Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+30+25
Иерусалим
+29+19

Мнения

А
А

Война в Газе стала второй войной Судного дня

Действительно, эта война принесла еврейскому государству больше проблем, чем решила. В военном плане достижения более чем скромные.

26.11.2012
מערכת וואלה! צילום מסך

Новый баланс сил на Ближнем Востоке требует пересмотра стратегии Израиля

«Мы проиграли» – так говорят израильтяне об итогах операции «Облачный столп». Действительно, эта война принесла еврейскому государству больше проблем, чем решила. В военном плане достижения более чем скромные. ХАМАС не только не уничтожен или хотя бы дискредитирован в глазах населения Газы, но и, похоже, упрочил свои позиции. А прорыть новые туннели и пополнить арсеналы – дело времени.

Говорить об устрашении или сдерживании боевиков тоже не приходится. Напротив, движение доказало, что способно эффективно противостоять превосходящим силам регулярной армии. Не только держать в напряжении большую часть Израиля, но и не бояться наземного вторжения, для которого к границам сектора были стянуты десятки тысяч солдат.

Израиль вновь подвергся дружному международному осуждению (особенно в СМИ), однако не избавился от террористической угрозы, которая исходит из Газы. Более того, с появлением у ХАМАС и «Исламского джихада» дальнобойных ракет она только усугубилась, а взрыв автобуса в Тель-Авиве напомнил населению о временах второй палестинской интифады и вернул к жизни многие страхи. Израильтяне стали снова бояться ездить в автобусах.

Конфликт в Газе грозит также обернуться серьезными политическими потерями для Биньямина Нетаньяху. Рядовые избиратели не простят, что он подставил их под палестинские ракеты, но не добился хотя бы моральной победы.

Впрочем, главное – конфликт продемонстрировал новую расстановку сил на Ближнем Востоке, с которой Израиль вынужден считаться. Перемены прежде всего связаны с волной революций, прокатившейся по региону. Арабская улица, мягко говоря, никогда не любила Израиль, однако до недавнего времени это компенсировалось тем, что некоторые режимы дружили с ним ради получения экономической и военной помощи от США.

Теперь же у власти люди, которые фактически представляют улицу, а значит, должны считаться и с ее отношением к Израилю. Любая конфронтация с Израилем, хотя бы дипломатическая, приносит очки на внутриполитическом фронте, а для выживания новых режимов это порой важнее, чем лишние 100 млн. долл. Арабские политики не стесняются разыгрывать израильскую карту.

Самый яркий пример – новое руководство Египта. Пришедшие там к власти исламисты продемонстрировали, что не намерены уподобляться сфинксу и невозмутимо наблюдать за событиями в Газе, где правят те же «Братья-мусульмане», только палестинские.

После начала конфликта президент Мурси развил бурную дипломатическую активность на мировом и региональном уровне, а в Газу потянулась вереница политиков и общественных деятелей из Египта и других арабских стран. Мурси стал триумфатором и миротворцем, а после наступления перемирия тут же инвестировал накопленный благодаря посредническим усилиям политический капитал в укрепление собственной власти.

Для Тель-Авива это очень тревожный знак. Мир с Египтом и так называют холодным. А теперь израильтяне почувствовали, что каждый удар по Газе – это и удар по мирному договору с крупнейшей арабской страной. И пусть Египет сейчас не в состоянии вести большую войну, он вполне способен доставить Израилю массу неприятностей. Например, если просто закроет глаза на деятельность боевиков в приграничных районах. Ведь тогда в Газу в любом количестве могут попасть не только иранские «Фаджры», но и ПЗРК, и противотанковые ракеты, разворованные «революционерами» со складов Каддафи. А что хорошо обученные боевики могут сделать с таким оружием в руках, показала ливанская война 2006 года.

Конфликт в Газе также показал, что бесконечное сохранение статус-кво, на которое, судя по всему, рассчитывал Нетаньяху, – опасная для Израиля иллюзия, чреватая неприятными сюрпризами. В этом плане нынешняя ситуация напоминает 1973 год. Тогда, накануне войны Судного дня, Израиль почивал на лаврах военного превосходства, а его население верило в неуязвимость страны для арабских армий, деморализованных разгромом 1967 года. Израильские руководители полагали, что смогут отгородиться от арабов железобетонной «линией Барлева» и не беспокоиться о переговорах.

В октябре 1973 года неожиданный бросок египетской армии через Синай и наступление сирийцев на Голанах стали своеобразным ударом обухом. Война Судного дня заставила Израиль пересмотреть политику – задуматься о диалоге с арабами. Ее следствием стало подписание в 1979 году договора с Египтом, исключавшего создание новой мощной арабской коалиции и развязывание широкомасштабной войны.

Нынешнее руководство Израиля, похоже, тоже рассчитывало, что относительно безопасное и контролируемое положение вещей, возникшее после окончания второй интифады и ливанской войны 2006 года, сохранится надолго. По-видимому, правительство Нетаньяху было уверено, что палестинцы не способны нанести Израилю сколько-нибудь существенный урон. За эти иллюзии пришлось расплачиваться простым гражданам.

Когда режим Мубарака рухнул, контроль за границей на Синае ослаб и в Газу хлынул поток иранских ракет, способных долететь до центральных районов Израиля. В результате в ходе последней кампании на мушке у боевиков оказались Тель-Авив и Иерусалим, прежде неуязвимые для кустарных «кассамов». Для многих израильтян это стало шоком, подобным тому, который еврейское государство испытало в 1973 году. Разумеется, ХАМАС не может угрожать существованию Израиля, но сам факт, что миллионы людей оказались вынуждены ночевать в бомбоубежищах или бежать туда по два-три раза в день, крайне негативно сказался на моральном духе людей.

Победа в асимметричной войне досталась ХАМАС. Некоторые коррективы в новый баланс сил внесла система «Железный купол», но любую ПРО можно пробить если не за счет технологий, которых в Газе нет, то за счет массовости пусков. Это лишь вопрос времени.

Остается надеяться, что в Тель-Авиве сделают выводы и осознают необходимость мирных переговоров. Ведь Арабская мирная инициатива 2002 года, обещающая Израилю нормализацию отношений в обмен на справедливое решение палестинской проблемы, по-прежнему в силе.

Не стоит забывать, что операции типа «Литого свинца» и «Облачного столпа» не только превращают Израиль в агрессора в глазах арабов и доброй части остального мира, но и льют воду на мельницу радикалов, ратующих за вооруженную борьбу. Ведь от действий израильской армии пострадал и авторитет Махмуда Аббаса, ратующего за политическое урегулирование.

Договор с палестинцами если и не избавит Израиль от конфликтов с радикальными группировками, то позволит ему заложить основу для развития отношений с соседями. Тель-Авив получит и новые козыри в информационной войне, ведь ХАМАС лишится оправдания в глазах мирового общественного мнения и превратится из движения сопротивления в настоящую террористическую группировку.

Так или иначе Израилю придется менять свой подход и что-то делать. В условиях, когда военного превосходства явно недостаточно, следует ждать политических перемен. Какими они будут, скорее всего уже покажут выборы в январе.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке