Думать как террорист: "гнусные злодеи" химического отдела ЦАХАЛа
Фото: NEWSru.co.il
Думать как террорист: "гнусные злодеи" химического отдела ЦАХАЛа

В неприметных бараках военной базы "Тель а-Шомер", расположенной в центре страны, находится подразделение, военнослужащие которого ведут непрекращающийся поединок со злейшими врагами Израиля – палестинскими террористами. Это противоборство носит интеллектуальный характер.

Несмотря на то, что отдел химии и материаловедения ЦАХАЛа входит в технологическое управление сухопутных войск, по духу это, скорее, научно-исследовательский институт. Возможно, причина в том, что его глава, доктор Эран Туваль, несмотря на погоны подполковника, напоминает, скорее, университетского профессора.

Главная задача доктора Туваля и его подчиненных – подготовить боевые части к "сюрпризам", которые готовит противник. Они исследуют изготовленную террористами взрывчатку, чтобы понять, из чего она состоит и как можно заблаговременно обнаружить, а затем и обезвредить ее.

Сюда стекается информация, полученная у задержанных террористов, добытая на транспортах с оружием, которые посылает Иран палестинским террористам, перехваченная при расшифровке направленных боевиками посланий. "Например, вот документы ликвидированного террориста. А в его сумке были обнаружены инструкции по изготовлению различных видов взрывчатки", – говорит подполковник Туваль.

Палестинские боевики применяют в основном взрывчатку, которая производится в кустарных лабораториях из материалов, поступающих в сектор Газы на законных основаниях. Например, гидроксид натрия, который используется для очистки сточных вод. Но если к нему добавить используемый для обеззараживания воды гипохлорит натрия и кукурузную муку, необходимую детям Газы, то получится взрывчатое вещество.

23 октября в районе КПП "Кисуфим" был ранен капитан бригады "Гивати" Зив Шилон. Взрывное устройство, лишившее его руки, было изготовлено из перекиси водорода, жидкости для снятия лака и слитой из аккумулятора серной кислоты. Такая взрывчатка всего в два раза уступает по мощности тротилу. В ход идут также румяна, удобрения и даже антифриз. Все это Израиль поставляет жителям сектора в качестве гуманитарной помощи: ведь детям нужно есть, женщинам – ухаживать за собой, а крестьянам – кормить жителей.

Нельзя оставить Газу и без сахара. Однако, как рассказал подполковник Туваль, именно из сахара, обработанного с помощью химических удобрений, изготавливается топливо, приводящее в действие ракеты "Касам". "Мы, конечно, даем рекомендации, что ввозить, а что не ввозить в Газу, но, помимо оперативных, есть и другие соображения", – рассказывает наш собеседник.

Сюрпризом могут стать не только материалы, из которых изготовлен фугас. Взрывное устройство также может принять самые неожиданные формы. Солдатам ЦАХАЛа уже приходилось сталкиваться с подгузниками и гигиеническими прокладками, пропитанными взрывчаткой на основе антифриза и серной кислоты. Кустарно изготовленное вещество по мощности вдвое превышает стандартный, произведенный в промышленных условиях, тротил.

Лаборатории военных химиков расположены в надежно защищенных бункерах, вход в которые герметично закрывают бронированные двери. Принимаются и другие меры безопасности: пол покрывают антистатические коврики, а за всеми действиями следят камеры видеонаблюдения. Работа крайне опасная, и поэтому во время опытов военнослужащие находятся в другом помещении.

"Боевики обычно не оставляют рядом с фугасом инструкцию по изготовлению, не пишут "хранить в сухом прохладном месте". Ответы на эти вопросы должны дать мы. Бывает, что они готовят нам ловушки, надеясь, что мы совершим ошибку. Поэтому нужно действовать предельно осторожно. Мы умеем работать с неизвестной взрывчаткой так, чтобы не создавать опасности для сотрудников", – говорит подполковник Туваль.

Главный результат идущих в этих лабораториях исследований – не цитируемые коллегами публикации в ведущих научных изданиях, а четкие инструкции о том, как не дать террористам застать врасплох израильских военнослужащих, направляемые командованию сухопутных войск. Здесь готовы отказаться от заслуженной научной славы ради более высокой награды – спасения человеческих жизней.

"К сожалению, иногда врагу удается нас удивить. Нужно заставить себя мыслить как террорист, чтобы понять, что еще можно придумать. Например, пока мы не столкнулись с начиненным взрывчаткой детским подгузником, мы и подумать не могли, что это возможно. Приходится учиться мыслить как отъявленные злодеи. Я говорю солдатам: "Пока ничего гнусного не придумаете, домой не пойдете". Для вдохновения мы даже фильмы про злодеев смотрим", – признается Эран Туваль.

Особое внимание уделяется качеству личного состава. Звезда отдела – младший лейтенант Бени Фалькович, принимавший участие в реалити-шоу "Красавица и ботаник". Капрал Алекс Ференц стал призером международных конкурсов юных ученых. Капралу Авиталь Вагнер, добившейся блестящих достижений на соревнованиях по плаванью, предложили стать спасателем в армейском бассейне. Однако девушка добилась перевода в подразделение, где может принести больше пользы.

Здесь не считают, что жесткие военные рамки ограничивают интеллектуальную свободу. В отделе работают и гражданские специалисты. Однако, по словам подполковника и его подчиненных, подобную работу может выполнять только армейское подразделение – ведь требуется доскональное знание военной доктрины, существующих на поле боя условий.

Поэтому, когда Тувалю задают вопрос, кем он считает себя в первую очередь – военнослужащим ЦАХАЛа или ученым-химиком, ответ следует незамедлительно: "Я офицер, занимающийся исследованиями в сфере, имеющей непосредственное отношение к военным действиям. Мы работаем с боеприпасами, занимаемся прогнозированием методов усовершенствования взрывчатки".

Химикам ЦАХАЛа приходится иметь дело не только с кустарными, но и с промышленно изготовленными боеприпасами. Здесь задача другая – нужно установить, где были изготовлены системы вооружений, использованные против военнослужащих ЦАХАЛа или мирных израильтян. Несмотря на то, что на них есть заводская маркировка, боевики делают все, чтобы замести следы. Например, в лабораторию поступили обломки противотанковой ракеты, выпущенной из сектора Газы по танку "Меркава" и сбитой системой активной обороны "Ветровка". Вся маркировка была уничтожена. Однако специалисты смогли выяснить, что это ручной противотанковый гранатомет российского производства.

Работая с ракетой "Град", выпущенной "Хизбаллой" в дни Второй ливанской войны, подчиненные Туваля провели анализ примесей в стали и установили даже ГОСТ, по которому она была изготовлена, а также выяснили, на каком российском заводе она произведена. После этого президенту России Владимиру Путину была направлена официальная жалоба, и ответственного за продажу оружия "Хизбалле" уволили.

"Возможно, это был политический маневр, но меня не интересует, идет речь об игре или нет. Важно то, что мы добрались до источника поставок и перекрыли канал, поскольку российские власти признали нашу правоту. Наш успех позволяет надеяться, что Россия прекратит поставлять оружие врагам Израиля", – заявляет Туваль.

Еще одна задача химического отдела – найти способ уменьшить износ военного оборудования, ресурс которого ограничен. В одной из комнат лаборатории находится установка, воссоздающая условия, в которых работают узлы бронетехники или установки "Железный купол". Здесь придумали, как проверять износ не на дорогостоящем двигателе, а на пластинах, изготовленных из тех же материалов, что и он.

За работу установки отвечают Авиталь Вагнер, так и не ставшая спасателем в бассейне, и лейтенант Натан Петротик, житель Сдерота, семья которого репатриировалась в Израиль, когда Натану было 2 года. Его задача – продлить срок службы узлов "Железного купола" – наполнена особым смыслом, так как он заботится об установке, защищающей его дом.

Не менее важна и другая задача – проверить, как реагируют на условия боя материалы, из которых изготовлена военная техника. В Израиле хорошо помнят, что в ходе Войны Судного дня немало танкистов погибли в результате возгораний в боевом отделении после прямого попадания в танк снарядов и ракет. Нередко такое возгорание приводило к выбросу в замкнутое пространство ядовитых веществ.

Для того, чтобы снизить этот риск, лаборатория проверяет, что происходит под влиянием высокой температуры с материалами, находящимися в танке. На основании такого исследования было принято решение о замене установленных в танках "Меркава" сидений. Полиуретан заменили на силикон, что значительно увеличило стоимость. Зато теперь, если кресло загорается, продукт горения – не смертельно опасный цианид, а простой песок.

Лейтенант Петротик признается, что атмосфера в подразделении не совсем военная: "Это больше напоминает компанию хай-тека. Мы стараемся быть гибкими. Мы – настоящий исследовательский центр. А армия ставит перед нами задачу мыслить незашоренно. Если у тебя появится интересная идея, здесь сделают все, чтобы обеспечить возможности для ее развития".

Капитан Ольга Жарковски, которой вскоре предстоит возглавить одну из лабораторий отдела, также считает, что работает в настоящей академической теплице. "Но нельзя забывать, что к нам поступают материалы, несущие смерть. Мы получаем пули и осколки в крови, нам сообщают имена пострадавших. На это невозможно закрывать глаза", – говорит она.

Из наших бесед с личным составом подразделения становится ясно, что до того, как попасть в отдел, они слабо представляли себе, чем им предстоит заниматься. Однако говорят они и о том, что хотели найти в армии применение своему увлечению точными науками. Большинство офицеров пришли сюда после получения академической степени.

2 января 2012 года доктор Эран Туваль был удостоен премии командования сухопутных войск за выдающийся вклад в безопасность Израиля. Под его командованием лаборатория, созданная еще в 1956 году, стала ведущим в мире центром исследований вооружений боевиков, а посещающие ее иностранные специалисты вынуждены признать, что армии их государств значительно уступают ЦАХАЛу в готовности к изменениям, происходящим на современном поле боя.

Материал подготовил Павел Вигдорчик

counter
Comments system Cackle