О пешках, ферзях и других политических фигурах
Фото: Getty Images
О пешках, ферзях и других политических фигурах

Не думаю, что коренные израильтяне хорошо знакомы с творчеством Михаила Юрьевича Лермонтова, но эти строки замечательно подходят к кратковременному роману Кадимы и Ликуда. Итак, развод. Супруги ведут себя традиционно склочно, кидаются тарелками, и трудно поверить, что еще совсем недавно Мофаз обнимал Биби как самого родного человека. Теперь для него Нетаниягу снова лжец - а как же его извинения за «момент минутного гнева»? Оно, конечно, милые бранятся - только тешатся, но мало кто у нас способен назвать Шауля Мофаза и Биньямина Нетаниягу милыми.

Честно говоря, я не припомню, чтобы Шауль Мофаз на пике своей военной карьеры требовал призвать на службу харедим. У политиков интересы меняются в зависимости от расклада их партийной борьбы. Собственные однопартийцы тоже хороши – им были хорошо известны виды на урожай бывшей партии власти. Вот они и толкали Шауля Мофаза в объятия премьера - исключительно из желания сохранить свои депутатские зарплаты. Однако нельзя входить в коалицию абсолютным клоном Ликуда. А чем, собственно, Кадима Мофаза отличается от главной партии национального лагеря? Чем она может быть ценна и интересна избирателю? Вот и было найдено хотя бы одно из 13 отличий, которое и озвучил Йоханан Плеснер. Биби взбрыкнул, увидев, что председатель комиссии, должной найти альтернативу отмененному Закону Таля, угрожает его главному и стратегическому союзу с харедим. Что оставалось Мофазу? Выйти из коалиции и объявить, что он готов отказаться от высокого поста ради верности продекларированным идеалам. Он ждал аплодисментов, но общественность отнеслась к этому гордому шагу абсолютно равнодушно. По всем опросам Мофаз не получил ни одного дополнительного мандата на гипотетических выборах. Более того, стратегия и тактика бывшего министра обороны и начальника Генштаба четко приклеила к нему прозвище «мистер Зигзаг». Не то чтобы глава правительства у нас по характеру кремень, но уж этот точно ему не альтернатива. Так считают не только в обществе, но и в его собственной партии. Те, кто из собственных шкурных соображений поддержал его на внутрипартийных праймериз и помог победить Ливни, теперь его оставили.

Ави Дихтер, в прошлом глава ШАБАКа и самый высокопоставленный функционер Кадимы, ищет способ войти в Ликуд. Туда же просится и Цахи Анегби со своей подмоченной репутацией. Нетаниягу щедр на посулы, ему не жаль для блудных овец министерских постов, там, где 37 министров и замов, всегда найдется место и для других. Этот стол в зале заседаний Кнессета остается излюбленной темой для анекдотов. В очередной раз пригласят столяра, чтобы сделать его еще длиннее. Подумаешь, налогоплательщик оплатит еще несколько «Ауди» для свежеиспеченных министров.

Не прочь перебраться в Ликуд и Юлия Шамалова-Беркович. А ведь еще каких-то три месяца назад на пресс-конференции она представляла своего патрона Мофаза как альтернативу Биби. Но пока суд да дело, Юля пытается напомнить о себе абсолютно ненужным законопроектом. Она предлагает запретить в госучреждениях устанавливать на кондиционерах температуру ниже 25 градусов, требует запретить «замораживать» работников. Но, милая Юля, даже не все, рожденные, как вы, в жарком Узбекистане, чувствуют себя комфортно при повышенной температуре. Мне не совсем понятно, почему нужно воспринимать рядового гражданина Израиля как безнадежного идиота, не способного самостоятельно выставить температуру в помещении. Как же он, бедолага, дома без Юлиной заботы справляется? Я представляю, какие проклятья будут раздаваться по всей стране, когда рестораны и бары, высшие учебные заведения, спортивные залы, а также частные компании, в которых заняты более 500 человек, перейдут на высокотемпературный режим. Примечательно, что, по сообщению газеты «Едиот ахронот», инициативу Шамаловой-Беркович поддерживают и другие депутаты Кнессета.

А что, им больше нечем заняться? Судя по рейтингу, целый ряд народных избранников у нас выглядит гражданами без определенного места жительства в Кнессете (во всяком случае, в будущем) и занятий. Жаль, у нас нет министерства холодильной промышленности, иначе Юля получила бы вожделенный пост замминистра.

Естественно, в отличие от премьера, в самом Ликуде перебежчикам не рады. И даже если в нижней части списка кого-то заставят потесниться, чтобы принять Анегби и Дихтера, против Юлии Шамаловой-Беркович костьми лягут тот же Зеэв Элькин сотоварищи.
Биби, понятно, привлекает идея возникновения мятежной фракции из семи депутатов и дальнейшего их присоединения к Ликуду. А еще одна часть способна уйти в другую сторону – к Ципи Ливни и той партии, которую она возглавит, или в которую придет на второе место, в частности, к движению Яира Лапида. Пока можно точно сказать, что в списке Ливни - Йоэль Хасон, Шломо Мула, Нино Абесаздзе и Роберт Тивьяев. Непонятно, где Марина Солодкина, в прошлом активно поддерживавшая Ливни, но надо сказать, что депутатскую пенсию она давно заработала.

А пока лидерство Мофаза трещит по швам, и даже если он сохранит свой пост, Кадима под его руководством на ближайших выборах может скукожиться чуть ли не до семи мандатов. Так проходит земная слава. Но мы помним и партию «Третий путь», и «Шинуй» Томи Лапида.

Рикошетом скандал с призывом харедим ударил и по рейтингу Биньямина Нетаниягу. До создания комиссии Плеснера у Биби была беспрецедентная поддержка в обществе.

Сегодня Нетаниягу теряет мандаты, зато Либерман их потихоньку набирает. Он явно готовит сюрприз премьеру, но до последнего слова юридического советника правительства по своему делу держит его под сукном. А тем временем политическая атмосфера накаляется, как и положено в этом жарком июле и грядущем августе. Пока не вступил в силу законопроект Шамаловой-Беркович и не расплавились мозги,  можно в прохладном помещении прикинуть шансы не только Ципи Ливни, но и Шелли Яхимович. Я бы не удивился союзу этих партийных дам. Такой альянс может стать реальной альтернативой правому лагерю, если к этой оппозиции примкнет и партия Яира Лаида, а опросы сулят ему 10-15 мандатов. Совсем неплохо для новорожденной партии. Но ключ к этой альтернативной коалиции находится у Авигдора Либермана. Зато код этого сейфа знает только юридический советник.

counter
Comments system Cackle