Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
+31+26

Мнения

А
А

Жертва или палач? Пусть решает компьютер

Интерактивный план музея памяти жертв Холокоста "Бабий Яр" в Киеве предполагал разделение посетителей на жертв, палачей и коллаборационистов - и реакция на него оказалась негативной…

14.05.2020
Источник: inoСМИ.ru
GettyImages

Ранее это, возможно, казалось хорошей затеей. Когда вы приезжаете в новый Мемориальный центр Холокоста "Бабий Яр" в Киеве и приобретаете билеты, вам предлагают заполнить анкету и пройти психологический тест, пока компьютер собирает информацию о вас в социальных сетях.

Затем компьютер обработает всю информацию, поместит вас в одну из нескольких групп, среди которых есть палачи, коллаборационисты и жертвы, и предложит вам соответствующую программу посещения музея. Об этом говорится в презентации, размещенной на сайте будущего музея.

Этот план, разработанный московским режиссером Ильей Хржановским, который известен своей любовью к иммерсивному театру и ролевой игре, был рассчитан на то, чтобы избежать "шаблонных посещений музея", о чем с энтузиазмом сообщается в презентации на сайте.

Позволит ли этот план достичь поставленной цели, неизвестно, однако он уже вызвал бурю критики в адрес создателей этого центра, который должен открыться в 2025 году на том самом месте, где нацисты убили десятки тысяч евреев, цыган, украинских и русских военнопленных, пациентов психиатрических больниц и многих других.

Советские власти оставили это место - жутковатый, поросший левом овраг на окраине Киева - практически нетронутым, поставив там памятник на открытом воздухе. В послевоенные годы Киев постепенно разрастался и окружил это место, оставив между многоэтажными домами и оживленными улицами этот поросший деревьями островок с жуткой историей.

Слабые весенние солнечные лучи пробиваются сквозь густую листву и освещают землю, испещренную следами, оставленными там любителями горных велосипедов.

Даже в 1940-х годах это место находилось так же близко от привычной городской суеты, как и сегодня. На сайте центра говорится, что в период геноцида на Восточном фронте евреев зачастую убивали прямо рядом с их домами, предпочитая не вывозить их в лагеря смерти.

В сентябре 1941 года в Киеве появились плакаты, на которых было написано, что евреи обязаны явиться на угол улиц Мельникова и Дегтяревской. Этот угол находился достаточно близко к Бабьему Яру, и евреи смогли добраться туда пешком. Местные дружинники помогали нацистам. Множество свидетелей видели, как мимо их домов проходили колонны людей.

Если план Хржановского будет реализован, компьютеры будут направлять посетителей музея по одному из нескольких маршрутов, отмеченных специальными знаками на полу комплекса. После этого посетители смогут испытать на себе ужасы Бабьего Яра в качестве участников в ходе "интерактивной, ролевой постановки".

Согласно презентации, "слепые гиды" проведут посетителей по темным коридорам. Зал, где посетители смогут надеть очки виртуальной реальности, позволит им перевоплотиться в "жертв, коллаборационистов, нацистов и узников войны, которым среди прочего приходилось сжигать трупы".

Благодаря технологиям глубокой цифровой фабрикации посетители смогут увидеть реконструкции ужасов, в которых у персонажей будут лица посетителей. В презентации на сайте говорится, что эти технологии используются, чтобы создавать фальшивые порнографические видео с участием знаменитостей, но их вполне можно использовать и в благих целях - для сохранения памяти о Холокосте.

В конце, согласно презентации, посетителям предложат ознакомиться с отчетом об их личностных особенностях. В целом, говорится в презентации, посещение этого музея станет "напряженным и временами шокирующим эмоциональным путешествием, в центре которого будет стоять этический выбор".

Хржановский обнародовал свой план музея, который обойдется в 100 миллионов долларов, осенью прошлого года, но критики - очевидно, пораженные его содержанием, - начали выражать свой протест только этой весной.

"Разве могут подобные планы быть уместными в отношении Холокоста, к тому же на месте, где совершались преступления Холокоста?- написал Карел Беркхоф (Karel Berkhoff), историк Центра исследований Холокоста и геноцидов в Амстердаме и бывший ведущий историк проекта "Бабий Яр" в своем заявлении об увольнении. - Где деликатность? Где сдержанность?"

Многие из тех, кто ранее работал над проектом, тоже его покинули. Десятки украинских писателей, историков, художников и других деятелей культуры опубликовали 29 апреля открытое письмо, в котором они выразили свой протест против "форм иммерсивного участия в виртуальной реконструкции Холокоста и геймификации смерти".

Реализация этого проекта, начавшаяся в 2016 году, протекала на фоне военной кампании России на востоке Украины. Начиная эту кампанию, Кремль обвинил украинцев в фашизме.

Еще больше негодования вызывал тот факт, что в этой убежденно антироссийской стране организаторы проекта приняли многомиллионные пожертвования от российских олигархов, в конечном счете предоставив им возможность принимать деликатные решения касательно увековечивания памяти Холокоста и изображения коллаборационизма на Украине.

В своем телефонном интервью Хржановский попытался отстоять свой проект, назвав его более совершенной версией музея Холокоста, и рассказал, что его пригласили в этот проект после его встречи с одним из спонсоров, с российским нефтяным магнатом Михаилом Фридманом.

Натан Щаранский, бывший советский диссидент и бывший заместитель премьер-министра Израиля, который сейчас занимает пост председателя наблюдательного совета мемориала "Бабий Яр", сказал в интервью украинским СМИ, что Хржановский останется на должности художественного руководителя проекта, но что его концепция пока не была ни одобрена, ни отвергнута.

Хржановский попытался отстоять необходимость применения цифровых технологий и принципов ролевой игры в музее Холокоста. По его словам, презентация на сайте должна была послужить толчком к началу обсуждения различных концепций, а не продемонстрировать окончательный план.

Составление профилей посетителей может оказаться полезным во многих смыслах. К примеру, тому или иному посетителя могут показать историю какой-нибудь жертвы такого же возраста и той же профессии, чтобы человек мог острее почувствовать ужасы Холокоста.

По словам Хржановского, экспонаты музея позволят людям прочувствовать, как тяжело было людям делать личный нравственный выбор. "Не один плохой Гитлер, и не один плохой Сталин принесли в Европу середины прошлого века массовые убийства, - сказал он. - Это делали люди, которые соглашались принимать в этом участие".

По словам Хржановского, задача проекта - показать, что "любой человек может оказаться в любой роли и что это зависит от того выбора, который вы делаете". "Речь о вашей личной ответственности и о судьбе", - сказал он. Он признал, что посещение этого музея может оказаться крайне мучительным опытом. "Невозможно сделать его нестрашным, - добавил он. - Это страшная история".

Этот проект в некотором смысле перекликается с более ранним проектом Хржановского. Он снял сериал "Дау", в котором он исследовал суть советских репрессий посредством погружения непрофессиональных актеров в советские декорации на несколько месяцев, придерживаясь принципов телевизионного реалити-шоу.

После того как на съемочную площадку привезли сирот-инвалидов, полиция завела уголовное дело. Хржановский настаивал на том, что он получил все необходимые разрешения. По словам Хржановского, те вопросы, которые поднимает этот проект о Холокосте, актуальны сегодня, в период пандемии коронавируса, поскольку принимаемые меры по борьбе с этой болезнью напрямую связаны с темами "страданий, смерти, выбора между спасением себя и спасением других".

В презентации говорится, что посетители найдут в этом музее не только смерть, ужасы и горе. Согласно плану, посетители должны будут завершить свое катартическое путешествие на "городской игровой площадке" для взрослых, которая должна стать символом надежды. В презентации показано, как взрослые люди катаются с горки и качаются на качелях.

Критикам все это не понравилось. Куратор Дитер Богнер (Dieter Bogner, бывший член группы планирования, который уволился после обнародования проекта Хржановского, написал, что основная экспозиция "опасным образом создает впечатление Дисней-парка Холокоста".

Эндрю Крамер (Andrew E. Kramer), Мария Вареникова, The New York Times (США)

Читайте также