Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+19+10

Мнения

А
А

В защиту лавочника

Все споры русско-еврейских интеллигентов, что на кухне, что в эфире, а еще дай бог здоровья этому громоотводу – интернету, заканчиваются гневным криком: "Ненавижу лавочников!"

shopping_israel
Фото: Getty Images

Все споры русско-еврейских интеллигентов, что на кухне, что в эфире, а еще дай бог здоровья этому громоотводу – интернету, заканчиваются гневным криком: «Ненавижу лавочников!»

Как это ни парадоксально, но лавочник в постиндустриальном обществе, когда используются исключительно дешевые палестинские, суданские, молдавские, украинские, эфиопские и прочие руки, - это последний трудяга из числа полноценных граждан страны.

Лавочник встает с петухами, а закрывает - с совами, и зачастую мечтает о клозете на рабочем месте. Отлучиться на секунду по малой нужде для него значит потерять потенциального покупателя, о его проблемах лучше спросить у уролога. В студенчестве меня ежегодно отправляли на производственную практику. На конвейер кузовного цеха, где делали «ушастый» запорожец. И вот ты видишь туалет посреди цеха и часами мечтаешь до него добежать.

Лавочник не ходит в отпуск, потому что ему не на кого лавку оставить. Дело даже не в потере денег, а в невозможности доверить бизнес постороннему человеку. Из всех атрибутов цивилизации у лавочника одна радость – кондиционер, который, будь его воля, он бы с удовольствием выключил, и потел бы, экономил.

Лавочника душат торговые сети: при оптовых закупках там могут позволить себе любые скидки и демпинговые торговые войны. Его ассортимент одновременно и универсален, и безнадежно убог, но при этом он умудряется держать цены чуть-чуть ниже, чем в специализированных магазинах.

На него давно объявило облаву налоговое управление, он давно пребывает в положении бесправного спартанского илота, черной кости, независимо от своего происхождения.

Рассматривая лавочника несколько шире, а именно как владельца малого и даже среднего бизнеса, приходишь к выводу, что эта категория находится в постоянной зоне риска.

Поэтому, не будь лавочник столь прижимист, я бы, помимо уролога, рекомендовал ему и психолога.

Из наблюдений: он подвержен мгновенной тяжелой депрессии - в случае, если к концу дня ничего не удалось заработать. Еще пару таких пустых дней, религиозных праздников, и он начнет кидаться на людей. И, напротив, склонен впадать в эйфорию, когда выдается счастливая неделя. Спит плохо, до утра в поту считает не баранов, а убытки. Каждый третий бизнес в Израиле, свидетельствует статистика, находится под угрозой закрытия, и этот дамоклов меч угрожающе висит над головой.

Большинство «русских», как свидетельствует та же статистика, в сфере частной инициативы достаточно инертны и предпочитают синицу тлуша-маскорета в руке любым журавлиным стаям в небе. Удивительно, но даже те из моих дважды соотечественников, кто успел застать начало и расцвет кооперативного движения, почувствовать запах заработанных собственной инициативой денег, вспомнили в Израиле о своих дипломах.

Израильский лавочник - не чета европейскому бюргеру, он не чувствует себя защищенным и пребывает в состоянии коровы молочно-мясной породы: когда все выдоят, непременно зарежут. Маколет либо любой другой мелкий бизнес - не то состояние, которое при передаче по наследству будет гарантированно кормить следующие поколения, как немецкая пивная-кнайпе, французская брассерия, итальянское кафе или пиццерия.

Но если лавочник - не средний класс, кормилец, основа общества и источник налоговых поступлений, то кто же соль израильской земли? Кибуцник? Да господь с вами, на дворе 2012 год. Рабочий, строитель? Современный таиландский рабочий? Представитель хайтека, у которого нет никаких прав, и через какой десяток лет его вышвырнут по возрасту, выжав все соки? Понятно, нет. Это госслужащий, массовый представитель единственной защищенной категории израильских граждан.

У него есть квиют, профсоюз, внятная пенсионная программа, если сократят, то право выхода на досрочную пенсию, периодически открывающиеся всевозможные фонды и другие накопления, скидки на приобретение автомобилей для госслужащих, счет в банке «Яхав», совершенно иные, щадящие условия для взятия машканты и ссуд.

Конечно, любое государство поощряет своих «солдат» - армию, полицию, прокуратуру, судейских, спецслужбы, чиновников всех рангов, учителей и проч. В цивилизованных странах государевы люди получают немного, но у них спокойная гарантированная старость. Диктаторские режимы к своим нукерам куда более щедры, им нужно опираться на верных и преданных церберов.

Вот мы и имеем в западном варианте следователя или прокурора, которого в случае ослепительной карьеры могут взять в серьезную адвокатскую контору, либо любого другого чиновника, чьи знания и опыт легко найдут применение на частном рынке.

У нас, напротив, госслужащие, да еще со второй степенью, получают значительно больше, чем в частном секторе. Редкий случай в мировой практике, когда за квиютное протирание штанов платят больше, чем за инициативу, желание рисковать и пахать до седьмого пота.

Примеры ухода в политику или в госмонополии (каковыми де-факто и де-юре является большинство наших процветающих компаний) отставных высокопоставленных военных, полицейских чинов и госслужащих высшего ранга меня не убеждают, потому что эти синекуры им даются за лоббистскую деятельность в хорошо знакомой среде, откуда и будут рекрутироваться поколения next нашей элиты.

По счастью, наше низшее и среднее чиновно-служивое звено лишено той удручающей коррупционной составляющей, которая махровым цветом проросла в России. Но когда в недавнем прошлом всем госслужащим, которым был положен мобильный телефон, выдавался аппарат исключительно компании «Пелефон», армейским - исключительно автомобиль «Пежо», или всем чиновникам, от секретарши до министра, вдруг выдали бесплатно экономящие воду насадки на кран производства одного и того же завода, понятно, что дело в грандиозном откате.

Ладно, у богатых свои законы, а каково быть бедным и средним? Среднестатистический израильтянин до недавней волны подорожаний работал на государство только 192 дня в году, а на себя - лишь 174.

На оборону (а куда деваться?) он пахал 27 дней, и при непрозрачном бюджете этого ведомства я не уверен, что кто-то из людей в мундирах не нагрел на этом руки.

25 дней у усредненного трудяги ушло на министерство соцобеспечения - это сколько мы отпахали на пособия для харедим? Минпрос сожрал 23 дня, а школьники в массе своей не поумнели. В 11 дней обошлось здравоохранение, не берусь судить об этих расходах, некомпетентен. И, наконец, 68 рабочих дней ушло на оплату долгов государства. По сравнению с предыдущим годом налоговое бремя увеличилось на 11 дней, а вот во сколько смен нам станет подорожание бензина, н.д.с, товаров, услуг, продуктов, электроэнергии, сигарет, пива и далее везде, еще не объявили. Но доподлинно известно, что полиняет среднестатистическая семья на 1000 шекелей в месяц или на 12.000 в год. Больше чем на одну среднюю же зарплату, или минимум - дней на тридцать с лишним.

За счет кого? Госслужащего, который ничего не производит? Понятно, покупательная способность и уровень жизни его понизятся, но Гистадрут и Минфин найдут способ ему соломки подстелить. Да нет, за счет работяг и тех самых лавочников, которых мы сильно не любим.

Источник: Глобус

Метки:

Читайте также