Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авивמעונן חלקית וייתכן גשם
+30+25

Мнения

А
А

Как рука руку моет в наших СМИ

Hаш картель пост-сионистских СМИ мощной пуповиной связан с мировым картелем левых СМИ, которые обеспечивают международный резонанс нужным публикациям.

07.05.2020
Источник:mnenia.zahav.ru
ShutterStock

Не в первый раз наши законодатели выдвигают идею приватизации средств массовой информации, которые сидят на бюджете. Правы те, кто говорят, что этих депутатов интересует не столько экономия наших денег (сотни миллионов шекелей в год), сколько то, что эти общественные СМИ откровенно работают на одно политическое крыло, подавляют одни партии и покровительствуют другим. И с этим утверждением спорить трудно. Те, кто слушают радиоканалы КАН-Решет бет, Галей ЦАХАЛ, 11-й телеканал могут привести множество примеров постоянного перекоса в освещении событий, предвзятости. Вот вам один совсем свежий пример.

5 мая 2020 г. на главном государственном радиоканале Решет бет (7-15 утра) парламентский корреспондент Гостелерадио Михаэль Шемеш авторитетно сообщает: "Нетаниягу использовал ("ницель" - ניצל) пресс-конференцию по коронавирусу для того, чтобы атаковать БАГАЦ и угрожать БАГАЦу" ("така́ф", "ие́м" – תקף, איים).

Далее Шемеш цитирует в подтверждение своего обвинения: "Нетаниягу сказал, что если БАГАЦ отменит коалиционное соглашение, тогда увеличатся шансы на то, что придется пойти на выборы – пусть народ решит, кто из нас прав, имею ли я право возглавить правительство". Где здесь атака на БАГАЦ? Где – и в чем – угроза? Он что, пригрозил распустить БАГАЦ? Посадить судей в тюрьму? Он напомнил, что сувереном в стране является народ – и, возможно, он подаст апелляцию суверену на решение 11 судей БАГАЦа.

И тут же в эфир пригласили политика от оппозиции Моше (Буги) Яалона, который, ссылаясь на этот пассаж журналиста, заявил: Нетаниягу, угрожая БАГАЦу, ведет себя как главарь банды рэкетиров. Потом в течение нескольких часов тот же радиоканал снова и снова цитировал слова Яалона. Это и называется одностороннее, предвзятое освещение, потому что к оппонентам нынешнего премьера таких нечистоплотных методов не применяют. Такое происходит каждый день, каждый час. Наши СМИ не столько отражают жизнь, сколько всеми силами ее формируют. И неудивительно, что половина населения в стране убеждена, что Нетаниягу – глава мафии.

О том, какими еще методами действуют эти СМИ, подвигая свою программу, мы поговорим в отдельной статье, а сегодня я постараюсь ответить на часто задаваемый мне вопрос, как же им это удается? Потому что тогда мы поймем, изменит ли ситуацию приватизация общественных СМИ.

Нам поможет другой пример. 10 февраля 2020, в 6-12 утра на Решет бет Арье Голан рассказывает о скупе в газете "Едиот ахаронот": нарушения в больнице РАМБАМ в Хайфе, и с горечью констатирует: "А в других газетах не подхватили!" Потом добавил: Вот обвиняют, что газеты составили заговор, видите – нет никакого заговора, газеты не подхватывают чужой скуп.

Во-первых, как свидетельствует Арье Голан, уже давно идут разговоры о том, что СМИ-ресурсы действуют методами сговора, картеля.

Во-вторых, скуп, опубликованный в одной газете, не может технически появиться в то же утро в другой газете. Зато, как мы увидели, наутро скуп подхватывает главный радиоканал устами Арье Голана, а вечером – телеканалы, и назавтра могут поместить и в других газетах.

И в третьих: картель раскручивает не каждый скуп, а только тот, который работает на идею, ради которой и создан картель СМИ – если он помогает убрать неугодного премьера, политика, повлиять на выборы в свою пользу.

Те, кто признает чрезмерное влияние СМИ на все аспекты нашей жизни, видят, что не каждая газета и не каждый канал могут похвастать такой властью. Желая подчеркнуть, что речь идет о части этих средств массовой информации, люди называют их "мейнстримные медиа", "либеральные СМИ", "официальные СМИ", "крупные СМИ", "главные", "ведущие", "традиционные" и проч.

Каждое из этих определений имеет свои недостатки. Оно либо не совсем точно, либо не все охватывает. К примеру, либерализм в этих СМИ и не ночевал. Газету "Гаарец" по тиражу вряд ли отнесешь к крупным, сайты трудно отнести к "традиционным СМИ" и так далее.

Я в своих статьях использую выражение "картель левых (особенность для Израиля – еще и пост-сионистских) СМИ".

Почему я называю их левыми? Они продвигают левые, губительные для человечества социалистические идеи в экономике, а в международных отношениях ратуют за уступки каждому агрессору, за бесконечные переговоры с террористами, давят на развитые страны с целью добиться в них дестабилизации - и экономической, и политической; этот картель СМИ - сторонник нелегальной эмиграции, миграции населения из экономически отсталых стран в страны развитые, за предоставление им всех прав в принимающих странах и тому подобное.

Израильские СМИ я называю еще и пост-сионистскими, потому что их деятельность направлена на лишение Израиля еврейского характера, превращение его в государство всех граждан с последующим быстрым превращением его во вторую Иорданию, второй Ливан, а то и Газу. Эти СМИ признают за миллионами "палестинских беженцев" право поселиться в пределах Израиля, защищают нелегальную иммиграцию в Израиль, выступают за предоставление гражданских прав нелегалам, за передачу огромной части Эрец-Исраэль палестинцам без обеспечения безопасных границ. В таком случае очень скоро в Израиле из-за демографических причин будет нееврейское большинство, и он превратится в еще одно государство, в котором евреи будут в меньшинстве. Это и есть их пост-сионистская программа.

Почему я называю группу этих независимых друг от друга, принадлежащих разным владельцам газет, сайтов и каналов картелем? Потому что их характеризует типичное картельное поведение. И главный признак: как и картели в экономике, участники СМИ-картеля действуют согласно договоренности (иногда негласной) в ущерб своим сиюминутным интересам - но на пользу общей цели.

И только входящие в этот СМИ-картель издания имеют то огромное, губительное для общества влияние, о котором говорилось в предыдущих статьях. То есть когда я пишу: "власть СМИ" – не следует делать вывод, что любая газета, канал, сайт, любой журналист, репортер, редактор обладают такой властью.

Работает этот картель так: один из ресурсов публикует полученную эксклюзивно скандальную информацию о политическом деятеле. При отсутствии картеля другой конкурирующий ресурс не стал бы играть на руку первому, не стал бы цитировать это у себя, раскручивая конкурента - а раскопал бы свой скуп о другом политике, но когда ты в картеле – тобой двигают корпоративные мотивы. Личные интересы каждого отдельного ресурса отходят на второй план, все работают на сверхзадачу.

Одна газета публикует негативное сообщение о неугодном картелю политике – с утра об этом говорят на всех радиоканалах картеля, обсуждают с экспертами (которых, разумеется, тщательно подбирают – чтобы сказал то, что нужно), приглашают "своих" политиков высказаться по этому поводу. Вечером телеведущие подхватывают подогреваемую весь день тему и доводят до кипения: драматическим тоном повторяют это сообщение в прайм-тайм и посвящают ценное эфирное время обсасыванию информации; на следующее утро уже все газеты картеля, отбросив в сторону личные интересы и конкуренцию, посвящают свои первые полосы этому сообщению, развивая, добавляя прогнозы. И постоянно фоном звучит: полиция должна заняться, прокуратура обязана вмешаться, это дело подсудное, если это правда – то это одно из самых тяжких преступлений за последние десять лет, двадцать лет, за всю историю государства, за всю историю цивилизации.

Создается впечатление, что данная тема – самое главное, что происходит в стране. И эта вакханалия продолжается неделю. Полиции некуда деваться – такой общественный резонанс! Она начинает проверку, ход которой с таким же размахом освещает весь картель, журналисты находят и интервьюируют в эфире людей, могущих хоть что-то рассказать об этом деле – выполняя львиную долю работы за полицейских. Почти всегда находят новых пострадавших и тепленькими вручают их следователям (которые во всем мире ленивые и безынициативные). Вскоре возбуждается расследование, опять участники картеля обсуждают его, повышая градус: ведь это уже не публикация, не проверка, это – полицейское расследование! На этой стадии расследуемого политика откровенно называют преступником, уголовником, насильником, взяточником – в зависимости от инкриминируемой статьи УК. Каждый день сливают детали с допросов, описывают в подробностях каждое следственное действие. С ученым видом знатока, с видом посвященного делятся с зрителями, читателями, слушателями не только фактами, но и мыслями следователей, рассказывают, кого они собираются допросить, кого задержать по этому делу.

Если прокуратура, получив результаты расследования, чуть-чуть замешкается, не поспешит отдать политика под суд, картель инициирует пикеты у дома главного прокурора; эти пикеты и демонстрации широко анонсируют в тех же СМИ и так же широко освещают, нагоняя таким образом туда участников и создавая впечатление всенародного возмущения.

И совершенно неважно, каким на самом деле является этот проступок, что угодно можно характеризовать как страшное преступление, небывалое по своей ужасности. Например, просьбу пресс-секретаря опубликовать сообщение о том, что неугодный картелю премьер-министр добился хороших результатов в чем-то. Это можно характеризовать как попытка давления на объективную прессу, как диктаторское поведение, попытку узурпации власти.

Понятно, что таким образом раскручивают, цитируя друг друга, не любую информацию, а только то, что помогает продвигать главную идею – левую и пост-сионистскую. Раскручивают информацию, которая помогает убрать неугодного политика и продвинуть своего. Такое подхватывание в западной журналистике называется follow up ("фолов-ап"), отслеживание.

Здесь нужно перечислить, какие ресурсы в Израиле входят в этот левый пост-сионистский картель. По моим оценкам и наблюдениям - это газеты "Гаарец" и "Едиот ахаронот". Это центральные радиоканалы – государственный "Решет бет" и армейский "Галей ЦАХАЛ". Это три главных телеканала – государственный КАН (11-я кнопка), Кешет (12-я кнопка) и Решет (13-я кнопка). Это сайты "Ynet" и "Walla".

Как видим, это почти все основные СМИ-ресурсы в нашей маленькой стране, мощнейшая сила, та решающая всё четвертая по счету и первая по важности и влиянию власть, противостоять которой не может никакая другая ветвь власти.

К этому картелю еще недавно принадлежала и газета "Маарив", но после смены владельца я наблюдаю попытки быть сбалансированными. Там работают и пост-сионисты, и нормальные журналисты. Тот случай, когда владелец может влиять – поскольку газета не в Картеле.

Газеты "Исраэль а-йом", "Макор ришон", газеты ортодоксов – вне картеля. Вне картеля – 20-й телеканал. Важный сайт NEWS1 независимого журналиста Йоава Ицхака. И несколько местных радиоканалов.

Совершенно поэтому неважно, какой тираж имеет та или иная газета, входящая в картель. Газета "Гаарец" с ее ничтожным по сравнению с газетой "Исраэль а-йом" тиражом имеет огромное влияние, потому что рядом с ней плечом к плечу стоят остальные ресурсы картеля. Тогда как гигант "Исраэль а-йом" в этот картель не входит, и его публикация звучит как глас вопиющего в пустыне. Даже близкие идеологически правые газеты не копируют у себя скуп из этой газеты. Они разрознены, не сбились в свой картель. А "Гаарец" будет влиять на нашу жизнь даже с тиражом в сто экземпляров – чтобы хватило для редакций других газет, радио и телеканалов – и посольств десяти главных стран.

И еще один важный аспект: наш картель пост-сионистских СМИ мощной пуповиной связан с мировым картелем левых СМИ, которые обеспечивают международный резонанс нужным публикациям.

Такое же картельное поведение – но с другим знаком – мы наблюдаем в отношении негативной информации о "своем" политике, прирученном чиновнике. Вводит в заблуждение то, что участники картеля публикуют и сообщения, которые работают во вред их задаче – против "своего" политика, против "своей", преданной им партии. картелю для рейтинга нужны острые публикации – даже если они направлены против их идеологических союзников. Но зачастую это делается не на первых полосах, мелким шрифтом. И главное – такие публикации не подхватываются другими участниками картеля. Один ресурс опубликовал – а остальные игнорируют, и любое, даже самое скандальное дело очень быстро забывается, спускается на тормозах. С одной стороны видимость объективности соблюдена, долг выполнен, публикация была - чего же вы хотите? Мы – свободная, объективная пресса, мы публикуем все.

В американских левых СМИ были негативные публикации о любимце левого картеля СМИ в США Бараке Обаме. На этом все и закончилось.

И в Израиле может проскользнуть информация о нарушениях политика – фаворита картеля. Но если не будет "фолов-апинга" с размахом, с непрерывным нажимом, с пристрастным подходом, с нужным акцентом, не будет отслеживания, резонанса в других органах картеля – новость затеряется, о ней забудут сразу после опубликования нового скандала. Не будет долгого – день за днем, неделя за неделей – муссирования во всех главных СМИ – на этой публикации все и закончится.

Почему теле- радиоканал щедро цитирует важное для общего дела сообщение журналиста из конкурирующего канала? Почему газеты перепечатывают другу друга, как бы повышая рейтинг конкуренту? Почему сайт цитирует другой сайт?

Потому что общая задача картеля выше личных интересов каждого ресурса в отдельности. Нелогично? Кто же хочет терпеть убытки и играть на руку конкуренту? Идея оказывается важнее. Были в истории примеры такого поведения – себе во вред, но на пользу идее. Владельцы газет, каналов, сайтов хотели бы закопать экономического конкурента, но не могут влиять на идеологически заточенную редколлегию. Бессильны.

Вооруженные этими знаниями, мы можем ответить тем, кто говорит, что и сами СМИ являются чьими–то исполнителями, по правилу: кто владеет СМИ, тот и диктует. Это правило – кто платит, тот и заказывает музыку - может работать, когда речь идет о ресурсе, не входящем в картель. А владельцами ресурсов этого картеля, теми, кто дает им деньги, являются одновременно многие. Во-первых, покупатели газет – то есть сонм рядовых граждан. Кроме того, финансируют СМИ многочисленные рекламодатели. Есть также непосредственные владельцы акций. В Израиле есть так называемые "общественные" СМИ, состоящие на содержании государства (налогоплательщиков). Официально они входят в концерн Гостелерадио, а фактически - в картель пост-сионистских СМИ. Минфин исправно перечисляет этим радио и телеканалам деньги – на оклады сотрудникам, на производственные расходы, на журналистские расследования.

Такое вот изобилие владельцев и дает картелю СМИ полную независимость от каждого из них. По древнему и мудрому правилу: у семи нянек дитя без глазу. Но при этом картель подчинен своей губительной идее.

Известная журналистка Аяла Хасон работает на 13-м (бывшем 10-м) телеканале, который входит в картель. Но она - объективная журналистка, картельной идеологией не заражена. Она давно уже героически публикует материалы о недостойном поведении юрсоветника Мандельблита – но до расследования не доходит. Потому что Мандельблит пока своими решениями устраивает картель.

"Фолов-ап" важнее самой публикации. Любой маленький проступок неугодного политика, госчиновника, служащего можно раздуть постоянным упоминанием во всех средствах массовой информации – и человек лишится кресла за невинный, казалось бы, проступок, а то и отправится в тюрьму; а можно серьезное нарушение "своего" подать как невинную шалость, хихикнуть, сказать: "все так делают" и забыть – и свой политик отделается легким испугом.

Хорошим свежим примером может служить история с домогательствами милого американскому левому картелю кандидата на пост президента Джо Байдена. Нет "фолов-апа" – нет отставки.

19 апреля 2019 г. журналист Акива Бигман опубликовал в "Исраэль а-йом" скандальную статью о верховном комиссаре полиции Рони Альшейхе и кандидате в премьер-министры Бени Ганце, о сомнительной законности перевода миллионов шекелей со счета полиции на счет фирмы Ганца. (Ранее был опубликован отчет госконтролера, в котором указывалось, что деньги эти получены с нарушением). И не было никаких последствий – ни проверки, ни расследования, ни резонанса в остальных газетах, сайтах, на радио телеканалах.

А все почему? Потому что Акива Бигман и "Исраэль А-йом" не входят в картель пост-сионистских СМИ. Почему их туда не принимают? Потому что они не борются в своих статьях против еврейского государства. Недавно активисты обратились в БАГАЦ, под их нажимом прокуратура распорядилась провести проверку; и опять же – почти никакого освещения в СМИ. Подобных примеров у меня масса.

В картель обычно принимают журналистов и редакторов уже имеющих соответствующее реноме, с проверенным взглядами. Но могут принять и тех, кого пост-сионистами не назовешь. Их там мало, следовое количество, они нужны для отвода глаз. В пост-сионистском "Едиот ахаронот" много лет трудится не-пост-сионист Бен-Дрор Ямини – но и он ограничен в своей свободе, его там держат для блезиру. Он изредка "кусает" Нетаниягу, и тогда, цитируя его, картельщики добавляют довольным тоном: "Видите, даже Бен-Дрор Ямини критикует Нетаниягу за этот шаг, а его левым не назовешь".

С недавних пор несколько правых журналистов появились на Гостелерадио. Но без резонанса, без "фолов-апа" они не могут существенно влиять на что-то.

Ни эти "белые вороны", ни сионистские и просто независимые СМИ Израиля не имеют существенного влияния. Почему? Причин несколько. В этих вне-картельных СМИ мало профессиональных журналистов, умеющих добывать скуп, проводить серьезное журналистское расследование. У них нет достаточно средств для таких расследований. И даже когда изредка появляется важная публикация - нет большого резонанса, потому что эти СМИ, как сказано, разобщены, они не создали свой картель со своей "фолов-ап"-поддержкой.

У них небольшие доходы и небольшие тиражи, потому что из-за своей идеологии они воздерживаются от публикации "желтого", пикантного – того, что так любит средний обыватель и находит в газетах и ресурсах, состоящих в Картеле.

На ситуацию влияет и специфика Израиля, где нужно преодолеть огромную бюрократию, чтобы открыть новый радио или телеканал. Попытки премьер-министра Биньямина Нетаниягу как-то ослабить контроль и либерализовать процесс и послужили одной из причин возбуждения против него уголовных дел (прокуратура назвала взяткой его разговор на эту тему с владельцем газеты "Едиот ахаронот").

Ситуация усугубляется и тем, что левый картель активно подавляет существующие свободные медиа.

В США, например, тамошний левый картель прилагает огромные усилия для того, чтобы дискредитировать в глазах у населения внекартельный телеканал "Фокс".

Прислужники картеля на других телеканалах и в Голливуде при каждом удобном случае высмеивают телеканал "Фокс" и его журналистов – в сатирических передачах, в ситкомах, в фильмах намекают на его непрофессионализм, на его ангажированность.

Эрез Тадмор, автор книги о СМИ, 25 марта 2010 года дал интервью сайту NRG, в котором среди прочего сказал:

"Главные СМИ делают все, чтобы игнорировать 20 телеканал. Потому что это самый лучший способ свести работу канала к нулю – полностью его игнорировать".

В Израиле под режиссурой картеля чуть было не закрыли главную некартельную газету – "Исраэль а-йом", навешивая на нее ярлыки, которые больше подходят им самим: ангажированная, необъективная и т.д.

В начале 2000-х под давлением картеля закрыли, сославшись на формальную причину, радиоканал Аруц-7 – он не был пост-сионистским.

И с другой стороны картель яростно бросается на защиту своих. 10 (картельный) телеканал наделал огромные долги, его должны были закрыть – но под давлением картеля нашли пути сначала реконструировать долг, а потом слили с другим каналом так, что ведущие картельные журналисты остались при деле.

Несколько лет назад правительство решило закрыть дорогостоящее Гостелерадио, живущее на прямые налоги с населения (пресловутая "агра́"). Не удалось – под давлением других членов картеля его просто посадили на бюджет, оставив опять же самых ярких пост-сионистских журналистов.

Если журналист из картеля опубликует ложную информацию и пострадавший подаст в суд за клевету, весь картель как один встает на его защиту; оказывается огромное давление на полицию, прокуратуру, судей – и проштрафившегося либо совершенно отмазывают, либо он отделывается легким наказанием. При этом перепуганный судья мотивирует свою снисходительность: "Да, журналист неправ, но если его наказать, то другие журналисты побоятся публиковать критику, а свобода слова важнее".

Сейчас в Израиле ведется кампания по признанию судебных исков о клевете в СМИ незаконными. На такие иски вешают клеймо "твиа́т hаштака́" – "иск затыкания ртов – תביעת השתקה". Не имеет значения, прав ли истец, имела ли место публикация клеветы о нем.

Но такую бронь от исков предоставляют не каждому журналисту, что имело бы хоть какое-то оправдание. Когда даже незначительную неточность допустит журналист из свободных СМИ – именно на него обрушивается весь картель, и тот человек теряет работу. Не вспоминают о первенстве свободы слова.

Вот что писал 20 января 2017 года на сайте газеты "Глобс" Эли Ципори (он – белая ворона в Картеле):

"Метод кнута и пряника журналисты используют не только в отношении политиков, но и в отношениях между собой. Клика (это его название стаи журналистов из картеля) нежно поглаживает своих по спинке, например, Керен Нойбах (многолетняя ведущая радиоканала Решет бет Ю.М.-М.), поглаживает Равива Друкера и Гая Рольника – и наоборот (все трое - яркие представители картельных СМИ – Ю.М.-М ). А темную устраивают опытному журналисту Йоаву Ицхаку, владельцу независимого сайта NEWS1".

О нынешней попытке приватизировать ресурсы Гостелерадио. Даже если удастся это сделать (что очень сомнительно), в СМИ-пространстве мало что изменится. И перейдя в частные руки, эти теле- и радиоканалы останутся в составе картеля. Намного важнее - добиться баланса в СМИ.

В следующей статье мы, как и обещано, детально изучим методы, которыми работают журналисты картеля. О том, почему они это делают – и о том, как же с этим бороться?

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке