Вся надежда на козла-гермафродита
Фото: Getty Images
Вся надежда на козла-гермафродита

Я почему раньше такой злой был? Потому что мне хорошие новости не попадались. Утро, как все газетчики, начинаю с того, что, сварив кофе, интересуюсь, что в родной стране и за ее пределами произошло, пока пребывал в объятиях Морфея. Ну до чего же, доложу я вам, гадкий израильский интернет: ни одного положительного известия. Рука невольно тянется к первой сигарете, от таких новостей любой закурит. Отрицательные эмоции – источник всех вредных привычек, хорошо, что не запил.

Да разве я один такой? Стоит моей коллеге Жене попасть на любую новостную страницу (а мы вместе чуть ли не с первого номера «Глобуса», жутко сказать, двадцать лет), так непременно у нее кто-то прыгает из окна. С какого раздела ни начнет: «В Израиле» там, «В мире», или «В СНГ» - все сигают с летальным исходом.

И вот буквально вчера, после стольких лет разочарований, прочел: «В одной из бедуинских деревень Негева обнаружен козел, дающий молоко».

"Маарив" сообщает, что «животное, приобретенное для приумножения поголовья стада, не только прекрасно справляется с поставленной перед ним задачей, но и обладает еще одним неожиданным качеством – он имеет вымя и дает молоко». Слухи о необычном козле быстро облетели страну, и теперь бездетные бедуинские, арабские и еврейские пары становятся в очередь, чтобы выпить стакан "козлиного молока".

Новость о козле-гермафродите меня чрезвычайно возбудила: это же надо, у него вымя, а дальше все как у всех козлов. Время от времени, сообщает издание, у нас в стране появляются дойные козлы, а один так давал до трех стаканов в день, но в промышленном масштабе они не использовались.

А зря, потому что с такого козла пользы значительно больше, чем от министра финансов Юваля Штайница и обещанной им реформы рынка молочной продукции. Эта министерская особь пообещала нам заметное снижение импортных пошлин на молоко. Ну, где это видано, чтобы за завозимое сливочное масло драли с нас, козлов, три шкуры – 140 процентов пошлины. А знаете, почем я в Риме и в Неаполе в сентябре этого года покупал пармезан и моцареллу? В деликатесных отделах супермаркетов, не в фабричной расфасовке? Аж по 35 шекелей за кило на наши деньги.

Фермеры встретились с Минфином, Минсельхозом и Налоговым управлением и, несмотря на резкие возражения бюджетного отдела Минфина (да кто их слушал, папа приказал!), подписали соглашение, похоронившее всю обещанную реформу. Обещание снизить за четыре года закупочные цены на молоко на 25 процентов меня никак не убедило, а условия соглашения, по которым таможенные пошлины на промышленное сливочное масло и молочный порошок не только не будут отменены, но и не снизятся ни на один процент, как вы понимаете, тоже не обрадовали. Обещаниям уменьшить пошлины на сливки и йогурт на 5.5 шекелей за килограмм на протяжении тех же четырех лет я тоже не верю. Наш молочный рынок был и останется монопольным, какие бы там рекомендации комиссия Кедми ни готовила. Фермеры восстали против предложений комиссии Кедми, и канцелярия Нетаниягу с согласия министра финансов Штайница предложила фермерам компромисс: в обмен на их согласие снизить закупочные цены правительство не разрешит свободной торговли производственными квотами и само выкупит квоты у мелких убыточных ферм, потратив на эти цели 200 миллионов шекелей. Наших бюджетных шекелей, уважаемые козлы.

Нам теперь вместо снижения цен предлагают общественную дискуссию, вот вам подтверждение того, что получается, когда сапоги тачает пирожник, а экономикой руководит философ.

А пока мы дискутируем, «Штраус», а следом за ним «Тнува» в наглую подняли цены на молочную продукцию в среднем на 3-5 процентов. Не рискнули трогать только коттедж как символ протеста. Пусть его комочки у козлов в горле встанут! Это не монопольный сговор? Но, чтобы доказать нам, что антимонопольное управление у нас есть, его глава приказал пяти крупным банкам Израиля в течение восьми месяцев закрыть или продать 300 банкоматов – автоматов для выдачи наличных денег, их-де обслуживает одна компания ШВА. Так это она виновата, что с нас дерут грабительские комиссионные?! Вот он, долгожданный стакан козлиного молока от антимонопольного комитета. Господи, ну когда в этой стране будет зачато дитя свободной конкуренции? Помните, с какой помпой у нас проходила пресс-конференция по выводам комиссии Кедми? Обещали снизить налог на покупку, уменьшить пошлины на телевизоры, домашнюю технику и все индустрию семейных развлечений. А после в прессе мелькнуло крохотное сообщение Минфина, что это дело благополучно заморожено.

У нас Минфин превратился в министерство пропаганды. Слушайте, у меня есть предложение. Если Юлию Эдельштейну это министерство не нужно и он нацелился на пост спикера Кнессета, предлагаю разбить это ведомство на два – внешней и внутренней. Внутреннюю пропаганду присовокупить к Минфину, а внешнюю отдать на разграбление партнерам по коалиции или сохранить за Ликудом. Таким образом, число министров останется прежним, а Штайницу, помимо финансов, достанется промывка мозгов, вроде как Ливнат - спорт и культура.

Честно говоря, мне абсолютно безразлично, как ребята рассядутся в Кнессете. Меня цинично интересуют доходы моих читателей, будущее моих детей и настоящее моей мамы-пенсионерки. И все. А теперь посмотрим, на кого можно рассчитывать.

Я как-то спросил Ципи Ливни – тогдашнюю главу оппозиции, почему у нас нет теневого кабинета, как в Великобритании, почему, когда критикуются решения правительства, министр от теневого кабинета не предлагает свое альтернативное решение проблемы?

Ципи ответила красивой домашней заготовкой: «Я выросла в ликудовском доме и помню, как Менахем Бегин говорил, что одно дело - бороться за портфели, а другое - за их тени». Экономика г-жу Ливни не интересует, ее, кроме Абу Мазена и мирного процесса, ничего не беспокоит. Экономическая программа Яира Лапида – смехотворна и не выдерживает никакой критики. Очень сомневаюсь, что Яаков Пери будет бороться с банковскими и прочими монополиями. Популистка Шелли Яхимович будет стоять горой за кибуцника и мошавника, монопольного квиютного израильского производителя против израильского же потребителя.

Не вижу я никого, за кого могу призвать голосовать, да и задача журналиста - не свергать правительство, пользуясь предоставленной трибуной, а критиковать его пороки и язвы. Пару номеров назад я пытался ответить на вопрос: «На хрена козе баян?» Получается, вся надежда на козла-гермафродита.

counter
Comments system Cackle