Серые кардиналы Кнессета
Фото: mnenia.zahav.ru
Серые кардиналы Кнессета

В Кнессете есть люди, которые редко появляются на телеэкранах, но оказывают серьезное влияние на политическую жизнь страны. В отличие от депутатов, их редко знают в лицо, их фамилии мало что говорят широкой публике, но именно они во многом определяют деятельность парламентских комиссий, мимо которых не может пройти ни один закон.

 

Как известно, каждую комиссию (всего их, действующих на постоянной основе, двенадцать, но есть также временные) возглавляет депутат. Это политическое назначение – он занимает свой пост в рамках соглашений, заключенных между партиями после выборов. Как правило, парламентарий не является специалистом в той сфере, которой занимается комиссия. По настоящему в этой области разбирается директор комиссии и штат ее сотрудников (обычно – от 5 до 10 человек).

Это не выборные должности, сотрудники – государственные служащие с нужным образованием и опытом работы. На них ложится вся рутина и, в первую очередь - подготовка документов, необходимых для рассмотрения той или иной проблемы, а также составление списков экспертов, которым предоставят возможность выступить на заседаниях. А директор комиссии, как правило, формирует повестку дня. Разумеется, председатель может изменить ее по своему усмотрению, но обычно он соглашается с доводами директора, чей стаж работы в комиссии может достигать нескольких десятков лет.

Традиционно, к наиболее "весомым" комиссиям относят три – по иностранным делам и обороне, финансовую и экономическую. Именно за право поставить туда своего председателя и ведутся основные битвы в период подписания коалиционных соглашений.

Вероятно, назначению Шмуэля Латко директором первой из них тоже предшествовали схватки в кулуарах, но об этом он предпочел не распространяться. Назначение было утверждено три года назад и сегодня Латко можно уверенно назвать человеком, которому известно самое большое число государственных тайн в Израиле.

Шмуэль Латко

 

По понятой причине, деятельность комиссии по обороне в наибольше степени закрыта от публики. Именно там проводится самое большое количество заседаний, куда не допускается пресса. Более того, не предается огласке даже факт существования некоторых подкомиссий. В состав самой комиссии входят депутаты из всех партий, но на уровне подкомиссий, чья деятельность непосредственно связана со спецслужбами, список сужается (на примере экс-депутата Азми Бшары, оказавшегося шпионом "Хизбаллы", ясно, что это - не лишняя предосторожность). Тем не менее, СМИ получают достаточно подробные отчеты о происходящем на заседаниях, это входит в обязанности Латко и на нем же лежит ответственность за то, чтобы по-настоящему секретная информация оставалась секретной.  

Деятельность экономической (директор - Лея Варон) и финансовой комиссий (директор - Тамир Коэн) гораздо более открыта и вызывает нешуточный интерес. Это совершенно понятно, если учесть, что экономическая комиссия, например, занималась реформой Земельного управления, отвечающего, среди прочего, за продажу участков под строительство (т.е. определяющего, сколько нам с вами придется заплатить за квартиру). А в финансовой комиссии утверждаются бюджет государства, размеры налогов и акцизов. В задачи директоров входит подготовка максимально объективных отчетов по каждому вопросу, который будут рассматривать комиссии. Не гарантия, что их содержание окажется для депутатов важнее политических соображений, но это уже совсем другая история.

Лея Варон

Тамир Коэн

 

Несколько слов о том, откуда берутся отчеты – ими занимается исследовательский отдел Кнессета, состоящий из 25 экспертов в различных сферах знаний. Как правило, их заключения готовятся на основе данных, полученных у израильских государственных учреждений. Иногда используются также сведения, полученные от правительств других стран. Далее по убывающей идут неправительственные организации и документы, полученные от заинтересованных сторон. В отчете обязательно указывается источник, из которого взяты цифры и факты, что позволяет депутатам оценить, насколько они заслуживают доверия.

Как правило, отчет состоит из 5-20 страниц, хотя в некоторых комиссиях правила жестче и текст не превышает 4-5 листов. Вместе с тем, off the records, сотрудники Кнессета говорят, что для большинства депутатов, состоящих в нескольких комиссиях, участвующих в пленарных заседаниях, официальных встречах и переговорах, максимальный объем сведений, который слуги народа способны усвоить перед заседанием, не превышает одной страницы.

В отличие от директоров, спикер Кнессета – должность выборная. Сейчас этот пост занимает депутат Реувен Ривлин ("Ликуд"). На встрече с журналистами он предпочел забыть о своей партийной принадлежности и говорить обтекаемо и мягко, в стиле, который, скорее, подобает президенту Израиля. Сам президент недавно сделал несколько заявлений, которые вызвали бурную реакцию в обществе, так как достаточно явно свидетельствовали о его симпатиях к левому лагерю. Возможно, Ривлину, которого прочат в преемники Шимона Переса, лучше удастся роль "отца нации". От вопроса, действительно ли он намерен завершить свою политическую карьеру президентством, Ривлин предпочел уйти, ограничившись словами о том, что после 22 января он хотел бы снова занять кресло спикера. Зато он не удержался от высказывания (правда, достаточно осторожного) в адрес СМИ, которые не видят крамолы в том, что нынешний президент подыгрывает одной из сторон в политическом диспуте.

Реувен Ривлин

 

Еще один вопрос, заданный корреспондентом "Мнений", на который спикер предпочел ответить уклончиво – "два государства для двух народов". Из пространного ответа следовало, что Ривлин является приверженцем "железной стены" Жаботинского. У классика, конечно, сказано: " Объем уступок арабскому национализму, на которые мы можем согласиться, не убивая сионизма, чрезвычайно скромен", но все-таки было бы интересно узнать, что кажется скромным одному из наиболее ярких израильских политиков наших дней. Впрочем, сегодня более внятный ответ на эту тему можно получить разве что от Нафтали Беннета, но не от депутатов из "Ликуда", так что предъявлять претензии к Ривлину не стоит – скорее всего, он просто следует партийной дисциплине.

Реувен Ривлин.

counter
Comments system Cackle