайтаном. Все же паша сумел вырваться и бежать в свой укрепленный замок. Есть версия, что замок будто бы взяли штурмом жители Каира, которым Мухаммед-бей обещал отдать его на разграбление. Ахмад все же успел до штурма тайно покинуть убежище, но был выдан приближенными, закован в цепи и обезглавлен.

Заложники были освобождены. День спасения каирских евреев 27 или 28 адара (6 марта) 1524 года много лет отмечался общиной как каирский Пурим.

Согласно другой версии, против Ахмад-паши султан послал войско во главе с великим везиром Ибрахим-пашой. При поддержке сторонников султана Сулеймана II он обратил в бегство приверженцев Ахмад-паши. Сам Ахмад был схвачен янычарами и казнен 6 марта 1524 года.

Внутренняя борьба мамлюкских группировок, а также их противостояние Стамбулу продолжались несколько столетий. В начале XVIII века в Египте установилась мамлюкская система правления, просуществовавшая до французской оккупации Египта в 1798 году.

В 1801 году французский экспедиционный корпус капитулировал перед коалицией войск Англии, России и Османской империи. Египет формально вернулся под юрисдикцию Османской империи, что было указано в Амьенском мирном договоре 1802 года.

Наряду с негативными последствиями военного вторжения французов экспедиция Наполеона дала мощный толчок к развитию многих сфер египетской жизни, в том числе военной сферы: появились новые виды вооружений, изменилась тактика ведения боя и т. д. Был нанесен удар многовековому военному засилию мамлюков, на волне перемен выплыл новый молодой лидер албанец Мухаммед Али (1805-1848). Он попал в Египет будучи офицером албанского контингента, боровшегося в составе османских войск против французов. Успешный военачальник, в 1803 году он стал фактическим правителем Египта.

Положение еврейского населения при мамлюках можно охарактеризовать как нестабильное. В годы правления Мухаммеда Али и его преемников оно начало меняться к лучшему, что было связано с реформами и модернизацией многих сторон жизни египетского населения в целом. Старый строй в Египте был подорван французской оккупацией. Мухаммед Али оказался перед необходимостью реорганизации войск, налоговой системы, экономики. Конечно, некоторое изменение условий жизни евреев к лучшему не означало, что их статус существенно повысился. Их продолжали притеснять, но теперь их жизнь и собственность защищал закон. Они уже не столь безысходно зависели от исламских религиозных норм в трактовке властей предержащих, что привело прежде всего к численному росту общин Египта. Точное число египетских евреев до конца XIX века неизвестно.

Согласно местным источникам, относящимся к началу XIX века и подтвержденным современными исследованиями, в первой половине столетия в Египте насчитывалось примерно семь тысяч евреев. Этой цифры придерживался в 1840 году французский врач Клот-бей.

Британский ориенталист Эдвард Уильям Лэйн провел в Египте много лет. Он оценивал численность еврейских общин в 1834 году примерно как пять тысяч человек, когда все население страны составляло два миллиона человек. Возможно, в промежутке между 1834-м и 1840 годами еврейское население численно столь заметно возросло, но есть предположение, что Клот-бей включал в свои данные 1200 караимов, которых Лэйн мог пропустить.

В 1882 году была проведена официальная перепись населения. В общей цифре населения Египта, составлявшего 9 806 381, немусульмане были в значительном меньшинстве. Рост численности евреев, живших в Египте между 1897-м и 1917 годами значительно опережал процент роста других групп египетского населения, что видно из данных таблицы.

Такой рост еврейского населения в Египте в этот период объясняется прежде всего увеличением иммиграции из-за преследований в Восточной Европе и Марокко. В 1858 году иностранцам было разрешено приобретать землю, правительство также создало условия для иностранных инвестиций в Египет. В годы правления Исмаила-паши (1863-1879) иностранные инвесторы вкладывали немалые средства в экономику страны. Среди них было много евреев.

Большая часть еврейского населения постепенно сосредотачивалась в Александрии и Каире. В последнем к 1830 году насчитывалось около трех тысяч человек, тогда как вся египетская община составляла, по некоторым данным, до 30 тысяч человек, что на порядок превышает цифры, указанные Лэйном и Клот-беем.

Занятия египетских евреев были традиционными: торговля, финансы, ювелирное дело, ремесла. В более ранний период прибыльными занятиями считались ростовщичество и обмен денег. При этом в странах Востока, в Египте в частности, значительная часть еврейского населения была очень бедна. Многие из них выживали за счет общественных пожертвований. Широко была распространена мелочная торговля фруктами, москательными и другими товарами.

Клот-бей деятельность евреев считал "требующей чрезвычайных усилий, когда успех достигается огромным трудом и чрезвычайным риском". Он сам видел неоднократно, как еврейские разносчики подвергались нападениям и грабежам. Были случаи убийства торговцев-евреев на пути из Каира в другие города.

Столь прибыльное дело, как ювелирное искусство, также не давало стабильного дохода. В 1876 году местные власти конфисковали золото еврейских ювелиров, и только после вмешательства иностранных консулов оно было возвращено владельцам. Даже в период британского правления, с 1882 года, когда британские консулы, казалось, были всевластны, странствующие по стране золотых и серебряных дел мастера могли быть ограблены и убиты. В XIX веке европейская торговля в Египте почти целиком была монополизирована христианами. Но на местных базарах евреи держали лавки. Они торговали в розницу фруктами, хлопком, табаком, шелком и другими тканями, а к концу XIX века и сахаром. В этот период они занимались маклерством, включились в торговлю сувенирами и античными раритетами, прежде всего в Каире. Деятельность евреев-менял получила новый импульс от развития туризма.

В последние годы правления хедива Саида (1854-1863) главным менялой Египта был назначен богатый еврей Яков Каттави, поскольку прежде он занимался откупом таможенных сборов. Его новое назначение не вполне соответствовало традиционному занятию менялы. Он скорее стал главным банкиром.

Документы британского консульства упоминают о евреях-красильщиках шелка в Каире, а в Александрии о прядильщиках шелка. Они занимались также пошивом одежды, изготовлением сигарет, ритуальным забоем скота и торговлей мясом, в основном для нужд общины.

Улучшение образования еврейских детей во второй половине XIX века значительно расширило их возможности в выборе профессий. Они уже служат клерками в местных или иностранных коммерческих предприятиях, в иностранных консульствах, в египетских гражданских учреждениях. Евреи занимали высокие посты в министерстве финансов, они были влиятельными чиновниками и в других министерствах (Юлиус Блюм, Селигман, Виктор Харари, Эфраим Адех, Марк Хаим Бьялос). Высокое положение много лет занимали семьи Каттави, Менасес и другие.

В последней четверти XIX века, когда набирало силу движение египетского арабского национализма, некоторые евреи-банкиры, пользовавшиеся иностранной протекцией, оказывали националистам финансовую поддержку. К ним примкнул журналист, писатель и драматург Якоб Сануа.

В концу XIX века постепенно увеличивался слой предпринимателей-евреев, чьи капиталы, труд и связи обеспечили значительный вклад в экономику Египта. Появляется западноориентированная интеллигенция: правоведы, агрономы, художники, клерки.

Евреи финансировали железнодорожное строительство. Богатые семьи Каттави и Менасес владели предприятием по производству сахара в Хельване. Мандельбаум и Хоровиц имели сигаретные фабрики близ Александрии.

В начале XX века в менеджменте крупных египетских фирм, связанных с сельским хозяйством на больших территориях, были заняты выходцы из богатых еврейских семей Каттави, Харави, Роло, Адек, Моссери, Суарец.

Капиталы богатых еврейских семей в Египте в основном были созданы к концу XIX века, раньше они не могли играть сколь-нибудь заметную роль в банковском деле. Их деятельность долгое время ограничивалась участием в работе филиалов европейских банков, созданных еврейским капиталом. Успешное экономическое развитие позволило евреям получить позиции в менеджменте таких финансовых учреждений, как Англо-Египетский банк, Сельскохозяйственный кредит, Лионский кредит и других. Еврейские торговые компании первыми установили тесные деловые отношения с зарубежными компаниями и фирмами. Особый статус евреев в финансовой деятельности Каира отмечали иностранцы, сообщавшие, что во время больших еврейских праздников таможня, обменные пункты и ряд крупных банков закрывались.

Но экономический рост сопровождался значительным повышением стоимости городской земли и ренты, цен на продовольствие и другие товары. Это обогащало собственников земли, но разоряло людей, не имевших большого достатка. Корреспондент одной из каирских еврейских газет Бенцион Тараган писал в 1906 году: "Приток иммигрантов ведет к увеличению ренты, что разоряет ремесленников и разносчиков, странствующих в поисках заработка. Им трудно платить ренту, составляющую до трети и даже до половины их заработков. Бедные разоряются, но сундуки богачей пополняются…" Нарастало социальное напряжение в бедных слоях еврейского населения. Вскоре к этому добавился кризис банков и меняльных контор в 1907 году. Он задел всю общину - и богатых и бедных, потерявших свои сбережения. Многие потеряли работу. Акции и другие ценные бумаги утратили значительную часть стоимости. Все же традиционный обмен денег сохранялся и в первой половине XX века.

В Египте, как и во многих других странах, евреи выживали не благодаря, а скорее вопреки местным условиям, вопреки враждебности и презрению местного населения, рассматривавшего их статус как низший, нередко притеснявшего и просто грабившего их. В период британской оккупации они получили формально правовое равенство с остальным населением. Однако на их реальном общественном положении это почти не отразилось, поскольку мусульмане и христиане отнюдь не изменили своего к ним отношения как к людям низшей категории.

Помимо религиозной дискриминации, имевшей длительную традицию и в христианстве, и в исламе, евреев презирали как лиц, не имевших собственного государства, то есть убежища, где они могли бы спастись в случае нужды, и которое бы их защищало. Евреи не служили в египетской армии, а платили налог за освобождение от воинской службы, что осуждалось местным обществом.

Копты, составлявшие в Египте значительное христианское меньшинство, также норовили унизить евреев. Им запрещалось приближаться к коптским церквам, даже если была необходимость по дороге пройти мимо. К тому же между этими двумя этно-конфессиональными группами существовала экономическая конкуренция в крупных городах. Они соперничали в финансовой сфере и в торговле.

Мусульмане, составлявшие подавляющее большинство египетского населения, на протяжении нескольких столетий враждебно относились к евреям. Однако и французская оккупация Египта была для них чрезвычайно тяжела. Французы обложили население, евреев в том числе, большим налогом. При Мухаммеде Али евреи и христиане платили весьма обременительный единый налог - джизье. От этого налога они были освобождены Саидом-пашой. Но когда этот правитель остро нуждался в деньгах, он их собирал со всего населения, включая евреев.

В Европе изменение статуса евреев к началу XX века было связано с постепенным изменением культурных стереотипов, все больше отходивших от религиозных предрассудков при нараставших процессах индивидуализации сознания во многих странах. В мусульманских странах же сохранялось общинное религиозное сознание, которое не способно и сегодня, за редчайшим исключением, на сколь-нибудь критическое отношение к религиозным традициям и вековым предрассудкам.

Если арабы бранились между собой и желали больнее уколоть оппонента, они называли его "ибн яхуди" ("сын еврея"), причем с чрезвычайно резкой и презрительной интонацией. Иногда евреям приходилось из-за угрозы или реальных преследований покидать и Каир, и Александрию.

Следует заметить, что подобная враждебность к евреям далеко не всегда являлась результатом зависти. Многие евреи были бедны. Иногда им приходилось просить помощи у более зажиточных единоверцев за рубежом. В 1844 году евреи обратились с такой просьбой к Совету британских евреев Лондона. Сходное обращение к зарубежным единоверцам поступило в 1882 году, когда около двух тысяч неимущих евреев Александрии вынуждены были бежать на Мальту, спасаясь от бунта против иностранцев.

Евреи следовали принятой во всех странах Востока практике меньшинств, будь то религиозных или этнических, всеми силами старавшихся выглядеть как можно беднее и незаметнее. Иностранцы, посещавшие Египет, описывали перенаселенность, тесноту, грязь и крайнюю бедность еврейских кварталов. Даже дома богатых людей имели маленькие окна, были неказисты, весьма схожи с строениями бедных. Конечно, в условиях мусульманского мира, где собственность, чья бы то ни было, а особенно чужаков, не была защищена законом и традицией, бедность большинства населения становилась неизбежной. Но даже те, кто что-то имел, старался в мусульманском окружении выглядеть неимущим.

В XIX веке евреи-мужчины носили турецкую феску, а женщины - покрывало. Несколько позднее они приняли европейский стиль одежды. Что касается йеменских евреев, поселившихся в Египте, то они и в манере одеваться и в поведении были похожи на египтян-мусульман.

Нападения на евреев, осквернение еврейских кладбищ случались и в начале XX века. Они были беззащитны и при местных, и при британских властях.

Одним из способов как-то обеспечить свою жизнь была иностранная протекция. Многие старались получить гражданство какой-либо европейской страны, поскольку в этом случае они пользовались экстерриториальностью по условиям режима капитуляций. Капитуляции давали им значительные привилегии. Они были неподсудны местным властям, которые не могли причинить им ни личного, ни имущественного ущерба; не могли их арестовать, конфисковать собственность, наложить повинности.

Государство, чье подданство приобретал египетский еврей, защищало его интересы, оказывало подчас содействие в делах, требовало возместить причиненный ущерб, если такое случалось.

Получить иностранное подданство было очень трудно, но все богатые еврейские семьи в Египте его добивались. Египетские власти, как и власти Стамбула, всячески препятствовали приобретению иностранного подданства жителями своих земель. Они не хотели распространения иностранных норм юрисдикции и привилегий на собственных подданных, что неизбежно вело к конфликтам. По этому поводу и Мухаммед Али в конце своего правления и его сын и преемник Ибрахим-паша спорили с иностранными консулами. Однако число иностранных подданных в Египте постоянно росло, особенно во второй половине XIX века. Иностранная протекция давала и большие экономические преимущества.

Чаще всего евреи пытались получить протекцию Австро-Венгрии, Италии, Франции и Великобритании. Протекция Австро-Венгрии была доступнее, нежели подданство других стран. Община ашкеназов довольно широко пользовалась этой возможностью, оказавшейся, однако, палкой о двух концах. В один совсем не прекрасный день австро-венгерский консул обязал всех подданных монархии присоединиться к австрийской армии во время итальянской кампании.

Консул этой империи присутствовал на церемонии освящения и открытия новой еврейской школы в Александрии. Влиятельные члены александрийской общины получили приглашение на празднование юбилея императора Франца Иосифа. Позднее число лиц, которым предоставлялась протекция Австро-Венгрии, также было значительно сокращено.

При получении подданства Франции для евреев - выходцев из Алжира и их потомков существовал облегченный порядок. Гораздо строже подходили к выдаче документов в британском консульстве, где тщательно проверяли бумаги евреев, утверждавших, что они прибыли в Египет из британских владений: Индии, Мальты, Гибралтара и других.

Даже в относительно стабильный для них период британского правления (при формальном сохранении верховной власти османского султана) евреи не могли не думать о том, что с ними будет, когда британскому правлению придет конец. Некоторые ухитрялись использовать иностранную протекцию для защиты от бейт дина.

Реформы, проводимые властями Каира и Стамбула в XIX веке, постепенно приближали эти страны к европейским нормам жизни. Согласно данным за 1897 год, около половины египетских евреев, то есть 12507 человек из 25200 числились иностранными подданными. Притом многие из них прибыли в Египет в последней трети XIX века. В XX веке ситуация изменилась. Евреи все больше довольствовались лишь египетским подданством. Но память о пережитых невзгодах была еще очень сильна. В 1901 году сионистское общество "Бар Кохба" одобрило намерение евреев искать итальянской или британской протекции. В 1917 году в еврейской общине Египта 34601 человек из 59581 числились иностранными подданными. И такое соотношение почти не менялось вплоть до конца первой мировой войны, когда Египет добился независимости. Значительная часть египетских евреев боялись быть зачисленными в категорию иностранцев. Они опасались реакции арабских националистов, не сулившей им ничего хорошего. Тем не менее в 1927 году 31230 человек из 63550 еврейского населения были гражданами или подданными других государств, то есть около половины. И лишь к 1937 году это количество сократилось до одной трети.

В османскую эпоху центральные власти не препятствовали перемещению евреев в пределах империи. А им приходилось менять города и страны в поисках менее жестких условий жизни. Потомки бежавших от преследований в XV-XVI веках в Османскую империю из Италии, с острова Корфу и других европейских территорий захотели вернуть себе прежнее подданство спустя несколько поколений.

В середине XIX века в Александрии насчитывалось 150 еврейских семей, имевших итальянское подданство и 200 таких семей в Каире. В той же Александрии было 500 еврейских семей без иностранной протекции.

Внутренние проблемы египетских евреев, расколотых на местных восточных, итальянских и других иностранных подданных, в основном ашкеназов, не всегда умевших достичь взаимопонимания, вызывали конфликты между общинами.

Итальянские представители в Египте обеспокоились, когда Италия стала объединенным государством, что итальянские подданные-евреи начали искать покровительства Австрии, давнего врага итальянцев. Из-за этого влияние Италии в Египте слабло.

Конфликты и напряженность в отношениях противостоящих одна другой общин сефардов и ашкеназов Каира и Александрии возрастали и в начале XX века. Общины ашкеназов обоих городов пополнились с прибытием большого числа иммигрантов из Румынии, которым обычаи евреев восточных общин казались более чуждыми, чем местным, уже свыкшимся с ними ашкеназам. Румынские евреи в 1900-1901 годах отправляли письма из Каира и Александрии в Париж с жалобами на местных сефардов, с которыми у них было мало общего. Последние же обвиняли ашкеназов в полном отсутствии какого-либо стремления к солидарности.

Взаимное недоброжелательство и соперничество имели место вплоть до первой мировой войны, а затем эти тенденции пошли на убыль в силу нескольких обстоятельств. Во-первых, поскольку смешанные браки евреев с неевреями в то время были еще чрезвычайной редкостью, то к началу XX столетия постепенно увеличивается число браков между ашкеназами и сефардами на фоне заметного сокращения еврейского населения в Египте после мировой войны. Во-вторых, в этот период еврейские общины страны вынуждены были сплотиться для защиты своих интересов.

Как говорилось выше, наиболее многочисленные общины издавна обосновались в Каире и Александрии. В Каире на протяжении всего XIX века проживало от трех до четырех тысяч человек. К 1882 году еврейские общины этого города насчитывали уже около пяти тысяч, а в 1917 году - 29 с лишним тысяч человек. Они традиционно селились в отдельных непрестижных кварталах. По отзывам иностранцев, это были небольшие грязные кварталы с тесными, узкими улочками. Британский ориенталист Лэйн писал, что евреи регулярно давали взятки мухтасибу (инспектор рынка), чтобы иметь возможность продавать свои товары по более высоким, чем требовали власти, ценам. В XIX веке евреи всячески пытались привлечь покупателей, особенно туристов, ассортиментом и качеством товаров. Многие евреи Египта свободно говорили по-арабски, на ладино, идише, итальянском. В XIX веке они могли уже носить одежду, не выделявшую их из массы местного населения, что нередко вызывало раздражение. Конечно, в новом статусе евреев больше всего мусульман раздражала успешная конкуренция в мелком и крупном бизнесе. На этой почве нередко обострялись давние конфликты. В 1844 году евреев обвинили в ритуальном убийстве. Это было проверенное и весьма распространенное средство расправы с евреями. Однако хорошо знавший цену подобным обвинениям Мухаммед Али не допустил насилия и добился правды в этом деле. Клеветники были найдены и наказаны.

Во второй половине XIX века богатые еврейские семьи уже не жили в убогом еврейском квартале. Они переместились в более престижные районы Каира, но места в их прежнем обиталище быстро заняли бедные вновь прибывшие иммигранты. Постоянная перенаселенность квартала объяснялась и тем, что у восточных евреев женатые дети обычно никуда от родителей не уезжали и продолжали жить вблизи от них. В 1920 году в этом квартале обитало около трех тысяч человек. Они жаловались на перенаселенность, грязь, болезни. Посетивший квартал журналист из Европы так описывал увиденное: "Наши единоверцы живут в невероятной скученности в домах с комнатками-клетушками. Тесные, узкие, извилистые улочки грязны, смрадны, завалены мусором. В душных мастерских, спина к спине, почти без солнечного света эти люди день-деньской без нормального сна и отдыха стремятся выжить в страшной борьбе за существование. Их обычное питание - хлеб и немного бобов". Похожие описания оставили и другие авторы XIX века. Почти никто из них не писал о евреях, покинувших этот квартал, получивших свободные профессии или занявшихся бизнесом.

По преданию, другая крупнейшая община Александрии существовала там со времен Второго Храма. В начале XVIII века этот город приобрел особое значение, поскольку был портовым. Туда начали прибывать евреи из Розетты, Дамиетты и Каира примерно с 1750 по 1775 годы. Это были рыбаки, морские торговцы, ремесленники. Селились на восточном побережье города. Это пополнение общины Александрии было приостановлено землетрясением, случившимся в конце XVIII века. В XIX столетии еврейская иммиграция в город продолжилась. Среди вновь прибывших были выходцы из Греции, из других регионов Османской империи. В 1805 году в Александрии было несколько сот евреев, а в 1847-м прибывшие составили уже 1200 человек. С середины XIX века и до его конца численность общины возросла с двух до десяти тысяч. Эти люди не избежали преследований, зависти, кровавого навета, хотя они, как и их каирские единоверцы, играли большую роль в местной экономике.

Александрия с ее пестрым населением была самым космополитичным городом Египта, воротами в Европу. Влияние европейской культуры на еврейскую общину здесь было наиболее заметным. Ее члены общались с такими организациями, как "Всеобщий еврейский альянс", "Бней Брит" и другими.

В середине XIX века евреи Александрии все еще жили в изолированном квартале, причем восточные и европейские евреи жили обособленно. Занимались, в основном, мелкой торговлей.

В конце XIX - начале XX веков возросла численность еврейских общин. Теперь евреи селились и в других районах города, включая самые престижные. Их занятия стали более разнообразными. Среди них появились правоведы, врачи, люди свободных профессий, бизнесмены.

Общее повышение статуса евреев Александрии и рост их значения в финансовой сфере экономики не в последнюю очередь происходили за счет прибытия в город состоятельных и образованных европейских евреев. С середины XIX века довольно активно развивается в Александрии школьное образование. В 1854 году были открыты школы "Талмуд Тора". Сначала их было две. Учеников в обеих школах было немного, и они объединились в одну. Известно, что в мае 1857 года школу Талмуд Тора посещали 78 учеников.

В 1862 году в небольших помещениях были открыты первые школы для девочек. Такие школы могли посещать лишь немногие, поскольку обучение было платным. В 1865 году богатые члены александрийской общины передали значительные суммы на строительство и содержание новой школы. Другие передали пожертвования на одежду для учеников из бедных семей, а также на школьные принадлежности. Первые еврейские школы были созданы на пожертвования богатых членов общины. Было организовано школьное образование за небольшую плату, а для самых бедных и вовсе бесплатно.

Одна из школ "Талмуд Тора" была построена на морском побережье. В школе большое внимание уделялось изучению языков в ущерб другим дисциплинам. В программе предусматривалось одновременное изучение нескольких языков: древнееврейского как языка священных текстов, арабского - разговорного языка страны пребывания, французского как средства общения в деловом мире и культуре, итальянского - языка, на котором в Египте говорили многие европейцы. Несмотря на критику школьной программы, она просуществовала до первой мировой войны.

В школе для девочек в конце XIX - начале XX века обучалось 130 учениц. Их обучали итальянскому языку, шитью и другим рукоделиям.

В феврале 1897 года были открыты специализированные школы для девочек, где обучали швейному делу, и для мальчиков, которых обучали навыкам торговли и плотницкому ремеслу.

Финансовую помощь школам оказывал "Всеобщий еврейский альянс". При его содействии мальчиков начали обучать кузнечному ремеслу и резьбе по мрамору. Детей в этих школах обучали и арабскому языку.

Плата за обучение постепенно снижалась и стала доступной многим семьям. Возрастала эмиграция ашкеназов из Восточной Европы. Открывались новые школы. В 1885 году в Александрии барон Якоб де Менасес основал частную школу. Это было большое здание в пригороде с садом и спортивными сооружениями. Школу посещали 139 учеников.

В отличие от общинных религиозных школ, школа Менасеса была светской. Большинство ее учителей были католиками, еврейских предметов осталось мало. Секулярные занятия были оторваны от реальности, от потребностей жизни в Египте. В школе не изучали ни египетскую историю, ни египетскую географию. Вместо этого ученики изучали историю и административное устройство Франции со множеством имен и дат.

В школе для девочек, основанной семьей Менасес в 1892 году, помимо рукоделия, обучали древнееврейскому, английскому и итальянскому языкам. Число учащихся возрастало. В 1916 году их было 365.

В Каире также были школы, открытые на пожертвования. Согласно оценке египетского министерства внутренних дел, в Каире из восемнадцати школ четыре были еврейскими. Их посещали в 1872 году 155 учащихся, а в 1875 году их число достигло 225.

В 1884-1885 годах в школах "Талмуд Тора" в Каире обучалось 175 мальчиков и столько же девочек. В программе предусматривалось изучение древнееврейского, арабского, итальянского и французского языков. Последний был языком обучения. Стандарт образования считался довольно высоким. Однако посетивший школы в конце XIX века инспектор Альянса Бенедикт, а в 1904 году прибывший в Каир президент Англо-еврейской ассоциации Клод Монтефиоре отметили невысокий уровень обучения. Возможно, этот уровень падал, либо требования инспекторов оказались завышены.

В Каире были и профессиональные школы, в которых обучали шитью, сапожному и плотницкому делу. В 1892 году при поддержке местного отделения "Бней Брит" была открыта школа Маймонида, где в пяти классах обучались 130 учеников на французском языке. В школе также преподавали древнееврейский, арабский и английский.

В конце XIX - начале XX веков в Каире появились сионистские организации, которые открыли свою школу. Вначале ее посещали 100 учащихся, позднее их число достигло 290 человек обоего пола.

Из-за отсутствия необходимого финансирования школа постепенно пришла в упадок. К 1903 году в ней осталось 40 учеников, остальные перешли в школу Альянса и в миссионерские учебные заведения. Школ не хватало. Из-за этого дети из еврейских семей обучались и в нееврейских школах, включая христианские миссионерские. По какой-то, очевидно другой причине, сын главного раввина Александрии посещал нееврейскую, хотя и не миссионерскую школу. Вообще же обучение детей из богатых семей в нееврейских школах было довольно распространенным явлением, что весьма не одобрялось ортодоксальными членами общины.

В XIX веке христианские миссионеры активно пытались привлечь еврейское население к своей религии. Используя обращенного еврея Лурию, в 1847 году попечительский совет одной из протестантских школ объявил о льготном приеме еврейских учеников. Однако им удалось обратить в христианство очень немногих.


Еврейская община в Александрии, начало XX века
Представители англо-еврейской ассоциации в Александрии сообщали, что треть еврейских детей школьного возраста не посещали регулярно школу, десять еврейских школ города посещали 453 мальчика и 44 девочки, четырнадцать секулярных нееврейских школ посещали 233 мальчика и 184 девочки, еще шесть католических школ посещали 42 еврейских мальчика и 58 девочек. Такую ситуацию разъяснила публикация в еврейской газете "А-Магид" в Александрии 1888 года. В ней сообщалось, что учителя еврейских школ Египта не говорят ни по-немецки, ни на идише, а дети иммигрантов-ашкеназов не знали никаких других языков. Поэтому ашкеназы предпочитали посылать своих детей в миссионерские школы, где обращенных в христианство детей учили также и идишу.

В 1893 году александрийское отделение "Бней Брит", желая воспрепятствовать наметившейся тенденции обращения еврейских детей, открыло профессиональные дневную и вечернюю школы. Спустя четыре года эта же ассоциация основала еще одну школу в Порт-Саиде. Помимо школы "Талмуд Тора", были открыты еще и курсы древнееврейского языка. Но и это не решило проблему, поскольку миссионеры настолько активизировались, что приходили в еврейские школы и пытались привлечь учеников разнообразными льготами. Некоторые родители поддавались на такие посулы.

Период XIX и начало XX века был временем больших перемен в истории Египта. Он все больше становился ареной столкновения интересов европейских держав. Процессы модернизации страны ускорились. В них было вовлечено не только основное мусульманское население, но этно-религиозные меньшинства. Хотя они все еще были изолированы друг от друга, имели собственные религиозные институты, собственную общинную организацию, школы и правовые системы, но постепенно эти грани становились менее жесткими, а контакты между ними возрастали. Конкуренция евреев в основном с христианами сирийцами, греками, итальянцами в торговле, бизнесе, банковском деле оставалась ожесточенной, но уже не принимала столь экстремальных форм, как раньше.

Возраставшая в этот период еврейская иммиграция привела к тому, что еврейское меньшинство стало третьим по численности после мусульман и коптов. Британская администрация давала евреям относительную безопасность, что благоприятно сказалось на положении общин. Но все это закончилось с уходом англичан.

Сионистские организации пытались вовлечь в свою деятельность местных евреев примерно с конца XIX века и до первой мировой войны, но без особого успеха. Их пассивность объяснялась стабильностью и относительным процветанием под британским управлением.

Формально Египет входил в состав Османской империи до первой мировой войны. С 1882 года он продолжал считаться османской провинцией, находившейся под "временной английской оккупацией". Фактически же вся власть в стране принадлежала генеральным консулам Великобритании.

В начале первой мировой войны, несмотря на то что Египет все еще считался частью Османской империи, египетское правительство по требованию английских властей 5 августа 1914 года порвало отношения с враждебной Великобритании коалицией государств и призвало население Египта оказывать Англии всяческую помощь. 2 ноября 1914 года после вступления Турции в войну на стороне Германии в Египте было объявлено военное положение. 18 декабря 1914 года Англия объявила об отделении Египта от Османской империи и о переходе этой страны под британский протекторат.

Опубликовано в газете "Еврейское слово", №475

Читайте также