Дафни снова на коне
Фото: Getty Images
Дафни снова на коне

Раньше или позже движению социального протеста придется принять решение о выходе на политическую арену. Поэтому было бы правильно превратить его в политическую партию и бороться за места в Кнессете.

НЕ РАССКАЗЫВАЙТЕ НИКОМУ, но на многочисленных демонстрациях, когда мы провозглашали наши призывы к миру и справедливости, зная, что ни одно сказанное слово не попадет в СМИ, я втайне желал, чтобы появилась полиция и отдубасила нас.

Это привлекло бы внимание СМИ, и они донесли бы наши идеи до широкой общественности – в чем, собственно, и состоял смысл демонстрации.

Такое случилось на прошлой неделе.

ПОМНИТЕ ДАФНИ ЛИФ? Молодую, женщину, которая, не имея возможности заплатить за квартиру, поставила палатку на центральном бульваре Ротшильда в Тель-Авиве, дав старт движению протеста, привлекшим полмиллиона активных участников.

Их лозунгом, в подражание площади Тахрир, стало: «Народ требует социальной справедливости!»

Власти, как и все мы, были к этому не готовы. Столкнувшись с новым опасным явлением, они поступили так, как политики всегда поступают в подобных ситуациях: правительство сделало вид, что отступает, назначило комиссию, торжественно согласилось с ее выводами и село, сложа руки.

C конца прошлогоднего «лета социальных протестов» почти ничего не сдвинулось, а если было какое-то движение, то только к худшему. Доходы больших начальников выросли вдвое, а бедным стало еще труднее платить за жилье.

В конце лета мэр Тель-Авива, Рон Хульдаи, номинально член «Аводы», послал своих «инспекторов» снести сотни палаток на бульваре. Движение впало в долгую зимнюю спячку, а старая добрая «проблема безопасности» вытолкнула «социальную справедливость» прочь с повестки дня.

Все ждали, что сопротивление, подобно спящей царевне, вот-вот проснется, и летом вновь начнутся протесты. Вопрос был лишь, в какой форме?

ЭТО ПРОИСХОДИТ на наших глазах. С официальным началом лета 21 июня протесты возобновились.

Никаких новых идей не возникло. Дафни и ее сторонники, очевидно, полагают, что предпочтительнее во всех деталях повторить прошлогодний успех.

Они вернулись на бульвар Ротшильда, попытались развернуть там крошечные палатки и призвать народ к ним присоединиться.

Но между прошлым и нынешним годом большая разница: не стало элемента неожиданности.

Любой стратег знает, что внезапность на войне – половина победы.

В прошлом году акция была совершенно неожиданной. Подобно переходу египтян через Суэцкий канал в Йом-Кипур 1973 года – в том числе, и для самих участников.

Но неожиданность нельзя подогреть, как кофе.

На этот раз власти были к протестам готовы. Разумеется, имели место длительные и тайные консультации. Премьер-министр твердо решил, что больше не позволит себя унизить. Тем более, поле того, как журнал «Тайм» навал его «Королем Биби», а немецкий бульварный таблоид «Бильд» короновал и его супругу Сару. («Сарале», как ее обычно называют, столь же популярна, как Мария Антуанетта в свое время).

Распоряжения, которые Нетаньяху и его подручные отдавали полиции, состояли, очевидно, в том, чтобы с самого начала силой подавить протест. Мэр решил превратить бульвар в крепость против палаточников. (Кстати, французского слово «бульвар» происходит от немецкого “Bollwerk”, что означает фортификационное сооружение, потому что горожане любили прогуливаться по стенам крепости. Они делают это до сих пор в чудесном тосканском городке Лукка).

Нетаньяху, похоже, многому научился у Владимира Путина, нанесшего ему на этой неделе визит вежливости. Пару недель назад лидеров протеста вызвали в полицию и стали расспрашивать об их планах – вещь в Израиле неслыханная (в отношении евреев в пределах «зеленой линии»). Законность такой процедуры, по меньшей мере, сомнительна.

ПОЭТОМУ к моменту появления Дафни всё на сцене уже было готово.

«Инспекторы» майора Хульдаи, до сих пор ни в каких акциях с применением силы не замеченные, набросились на десяток протестующих, бесцеремонно разогнали их и растоптали их палатки.

А когда протестующие отказались покинуть занятое ими место, задействовали полицию. И не простых полицейских, а подразделение, специально обученное подавлению беспорядков. На снимках и видео можно наблюдать, как полицейские набрасываются на протестующих, бьют и пинают их. Вот полицейский душит двумя руками молодую женщину. Саму Дафни повалили на землю, били и пинали ногами.

На следующий день эти сцены появилось в газетах и на телевидении. Люди были шокированы.

Когда 12 протестующих, после того как они провели ночь под арестом, доставили в суд, судья устроил полицейским разнос и отпустил задержанных.

На следующий день состоялась демонстрация возмущенных обращением с Дафни. И опять полиция набросилась на участников протеста, которые заблокировали центральные магистрали и разбили стеклянные двери двух банков.

Правительство, полицейское начальство и мэр пришли в ужас. На специально созванной пресс-конференции начальник всей полиции страны назвал происшедшее «Хорошо подготовленным бунтом подонков и насильников». «Вандализм!» – в тон ему высказался мэр.

В ЭТИ ЖЕ ДНИ группа палестинцев, израильтян и активистов из разных стран проводила акцию протеста в Суссии, небольшой арабской деревне на краю пустыни к югу от Хеврона.

Долгое время оккупационные власти пытались изгнать отсюда палестинцев, чтобы расширить соседнее поселение, носящее то же имя, а затем аннексировать этот район. После того, как арабские дома были разрушены, их жители нашли прибежище в древних пещерах. Время от времени армия делает попытки выгнать их, блокируя колодцы и арестовывая людей. Почти все из нас в движении сторонников мира в то или другое время принимали участие в акциях протеста.

События на бульваре Ротшильд – детские шалости по сравнению с тем, что творится здесь. Полиция использует слезоточивый газ, стальные пули с резиновой оболочкой, водяные пушки и «вонючую воду» – вещество, от запаха которого невозможно избавиться за дни и недели.

Отсюда урок. Нельзя ожидать, чтобы полицейские, которые постоянно подавляют протесты в Билине и других местах Западного берега, а потом оказываются в Тель-Авиве, мгновенно станут лондонскими полицейскими. Брутальность не может вечно оставаться за «зеленой чертой». Раньше или позже Билин должен был докатиться до Тель-Авива.

И докатился.

ЧТО ЖЕ ТЕПЕРЬ? Проведенный на этой неделе опрос показал, что 69% израильтян-евреев (арабов не спрашивали) поддерживают возобновление протестов, а 23% ответили, что насильственные действия протестующих могут стать необходимостью.

Через несколько часов после этой публикации Биньямин Нетаньяху объявил, что запланированное повышение налога на бедных и средний класс отменяется. Вместо этого допущено значительное увеличение бюджетного дефицита. Это идет вразрез с основными представлениями Нетаньяху и показывает, в какой степени он напуган протестами.

Разумеется, ждать реальных изменений в экономике, истощенной гигантским военно-промышленным комплексом, а также поселенцами и ортодоксами, не приходится. Дафни и ее сторонники внимания этому не уделяют. Но деньги находятся именно здесь, и без этих средств государство всеобщего благоденствия возродить невозможно.

Они также не желают заниматься политикой, справедливо опасаясь потерять значительную часть своей поддержки. Не раз было сказано, если вы не хотите иметь дело с политикой, политика будет иметь дело с вами.

Нет ни малейшего шанса реально обеспечить социальную справедливость без коренных изменений политического курса страны. Сейчас Король Биби и его правые когорты обладают высшей властью. Правый блок контролирует огромное, 80-процентное, большинство в Кнессете, а остатки левого блока совершенно бессильны. Перемены в такой ситуации невозможны.

Раньше или позже движению социального протеста придется принять решение о выходе на политическую арену. Поэтому было бы правильно превратить его в политическую партию, например, в «Движение за социальную справедливость», и бороться за места в Кнессете

69% сторонников, конечно, разбегутся. Но значительная часть останется и образует в Кнессете новую силу.

Те, кто обычно голосовал за «Ликуд» или «ШАС», смогут впервые отдать свой голос партии, которая отстаивает их основные жизненные интересы, устранив отжившее деление на «левых» и «правых» и создав совершенно иное распределение власти.

Существенных перемен с первой попытки может и не быть, но в дальнейшем такой курс может привести к успеху. Как бы то ни было, ситуация на израильской политической сцене кардинально изменится с первого дня.

Такая партия будет вынуждена по самой своей природе принять программу мира, основанную на принципе двух государств, и светскую, либеральную, социал-демократическую систему.

Это может стать началом Второй Израильской Республики.

counter
Comments system Cackle