Аравия: невольничьи рынки…
Фото: Getty Images
Аравия: невольничьи рынки…

В «революционном» Йемене процветает бойкая торговля людьми, «живым товаром», как говорили прежде, в давние времена классической работорговли

Зловещий и неожиданный поворот истории? Совсем не в ту сторону; или просто кривая ухмылка «арабской весны»? Как знать. Впрочем нигде на наших исламских просторах от Среднего до Ближнего Востока вы не найдете того райского уголка, где «весна», о которой много и незаслуженно шумят, согрела бы человека живым теплом, улыбнулась ему открыто, и наше арабское солнце светилось бы в приветливой улыбке…

Ибо за ней следует ад. Бойня, кровопролитие, жестокость, беззаконие, произвол и анархия…

Государство Йемен, которое удерживал и в котором правил железной рукой свергнутый Али Абдалла Салех, ныне расползается по швам. Процесс, горестно вздыхая, говорят эксперты, увы, необратим…

Всенародно избранная власть, как говорят о ней йеменцы, старится и дряхлеет на глазах. Просидев в Сане всего лишь год…

Слабеющей рукой даже за пределы столицы не дотянется. Потому на территории огромного региона, в горных мухафазах, растут как грибы невольничьи рынки. Те, кому довелось там побывать, с отвращением вспоминают: «Бандиты, завернутые в бурнусы, вооруженные автоматами Калашникова, творят скотское действо, омерзительное и циничное…»

Аравия… Так в прошлые века именовали обширный географический регион - Аравийский полуостров. Название вошло в арабские предания, легенды, сказки, традиции…

Ибо здесь – арабский корень, отсюда пошло в регион и в мир исламское учение. Выходцев из этих мест называют чистокровными арабами, их природа наделила ладным, точно скроенным, пропорциональным телосложением, правильными чертами лица… Отсюда начинались славные военные походы, которые несли светоносный ислам в темные, языческие, идолопоклонные глубинки…

В приграничных с Саудовской Аравией провинциях бандиты похищают несчастных африканцев, бежавших от голода и нищеты в тщетной надежде просочиться в монархию или в государства Персидского залива. Нелегалы становятся пленниками, пленники превращаются в рабов…

Промысел в этих местах не нов, быть может, несколько подзабыт. Хотя название небольшого йеменского городка быстро вернет вас в те времена, когда здесь пересекались караванные пути, из трюмов просмоленных фелюг и парусников-дау выгоняли плетьми полуживых негров, выставляли их пред алчные взоры купцов…

Городок Зинджибар в йеменской глубинке, на берегу необъятного Индийского океана. Даже в арабской транскрипции легко узнаваемое название страны Черного континента – Занзибар. Оттуда и везли сюда морем невольников. Сохранилось и «лобное место» - деревянный настил, на котором рабов подвергали досмотру. Здесь кипел торг, выкрикивали цены, били по рукам и, как того требовал обычай, трясли над курчавыми головами мешочки с звонким серебром или другой наличной монетой…

Правозащитники давно уже бьют тревогу. Публикуют отчет за отчетом. В них приводятся документы, свидетельские показания о бесчеловечном обращении с невольниками, издевательствах, побоях, пытках…

О горькой доле людей, кого и заложниками не назовешь: о них не знают, освобождать их некому. И сами они - воистину бессловесные трудяги, уповающие лишь на Всевышнего. Кому жаловаться, если подавляющее большинство из них проникают в Йемен и в Саудовскую Аравию нелегально. Не в ладах с законом и с местными властями.

Так что условия для процветания невольничьих рынков складываются более чем благоприятные. В том же Йемене бунтарство вконец развалило систему государственной безопасности. А приграничные провинции – вотчина дерзких и никому не подвластных горцев, ссориться с которыми Эр-Рияд остерегается.

Миграционные службы оповещают, что ежемесячно около 12 тысяч африканцев с того, «черного берега», проникают в Йемен, в надежде перебраться в Саудовскую Аравию или в страны Персидского залива. Их перехватывают «доброжелатели», обещая недорогой транзит, потом грабят, отбирают деньги, нехитрые пожитки, многих продают знакомым деловым людям на тяжелые работы. Прибывших женщин и детей – в бордели, в гаремы богатых торговцев.

Есть сведения о том, что африканцев часто держат в заброшенных сараях, темницах и вымогают выкуп, если у тех есть родственники, работающие в регионе Персидского залива. «Программа пребывания у гостеприимных арабов»» все та же – голод, побои, пытки, издевательства…

Контрабанда живого товара наносит сильнейший удар по четко отлаженной системе приема и распределения гастарбайтеров в государствах Персидского залива. Проданная в рабство дешевая, почти бесплатная и нелегальная рабочая сила, может существенно нарушить демографический баланс, за которым строго следят власти.

С другой стороны волны африканцев несут в себе не только изголодавшихся безработных. В их рядах немало тех, кто готов за приличную плату встать в ряды террористов, боевиков, джихадистов. Рядом с купцами всегда толкутся и вербовщики, призывающие молодежь под зеленое знамя ислама. Глаз кладут на сомалийцев: эти кроме войны ничего не знают, и им нипочем из огня да в полымя…

Обычный транзит от сомалийских берегов к йеменским. За две-три сотни долларов беглецов доставляют к границам с Саудовской Аравии, где и передают с рук на руки вооруженным боевикам. С этого момента и предстоит африканскому беженцу испить до дна горькую чашу заложника и раба.

Врата ада распахиваются в Ахваше, на заброшенной ферме в мудирийе Аз-Захра или в местечке Бени Хассан в мудирийе Аббас. Вымогательства, побои, пытки, пока не признаются, что есть у них родственники в Саудовской Аравии, не установят с ними контакт и не попросят денег на выкуп из неволи…

Если повезет, отделаются сломанными ребрами, кровоподтеками, если нет – ампутация конечностей. Об этом тоже с тревогой сообщают правозащитники, приводя документы и фотографии…

Правительства, к которым обращаются за помощью, безмолвствуют. Судьба многих без вины виноватых каторжан никого не волнует и не интересует…Несчастным остается уповать лишь на милость бандитов.

Сельчане рассказывают, что однажды некий фотокорреспондент проник-таки в деревушку, где в деревянном бараке в жутких, антисанитарных условиях обретались африканцы. Его провел и вывел некий шейх племени. Удалось даже кое-что тайно отснять. Но на выходе из деревни его засекли. Фотографу чудом удалось бежать…

Досталось деревенским, заподозренным в тайном сговоре с корреспондентом: их подвергли пыткам…

Жители деревушек рассказывают, что слышат по ночам крики и мольбы о помощи, но жаловаться некому. Вокруг пустыня. С ближайшим населенным пунктом можно связаться лишь с помощью мощной армейской рации. Любая попытка контакта и сотрудничества с властью жестоко пресекается.

Да и что толку. Муниципальные власти как-то прислали воинский патруль для разведки на местности, на предмет обнаружения секретных тюрем. Но военные были встречены плотным огнем из автоматов и гранатометов и постыдно ретировались.

А вот еще один любопытный отчет миграционных служб. По достоверным сведениям, шейхи племен в поселениях Бени Хассан, Аббас, Аз-Захра, Аль-Лихья имеют свою долю в уголовном промысле, предоставляя в пользование бандитам «частные тюрьмы». В них содержат не только сомалийцев и прочих африканцев, но и собственных сограждан, не в меру сердобольных и совестливых правдоискателей…

Бойкая торговля живым товаром… Под носом у богатейшей и одной из самых набожных монархий…

На древних земля, озаренных когда-то улыбкой мудрой правительницы, красавицы Белькис, царицы Савской…

В наш просвещенный век мобильной связи, инноваций и высокоточных технологий.

В местах не столь отдаленных от караванных морских путей могучей современной цивилизации.

"Watan", США

counter
Comments system Cackle