Гроздья гнева созрели
Фото:
Гроздья гнева созрели

Ядерные амбиции появились у Ирана еще до того, как клерикальная диктатура свергла в 1979 году монархию. Последний иранский монарх шах Мохаммед Реза Пехлеви сделал такой же вывод, когда Британия в 1968 году внезапно отказалась от всех своих геополитических обязательств к востоку от Суэца – от Сингапура до Суэцкого канала, включая Персидский залив и его нефть, которая питала большую часть западного мира.

Весь период времени после Второй мировой войны Pax Britannica в Персидском заливе обходился правительству Ее Величества в 40 миллионов долларов ежегодно.

Когда после решения Лондона образовался вакуум, его заполнили США со своей доктриной Никсона. А это, в свою очередь, привело к тому, что шаха назначили опекуном и защитником Персидского залива, вспомнив о славном прошлом Ирана.

На пике своей мощи в 500-х годах до н.э. Персидская империя завоевала Азию вплоть до реки Инд на востоке, а также Грецию и Северную Африку (включая Египет и Ливию) на западе. Шах легко поддался мании величия, как и его религиозные последователи, решившие повернуть время вспять.

В 1972 году шах предсказал своим журналистам, что когда-нибудь Иран станет полноправной ядерной державой, поскольку, согласно доктрине Никсона, Тегеран был призван удерживать Советский Союз и его иракского друга Саддама Хусейна от создания проблем в Персидском заливе.

Шах пояснил, что его вооруженные силы должны иметь возможность за половину суток отреагировать и сорвать любые попытки советского блока и его друзей по организации переворотов и заговоров в разобщенных и разделенных на то время эмиратах. Это заставило Иран приобрести Боинги-747 и огромные суда на воздушной подушке, которые использовались для переброски войск.

Если оглянуться назад, не понадобится особых усилий и дара воображения, чтобы понять: престарелые аятоллы готовы были приложить все усилия, дабы прибрать к рукам самое грозное оружие на планете.
 
В 1987 году Пакистан и Иран подписали секретное соглашение о «мирном ядерном сотрудничестве», которое было лишь прикрытием, позволявшим иранским ученым пройти в Исламабаде подготовку по созданию и использованию центрифуг.

В 1992 году Пакистан начал сотрудничество с Северной Кореей по ракетам – в обмен на предоставление секретов изготовления ядерного оружия. Это привело к появлению у Пакистана ракеты Ghauri, ставшей копией северокорейской ракеты No Dong.

У знатоков никогда не было никаких сомнений в том, что целью Ирана является обретение ядерного оружия, хотя сам Тегеран это постоянно отрицал. Пять из девяти ядерных держав нашего мира находятся в непосредственной геополитической близости от Ирана: Россия на севере, Израиль на западе, Пакистан с Индией на востоке, а 5-й флот США (с тактическим ядерным оружием) на юге.

Многие израильтяне пришли к выводу о том, что главной мишенью для иранских аятолл станет еврейское государство. Но если иранские руководители не лишились полностью способности здраво мыслить, они должны понимать, что Израиль способен превратить их страну в пепел, загнав ее обратно в каменный век.

В правящих кругах Израиля есть люди, выступающие за упреждающий удар. Три недавно ушедших в отставку руководителя израильских разведслужб, таких как Моссад, Шин Бет (контрразведка) и военная разведка, публично и гневно выразили свое несогласие с такой позицией. 
 
Они буквально повторили то, о чем в последние годы говорили три бывших главы Центрального командования США – генерал Энтони Зинни (Anthony Zinni), генерал Джон Абизаид (John Abizaid) и адмирал Уильям Фэллон (William J. Fallon) - а именно, что бомбить ядерные объекты Ирана было бы роковой геополитической ошибкой.

У возглавляющего сегодня ЦРУ генерала Дэвида Петреуса (David H. Petraeus), тоже были серьезные возражения на сей счет, когда он командовал Центральным командованием с 2008 по 2010 год.

Во-первых,  у Ирана был запас времени в несколько  лет, чтобы закопать поглубже в землю свои самые важные и секретные ядерные объекты. Во-вторых, израильским истребителям-бомбардировщикам едва-едва хватит радиуса действия, чтобы долететь до одной или до нескольких ядерных установок в Иране. А дозаправку в воздухе придется производить в небе над Турцией, Иорданией, Ираком или Саудовской Аравией.

Бывшие командующие Центкомом и экс-руководители израильских спецслужб хорошо понимают, что Иран обладает огромными возможностями для нанесения асимметричного ответного удара. Одна бомба, упавшая на Иран – и цены на нефть могут подскочить до 300, а то и до 500 долларов за баррель. Иранские агенты из пятой колонны (так во время гражданской войны в Испании в 1936-1939 годах называли силы, которые действовали изнутри и склоняли население к оказанию помощи внешнему врагу) находятся повсюду, в любой точке Персидского залива.

В Бахрейне размещается штаб 5-го флота США. Там же вот уже год продолжаются столкновения между находящейся в меньшинстве суннитской королевской семьей и шиитским большинством населения, среди которого тысячи поддерживающих Иран бедняков.

Находящийся межу Оманом и Ираном Ормузский пролив это самое важное в мире «бутылочное горлышко», через которое ежедневно проходит 16 миллионов баррелей нефти. Это примерно 33 процента общемирового объема нефти, перевозимой морем, или 17 процентов всей продаваемой нефти в мире.

В среднем, ежедневно через этот пролив в восточном направлении проходят 13 супертанкеров с нефтью (каждый водоизмещением 150 000 тонн). Они направляются в Индию, Японию, Китай и Южную Корею, на 75 процентов обеспечивая потребности азиатских рынков. Транспортные каналы Ормузского пролива имеют 2 мили в ширину в каждом из направлений, и они разделены 2-мильной буферной зоной.

Иран срубит сук, на котором сидит, если потопит танкер в Ормузском проливе. Но у «Аль-Каиды» и ее филиалов не будет на сей счет никаких сомнений. Подойти ночью к супертанкеру на резиновой надувной лодке и прицепить на уровне ватерлинии пару магнитных мин это плевое дело для морских террористов.

Известно, что по настоянию Тегерана «Хезболла» в Ливане и ХАМАС в Газе обсуждали планы совместных ударов в случае ядерного нападения Израиля. 
 
Израильские политики утверждают, что не могут допустить первого ядерного удара по Израилю, чтобы затем нанести ответный удар. Прежде чем Израиль в ходе ответного нападения испепелит Иран, погибнут десятки тысяч израильтян, и будет уничтожен целый город.

Автор книги «The Nature of War: Conflicting Paradigms and Israeli Military Effectiveness» (Природа войны: конфликтующие парадигмы и военная эффективность Израиля) Рон Тира (Ron Tira) говорит о том, что «на следующем этапе Иран может бросить вызов Королевскому дому Саудов.   [Если он потерпит поражение], оставшаяся арабская оппозиция Ирану также может распасться».

А соглашение между Израилем и Палестиной – это даже не призрачный мираж на мрачном геополитическом горизонте. Вызвавшая огромную шумиху и широко разрекламированная «арабская весна», а также уход США из Ирака нарушили баланс сил, превратив Иран в доминирующего игрока, который сегодня «пытается дотянуться до Средиземноморья», говорит Тира.

Вот почему снова замаячила угроза упреждающего израильского удара по иранским ядерным объектам.

Арно де Борчгрейв - колумнист Washington Times и United Press International 

counter
Comments system Cackle