Женщины и политика
Фото: mnenia.zahav.ru
Женщины и политика

Белая ворона Кадимы

Кто бы мог поверить, что Кадима с ее 28 мандатами на прошлых выборах развалится на глазах? Ципи Ливни выступила как терминатор собственной партии и уводит свое «Движение» семерых, похоронив остальных. Мофаз платит тяжелую цену за собственные маневры и зигзаги по присоединению и выходу из коалиции. Похоже, в то, что Шауль Мофаз – альтернатива Биби, верит только его жена.

В ближайшие дни при активном участии Эхуда Ольмерта будет опубликован список кандидатов от Кадимы, партии, которая с трудом может переползти электоральный барьер. Нам, естественно, интересно, будет ли на реальном месте Марина Солодкина, единственная, сохранившая верность идеалам Ариэля Шарона и своему нынешнему лидеру. Многие даже считают, что она совершает политическое самоубийство.

Согласно внутренним опросам, Марина Солодкина – единственный интересный кандидат для русских в нынешней Кадиме. Однако памятуя, как после трагедии с Шароном она не получила у Ольмерта обещанный и заслуженный высокий пост, можно полагать, что эта недобрая традиция продолжится и при Мофазе. А жаль.

МЕРЕЦ отдыхает

Те, кто смотрел телевизор в прошлую пятницу, вероятно, ощущали некое дежавю. Сотни воодушевленных людей праздновали праймериз в Аводе и с восторгом выкрикивали: «Шелли Яхимович – будущий премьер-министр!» После операции в Газе и ракетных обстрелов просто удивляешься оптимизму и чувству юмора наших граждан, для которых Авода – альтернатива союзу Биби с Либерманом.

Однако раздавались голоса, остужавшие эти детские восторги. Так, лидер «Еш Атид» Яир Лапид прокомментировал список Аводы как явный крен влево. Шелли, рядящаяся в центристскую тогу, вряд ли обманет избирателя: в Рабочей партии масса людей, по взглядам левее, чем сама красная Яхимович. Прежде всего, Лапид имеет в виду новые лица. Телеведущая и ярая феминистка Мейрав Михаэли получила 5-е место в списке. И это при том, что она не отказывается от своих слов на «Галей ЦАХАЛ»: «Думаю, что женщины не должны отпускать своих детей в армию, они должны отдавать себе отчет в том, что там происходит». А после эпопеи с «Мави Мармара» она заявила, что Израиль попал в кровавый водоворот и пытается раздавить всех вокруг.

Нино Абесадзе, замыкающая вторую десятку, призвала к борьбе с «большевизмом свинских капиталистов». Нино достаточно смела, чтобы заявлять то, что думает, но, на словах придерживаясь платформы центристской партии, поддерживает Женевскую инициативу и ориентирована на социал-демократические принципы.

Куда более экзотическая фигура - занявшая девятое место лидер протестного движения прошлого года Став Шапир. Она была активисткой анархистского движения в крайне радикальной коммуне «Азорим» в Ямин Моше, затем получила стипендию для учебы в Лондоне от пропалестинской организации.                                                                     
                                                                    
Непотопляемая Настя

НДИ вот-вот представит свой список, и главной сенсацией станет то, что, вопреки прогнозам, Анастасия Михаэли остается.

Основной принцип Авигдора Либермана заключается в том, что министры от «Нашего дома» в общежитии с Ликудом будут на верхних этажах. Притом Яир Шамир, сын экс-премьера, вероятнее всего, займет второе место сразу за Иветом. Сохранит свой пост и министр туризма Стас Мисежников, несмотря на целую кампанию против него в прессе. Будем считать, что это издержки юного для министра возраста, но налицо явные и бесспорные успехи в отрасли. Безукоризненно на посту министра внутренней безопасности сработал Ицхак Аронович и заслуженно получил предложение продолжить свою деятельность. Впервые за много лет подопечные министерства абсорбции перестали чувствовать себя заброшенными сиротами. Софа Ландвер – лучший министр абсорбции с начала большой алии. Очень надеюсь, что мы увидим ее на этом месте и в следующей каденции.

Как полагает не только правый, но, что удивительно, и левый лагерь, вполне вероятно назначение министром гендиректора НДИ Фаины Киршенбаум. Левые даже готовы простить ей все инициативы по поводу субсидируемых из-за рубежа организаций и предложение проверить их на лояльность. Фаина весьма серьезно заявила о себе на ниве соцобеспечения, помощи малому бизнесу, страхования, успешно боролась с Минфином. Не удивлюсь, если она получит пост министра здравоохранения. Узи Ландау одно время собирался уйти из политики, но остается в НДИ, и лучшей кандидатуры на пост министра инфраструктуры я вам не назову. Среди новых сюрпризов НДИ – Леонид Литинецкий, который олицетворял собой русскую Аводу, но никогда не лез в идеологию, а занимался серьезными социальными вопросами. Хочется верить, что он получит реальное место и усилит всю команду НДИ.
 
А теперь о девушках. Вполне вероятно, что это была последняя каденция Лии Шемтов. Настя Михаэли остается, потому что Артур Финкельштейн вычислил, что избиратели любят ее не только за красоту и щедрое материнское сердце. А ведь мы всегда писали, что Настя, вызывая огонь на себя со стороны арабских депутатов и всего левого лагеря, многим нравится. Понятно, что в Кнессете 19-го созыва она будет осторожней в высказываниях и жестах. И, наконец, Орли Леви-Абуксис, дочь Давида Леви. Тоже красавица, чьи законодательные инициативы успешно «продефилировали» всю каденцию. Вполне вероятно, получит повышение вплоть до поста замминистра.
 
Собственно, это мои прогнозы, которые вы со временем сможете проверить.

Пролетая над гнездом Ликуда

На прошлой неделе в передаче 9 канала у Давида Кона я увидел совершенно незнакомую Юлию Шамалову-Беркович. Смелая и резкая в суждениях депутат с крайне правыми экономическими и политическими взглядами, откровенно лоббировавшая израильские монополии, выглядела явно подавленной. Причиной тому – праймериз в Ликуде, результаты которого она опротестовала. Основанием для протеста стал тот факт, что имя и номер Шамаловой-Беркович не находились на своем месте в списке кандидатов, а на некоторых избирательных участках ее имя и номер вообще не фигурировали в бюллетенях. По словам Юли, этот протест – только первый шаг, далее она потребует проведения расследования и наказания виновных.

Вошедшая в Кнессет после ухода Хаима Рамона г-жа Шамалова в Кадиме не прижилась. Вначале она переметнулась от Ливни в лагерь Мофаза, затем покинула и его. Два похода в составе фракции из Кадимы в Ликуд не удались. Примечательно, что Нетаниягу обещал ей, лоббирующей интересы компаний сотовой связи и протестующей против увольнений сотрудников, пост замминистра в ведомстве Моше Кахалона, который с этими компаниями и боролся. Еще Юля числилась в борцах с феминистками, защитницей платящих алименты мужей и охранительницей могилы праматери Рахели. Ну что еще? Совершенно дурацкий законопроект о минимальной температуре в учреждениях, чтобы не заморозить госслужащих.

Возможно, Нетаниягу ей многое обещал, однако его реальное влияние на Центр Ликуда небезгранично, в чем мы убедились по результатам праймериз. Уж если Биби не удалось отстоять Эйтана, Меридора и Бегина, то судьба Шамаловой-Беркович его волновала в последнюю очередь.

Юля имела все основания возмущаться поведением ликудовских «кабланов голосов», которые дали указания замалчивать ее имя или вычеркивать его из списков.

- Дима, - дружески обратилась к ведущему его бывший босс, - я ведь единственный депутат, которая боролась с «Битуах леуми» и с министерством соцобеспечения.
 
Понимай, кто же продолжит ее законодательные инициативы? В этом же интервью Юля заявила, что хочет подать жалобу в БАГАЦ по поводу ликудовских праймериз, но тут же поправила себя, что не подаст, поскольку это ни к чему не приведет. Однако по тону можно было понять, что никто не забыт и ничто не забыто. Дима проявил сочувствие и даже сказал, что если это так, то необходимо провести новые выборы в Ликуде. Он словно обратил на этот факт внимание Нетаниягу. Нетаниягу обращения не заметил.

Лебедя из кадимовского гадкого утенка в Ликуде не получилось. Однако Юля считает себя птицей высокого полета и наверняка совьет гнездо в какой-нибудь госкомпании – даром, что ли, она их так защищала.

counter
Comments system Cackle