Еврейский дом не для всех евреев!
Фото: walla.co.il
Еврейский дом не для всех евреев!

Одно из направлений моих исследований – психология масс. Проходящая сейчас избирательная кампания дает немало интересного материала.

Пока можно оперировать только результатами опросов. Они заставляют обратить внимание на два феномена. Первый – это достаточно высокий рейтинг Ципи Ливни. Масса не любит политических лузеров. Если бы Ливни в прежние времена имела в своем политическом багаже громкие победы, можно было бы понять интерес к ней избирателей. Но она с тех пор, как заявила о своих претензиях на пост премьер-министра, только терпела поражения. Поэтому то, что в опросах Ливни получает примерно десять мандатов, - удивительное достижение. Возможно, оно объясняется тем, что значительная масса избирателей ищет в политическом спектре лидера со взвешенной центристской позицией. Впрочем, окончательные оценки нынешнему этапу политической карьеры Ливни можно будет дать только после выборов.

На мой взгляд, в израильских  условиях гораздо интересней вторая неожиданность избирательной кампании – высокое место в опросах партии Еврейский дом, которую возглавляет Нафтали Беннет. Тут два сюрприза: во-первых, впервые на лидирующих позициях находятся сразу три правых партии – Ликуд с НДИ и Еврейский дом, во-вторых, впервые религиозную партию поддерживает часть светских избирателей.

Психологические мотивы израильтян, симпатизирующих Беннету, понять несложно. Все они сводятся к... внешним характеристикам лидера Еврейского дома. Он молод, харизматичен. Поэтому на его стороне немало молодежи и... женщин. Ни одеждой, ни поведением, ни родом деятельности (офицер запаса, работник хай-тека) Беннет не вызывает негативных ассоциаций с «досами». Поэтому светские избиратели отбрасывают опасения относительно его «мракобесия» и готовы поверить, что это политик, не отличающийся от других партийных лидеров, но соблюдающий традиции.

Именно отношение к Беннету показывает, что в настоящее время в политических предпочтениях израильских избирателей доминирует не логическая, а эмоциональная составляющая. Они не любят изучать партийные программы, а если бы занялись этим, то «немного» иначе воспринимали Беннета!

Достаточно послушать  высказывания самого Беннета и задуматься о том, какую среду он представляет, кто за ним стоит, - чтобы эмоции сменились тревожными раздумьями.

Беннет относится к религиозно-сионистскому направлению в иудаизме, которое опирается на поселенцев. В последние два десятилетия оно стало не менее и даже более фанатичным, чем харедим, которыми светских израильтян пугал ШАС. По догматическому соблюдению предписаний Торы и Талмуда раввины в вязаных кипах ничем не отличаются от раввинов в черных шляпах. Вся разница в том, что первые проповедуют на территориях, вторые – в Иерусалиме и Бней-Браке.

Но «черные шляпы» интересуются политикой только потому, что она позволяет им выбивать из госбюджета миллиарды на социальные пособия и учебные заведения для харедим. «Духовные авторитеты» поселенцев присвоили себе право решать, вести ли Израилю мирные переговоры, идти ли на территориальные компромиссы. Именно они внесли главный «вклад» в подстрекательскую кампанию против Рабина, выносили ему «дин родеф», развязавший руки убийе премьер-министра! 

Раньше можно было приветствовать то, что раввины в вязаных кипах  посылали своих учеников служить в ЦАХАЛе. Но теперь они учат их, что можно не выполнять приказы командиров. Это ведет к развалу армии и наносит тяжелый удар по безопасности государства! Беннет не «оговорился», публично признав – из-за политической неопытности – что откажется выполнять приказ о сносе поселений. Генерал Шарон был, наверное, не меньшим героем, чем офицер Беннет, но выполнил указание правительства о разрушении Ямита.

То, что Беннет внешне выглядит, как «обыкновенный» израильтянин, не должно вводить в заблуждение. Он целиком разделяет мнение своих наставников о том, что недопустимы ни нарушения кашрута, ни введения транспорта по субботам. Его мировоззрение базируется на представлении о государстве Галахи как единственно возможной модели еврейского социума. В таком средневековом государстве нет места бракам евреев с неевреями, женщина должна знать свое место.

Самые фанатичные раввины  поселенческого лагеря находятся на ведущих местах в избирательном  списке Еврейского дома. Женщины включены туда не из демократических, а тактико-боевых соображений – по оголтелости каждая даст фору трем мужчинам из своей среды.

Успех Беннета – пока только в  опросах – стал успехом продуманной  стратегии идеологов мессианско-ортодоксального  иудаизма. После развала МАФДАЛа  они сумели перестроиться и теперь подыскали молодого симпатичного лидера, чья светлая рубашка «наглядно» контрастирует с черными лапсердаками «мракобесов». Но служба в армии и знание компьтера – это еще не показатель демократизма. Чем больше мандатов получит Еврейский дом, тем эффективней он будет поддерживать борьбу израильских ультраортодоксов против нужных «гоям» гражданских браков, гиюров, транспорта по субботам, ослабления влияния раввината. А Ликуд бейтену сохранит свою старую дружбу с теми, кто тянет страну в средневековье.

Русскоязычные израильтяне, которые сегодня очарованы милой  улыбкой Беннета, скоро поймут, в какие жесткие руки отдали свою страну, свою культуру, будущее своих детей.

Оптимизм вселяет только то, что, как я говорил, сегодняшние предпочтения избирателей носят эмоциональный характер. Эмоции скоро развеются. Когда-то многим «русским» нравилась и улыбка Дери – они считали его борцом за справедливость. Сегодня они видят, что в его устах «русские» - это страшное ругательство. Скоро они поймут, кому уютно в Еврейском доме... 

Алекс Бурштейн, доктор философии

counter
Comments system Cackle