Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
+31+25

Мнения

А
А

Постмодернистский джихад против евреев

Война с коронавирусом, которая, казалось бы, должна была сплотить человечество перед лицом общей опасности, неожиданно, напротив, обострила существующие конфликты.

26.07.2020
Источник: Детали
Фото: Getty Images / Majid Saeedi

После первоначального шока враждующие стороны вновь вернулись к прежнему противостоянию, причем конфликт Ирана и Израиля носит для обеих стран экзистенциальный характер.

В недавнем обзоре Центра стратегических исследований им. Бегина-Садата опубликована статья доктора Резы Парчизаде из Университета Пенсильвании о причинах иранского джихада против евреев. Он - выпускник Тегеранского университета, так что знаком с темой из первых рук.

Подход исламистского режима Ирана к Израилю не основан на рациональном анализе затрат и выгод, распространенном в политике на Западе и в большей части остального мира. Скорее, это апокалиптическое отношение, принявшее форму антисемитизма эпохи постмодерна. На взгляд эксперта, "современный вид антисемитизма насаждается глобальным конгломератом исламистов и левых, которые ставят целью уничтожить Израиль. BDS - самое вопиющее проявление этого брака по расчету, но антиизраильские связи исламистов и ультралевых имеют глубокие корни в истории середины прошлого века".

В разгар 1960-х годов, эпоху насеризма, многие иранские исламисты и левые отправились в Сирию и в Ливан, чтобы, с одной стороны, сражаться с Израилем, а с другой - разделить судьбу шиитского населения. Когда король Хусейн изгнал из Иордании Ясира Арафата и ООП, террористы обосновались в Ливане. Именно там радикальные иранские исламисты и левые, стремившиеся уничтожить Израиль, объединились с Арафатом и вступили в борьбу с прозападными и произраильскими христианами-маронитами. Это привело к разрушительной гражданской войне в Ливане (1975-1990), которая была самой продолжительной гражданской войной в современной истории Ближнего Востока.

Как отмечает эксперт, гражданская война в Ливане оказалась одним из ключевых факторов, приведших к власти режим аятолл в Иране. Участие в этой войне закалило исламистов, которые использовали приобретенные стратегические и военные навыки, чтобы свергнуть поддерживаемый Западом режим шаха. Во время и сразу после революции 1979 года в Иране именно участники ливанских событий сформировали "левое крыло" молодой исламской республики, ставшее известным как "Линия имама" из-за их близости к Хомейни. Они стали ядром антиизраильской и антизападной группировки, заинтересованной в "экспорте революции" любой ценой.

Именно эта группировка организовала визит Арафата в Иран, где Хомейни дал обещание безоговорочной поддерживать его борьбу против Израиля. В начале 1980-х годов, также благодаря их активности, с помощью Корпуса стражей исламской революции была создана "Хизбалла". Со временем, в основном идеологическая антипатия исламистского режима к Израилю переросла в грандиозную политическую стратегию по созданию исламской империи на Ближнем Востоке и за его пределами.

Для реализации давних устремлений "возрождения Дар эль-Ислам" ("Дома ислама"), которое началось с Хомейни и продолжалось более системно при Хаменеи, Исламская республика использует юдофобию как стратегический рычаг для продвижения своих целей среди стран с мусульманским большинством в регионе и левых политических движений на Западе.

Исламистский режим использует ненависть к Израилю, как точку сближения мусульманских фанатиков с левыми для продвижения плана идеологического и территориального экспансионизма на Ближнем Востоке, а также для укрепления своего влияния на Западе.

Исламистский режим не считает свою часто повторяемую фразу "Израиль нужно стереть с лица земли" лишь слоганом. Для него это - принципиальная точка зрения. Именно иранский режим в 2006 году заставил "Хизбаллу" обрушить на Израиль более 4000 ракет в течение одного месяца, что нанесло серьезный ущерб городам на севере Израиля и привело к смерти 165 израильтян.

За прошедшее десятилетие режим аятолл воспользовался гражданской войной в Сирии, чтобы угрожать Израилю беспилотниками и ракетами. В последнее время Тегеран пытается атаковать еврейское государство с помощью изощренных кибератак. Иранские хакеры устроили атаку на израильскую систему управления водными ресурсами, чтобы повысить содержание хлора в общенациональном водоснабжении с целью вызвать массовое отравление израильских граждан.

Совсем недавно по случаю "дня Аль-Кудса" верховный лидер, страстно призывая всех мусульман к джихаду против Израиля, использовал нацистскую фразу "окончательное решение", чтобы описать судьбу еврейского государства.

Как отмечает аналитик, "исламский режим в Иране, как по глубоко укоренившимся идеологическим причинам, так и по масштабным стратегическим целям, одержимо отрицает Израиль и стремится к его полному уничтожению". По его мнению, режим, даже находясь под "максимальным давлением", не изменит своего поведения, ибо отрицание права Израиля на существование имеет принципиальное значение для его природы. Любая попытка "нормализовать" исламистский режим без учета присущей ему ненависти к Израилю не снимает угрозы существованию еврейского государства.

Как замечает доктор Парчизаде, "чтобы остановить режим аятолл раз и навсегда, Запад должен создать последовательную и надежную стратегию по замене исламистского режима в Иране либеральной демократией. Эта грандиозная стратегия еще не разработана".

С нашей стороны отметим, что эту стратегию вряд ли удастся разработать, находясь в привычных парадигмах западного мира. В прошлом, аналогичный подход удался в отношении Германии и Японии. Но успех был достигнут благодаря тому, что Германия сама относилась к западному миру, а Япония была наиболее вестернизированной не западной страной.

Однако неудача в попытках либерализации большей части постсоветского пространства, затем провал "арабской весны", нынешний возврат Турции к исламизму и выявленная проблематичность самого либерального подхода показывает, что постановка задачи по замене иранского режима на либеральную демократию вряд ли может быть осуществлена. Превращение враждебного режима хотя бы в нейтральный, как это произошло с Египтом, Иорданией или арабскими монархиями Залива, выглядит более прагматичной задачей.

Читайте также