Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
+31+24

Мнения

А
А

Герои на стенах Хайфы

Крестоносцы, осадившие стены хайфской крепости, не были готовы к встретившему их отчаянному сопротивлению. Объединенные общей опасностью евреи и мусульмане сражались на крепостных валах плечом к плечу.

13.04.2020
ShutterStock undefined

Первый крестовый поход

В 1071 году Византийской Империи был нанесен сокрушительный удар. Называвшее себя сельджуками тюркское племя, ураганом пронеслось по Центральной Азии, и, перейдя по пути в ислам, завоевало Анатолию – хорошо известный ныне, популярный турецкий курорт. С Северной Африкой и Пиренейским полуостровом прочно увязшими под властью мусульман, и сельджуками, терзающими теперь ее восточные пределы, христианская Европа оказалась, практически, в окружении.

Угасание Византии, восточной части Римской империи продолжалось к этому времени уже давно, и ее лидер, бывший полководец Алексий I Комнин, ясно осознавал, что без серьезных союзников противостоять, осаждающим страну мародерам, долго не удастся. Преодолев вековую вражду, разделявшую Византию и расположенную к западу от нее Священную Римскую империю, Алексий обратился к папе римскому Урбану II с просьбой направить к нему наемников в качестве подкрепления. И папа согласился, лелея надежду объединить весь христианский мир под своей властью.

Зимой 1095 года, на церковном соборе, созванном во французском городе Клермон, где присутствовали представители католического духовенства, а также светские дворяне и рыцари, Урбан II, обратился ко всем собравшимся, призвав освободить Иерусалим от мусульманского владычества, и, обещая участникам похода отпущение грехов, освобождение от долгов и прочие заманчивые льготы. Фактический призыв папы к насилию, грабежу и приключениям взбудоражил христианский мир (точно так же, как сегодня схожие воззвания пробуждают энтузиазм у исламских джихадистов), и вскоре каждый сегмент общества уже был охвачен стремлением рваться вперед.

Плохо подготовленная толпа, выступившая весной 1096 года, слабо представляла себе даже то, где находится Византия, не говоря уже о Святой Земле. Эти крестоносцы двинулись на восток через долину Рейна, захватывая провизию и снаряжение, главным образом, у «неверных» - беззащитных еврейских общин, и, оставляя за собой кровавый след убийств, изнасилований, грабежей и разрушений. Двенадцать тысяч евреев было убито в этом первом «Крестьянском крестовом походе», продолжившимся вдоль Дуная к Иерусалиму. Около четверти ополченцев было перебито в столкновениях с армиями Венгрии и Болгарии, не желавших мириться с грабежом и опустошением своих земель, остальные же, достигнув Константинополя, двинулись дальше и к середине осени были полностью уничтожены сельджуками.

Однако, чуть раньше, летом, в Малую Азию, наконец, выступила и реальная сила - армия, состоящая из тридцати пяти тысяч рыцарей, в том числе пяти тысяч всадников и возглавляемая цветом европейского дворянства.

 

По дороге в Иерусалим

С начала Х века Фатимиды правили Страной Израиля из своей столицы в Египте. На пике своего могущества фатимидский халифат включал в себя всю Северную Африку, Сицилию, Йемен и западную часть Аравийского полуострова – знаменитый Хиджаз.

Подавляющая часть евреев к этому времени уже была сосредоточена в крупных общинах Месопотамии, Египта, Северной Африки, Испании и Западной Европы. Тем не менее, небольшое количество потомков Якова по-прежнему продолжало упорно держаться за землю предков, проживая в Стране Израиля среди мусульманского большинства. Успешно интегрированные в местную элиту евреи занимали ключевые позиции в фатимидской администрации, отвечая в числе прочего за обеспечение и защиту некоторых пограничных крепостей. В целом еврейское население было рассредоточено по всей стране, но два крупнейших центра располагались в Иерусалиме и Рамле. В этих процветающих общинах установились свои собственные традиции и порядок молитв, сложилась обширная литургическая поэзия (пийют) и литература толкований еврейского учения (мидраш). Христианское меньшинство было сосредоточено в Иерусалиме, Вифлееме и Хевроне, а также в деревнях вокруг горы Табор (Фавор) в Нижней Галилее.

Арабский историк Аль-Мукаддаси, описывая в X веке экспорт из Страны Израиля, перечислял: оливковое масло, сушеные финики, изюм, плоды рожкового дерева, ткани, мыло, сыр, необработанный хлопок, яблоки, кедровые орехи, зеркала, иглы, ковры и веревки. Все это изобилие, однако, закончилось вместе с Крестовыми походами.

Упорно продвигаясь на восток, тысячи рыцарей завоевывали на своем пути все крупные города. Их план состоял в том, чтобы создать непрерывную полосу захваченных территорий вдоль всего побережья, от Европы до Святой Земли. Вот только, выполнение этой миссии подразумевало частые осады, продолжавшиеся порой месяцами и подрывавшие моральный дух армии. Поэтому, добравшись до Антиохии, расположенной на юге сегодняшней Турции и известной теперь как Антакия, крестоносцы сменили тактику и повернули на Иерусалим. В стремительном движении на юг, они обошли укрепленные города: Тир, Акко, Кейсарию и Арсуф, но завоевали Яффо, открыв этот порт для генуэзских кораблей, сопровождавших армию крестоносцев на всем пути из Европы. Спустя месяц рыцари уже были у ворот Иерусалима.

После продолжавшейся неделю осады, 15 июля 1099 года, крестоносцы, проломив городские стены, прорвались внутрь и убили тридцать тысяч мусульман и евреев. После продолжительных дискуссий Готфрид Бульонский был объявлен «Защитником Гроба Господня» (при этом, в отличие от своих преемников он отказался от титула «царь Иерусалима»).

Из четырехсот тысяч человек, покинувших Европу, до Иерусалима добрались только сорок тысяч, лишь небольшая часть которых действительно была рыцарями. Однако докатившиеся до Европы рассказы об их триумфе увлекли в Страны Израиля новые и многие тысячи людей.

 

Акко или Хайфа

На следующий год крестоносцы и их компаньоны из Венеции, которая, как и Пиза, следуя примеру Генуи, также предоставила свой флот взамен щедрой доли при дележке награбленного, приняли решение осадить Акко – важнейший из находившихся под контролем мусульман порт. Однако еще до начала наступления Готфрид Бульонский умер, и тогда оставшиеся лидеры крестоносцев, как видно, желая сократить риски, решили начать с захвата небольшого порта, который затем мог бы стать базой для дальнейшей атаки на Акко. Их выбор пал на расположенную напротив цитадель, защищенную стеной со сторожевыми башнями, и множеством прилегающих к ней домов. Крестоносцы называли этот город - Каифасом, нам же он известен как Хайфа.

Поначалу, это был крошечный городок, населенный преимущественно еврейскими рыбаками и красильщиками, умевшими извлекать из раковин моллюска Мурекс знаменитые лазурь (тхелет) и пурпур (аргаман). В Мишне и Талмуде Хайфа упоминается как центр учения, а имена хайфских мудрецов перечисляются в текстах из Каирской генизы. В 1071 году, после того, как сельджуки отняли Страну Израиля у Фатимидов, большая иерусалимская ешива покинула святой город, переселившись в Тир. Тем не менее, на суккот ее мудрецы, желая встретить праздник в святой земле, отправлялись в расположенную неподалеку на юге Хайфу.

Цитадель, в которой находились городской управляющий и его гарнизон, была построена, главным образом, из-за стратегической важности расположения Хайфы на пути из Кейсарии в Акко. Тем не менее, на протяжении столетий, в сравнении с Акко, Хайфа играла второстепенную роль.  Лишь незадолго до появления крестоносцев, как видно, благодаря успешной торговле, Хайфа превратилась в большой и важный город. Проезжавший мимо в 1055 году персидский путешественник описал расположенный на берегу моря город с большим количеством деревьев, финиковых рощ и опытными судостроителями. Жители Хайфы, похоже, весьма преуспевали, а некоторые были даже столь богаты, что жертвовали на синагоги в далеком Египте.

 

Плечом к плечу на стенах города

О битве у стен Хайфы, произошедшей в 1100 году мы знаем всего из двух источников. Во-первых, из книги Альберта Ахенского, хрониста и историка, жившего на рубеже XI и XII веков и слышавшего рассказы крестоносцев, а возможно, использовавшего воспоминания монахов, вернувшихся со Святой Земли. А во-вторых, из записей неизвестного венецианского монаха, участвовавшего в Первом крестовом походе и по обыкновению своего времени, изрядно приукрасившего добродетель своей стороны, заодно, заметно преувеличив масштабы и цифры в описываемых событиях.

Крестоносцы и венецианский флот одновременно подошли к Хайфе по суше и с моря, не ожидая особого сопротивления. Танкред Тарентский, князь Галилеи, предводитель внушительного рыцарского отряда, считал, что Хайфа после захвата, должна быть добавлена ​​к его княжеству, обеспечивая ему выход к морю. Готфрид же, стремившийся сохранить центральную роль своего королевства, не был расположен к тому, чтобы кто-либо из его вассалов концентрировал в своих руках слишком большую власть. Поэтому, уже находясь на смертном одре, он пообещал Хайфу другому рыцарю Годемару Карпенелю, значительно снизив этим мотивацию Танкреда.

Крестоносцы предложили жителям Хайфы, приняв христианство, сохранить себе свободу и имущество, выплачивая впредь дань новым христианским правителям. Однако евреи и мусульмане, скрывшиеся за высокими стенами крепости, отказались предавать свою веру. Тем более, что на фоне дошедших до Хайфы рассказов о кровавой бойне, учиненной христианами в Иерусалиме, защитники не особенно доверяли словам крестоносцев. Пытаясь отговорить интервентов от захвата города, они даже напомнили тем, что Иисус и его последователи никогда не появлялись в Хайфе, но тщетно.

Обращаясь перед битвой к солдатам, один из предводителей венецианского войска епископ Кастелло Энрико Контарини уподобил их Маккавеям. Лидеры крестоносцев нередко прибегали к подобному сравнению, отождествляя свое завоевание с библейской миссией. В свою очередь, в книге Альберта Ахенского «благородные крестоносцы» противопоставляются «гнусным богохульникам, хвастливым и грязным жителям Хайфы - города Сатаны».

Первые столкновения произошли на море. Когда громадный венецианский флот приблизился к городу, он был встречен немногочисленными судами защитников, сумевших даже затопить один из вражеских кораблей с помощью огромных железных крючьев. Тем не менее, искушенные в боях венецианские моряки подожгли несколько лодок противника, после чего, оставшиеся бежали.

На суше крестоносцы соорудили осадные башни и баллисту - огромную катапульту, способную запускать сразу несколько тяжелых каменных глыб. Сделав несколько выстрелов, христиане пошли на штурм крепостных стен. Однако, в этот момент, к их изумлению, защитники выступили из города им навстречу, сражаясь с неожиданной для крестоносцев яростью. Даже отступив затем обратно на стены, жители Хайфы продолжили наносить тяжелые потери своим врагам.

Разочарованный и обескураженный Танкред вместе со своими силами покинул поле боя. Вслед за ним, стали отплывать на юг и многие венецианцы, решившие, что в одиночку Годемару не победить упорных защитников Хайфы.

Но, в этот момент Дагоберт Пизанский, новый патриарх Иерусалима и командующий всей операцией, сумел вернуть галилейского князя, убедив того, что поскольку часть венецианцев уже уплыла, победитель получит намного больше трофеев. Более того, Дагоберт пообещал, что город достанется тому, кто сделает больше для его захвата. Патриарху требовалась решительная победа, чтобы затем с триумфом вернуться обратно в Иерусалим, заполняя вакуум политической власти, возникший со смертью Готфрида. К своему несчастью, Дагоберт еще не знал, что брат Готфрида Балдуин уже захватил иерусалимский трон.

Вдохновленный обещанием Дагоберта, Танкред отдал приказ трубить наступление, и его солдаты вместе с закованными в тяжелые доспехи рыцарями вновь вступили в битву с расположившимися на стенах евреями и мусульманами. Крестоносцы пытались приблизить осадные башни к крепости, стремясь попасть на стены, чтобы проникнув внутрь, открыть ворота. Но защитники сбрасывали на них валуны и кололи длинными копьями, поливая горячей смолой и кипящим маслом. Их горящие стрелы подожгли кусты вокруг крепости, и вскоре деревянные осадные башни вместе с таранами тоже оказались в огне.

Тем не менее, согласно источникам, христианские солдаты продолжали сражаться, даже когда их щиты почти полностью сгорели или были изрешечены стрелами как решето. Воодушевленные благословениями Дагоберта, они воспользовались мачтами венецианских кораблей и соорудив новые осадные башни, подгоняли их к городским стенам. Танкред приказал своим людям отловить как можно больше животных в близлежащем лесу на склонах горы Кармель и, освежевав их, прикрыть башни стойкими к огню шкурами. На этот раз войскам удалось выстроить башни рядом со стенами, развернуть их и проникнуть в крепость, распахнув, наконец, ворота. После чего силы крестоносцев хлынули в город.

 

Противоречивые версии

Сдерживавшие в течении месяца осаду еврейские и мусульманские защитники Хайфы осознали, что битва проиграна, а судьба их решена. Они пытались бежать, но почти все были пойманы и со страшной жестокостью казнены. Не пощадили крестоносцы и простых жителей города, не оставив в Хайфе ни души. Победители, захватили в крепости множество трофеев: золота, серебра, ювелирных изделий, одежды, лошадей, мулов, масла, пшеницы и ячменя, торопливо разделив их между собой, стремясь успеть прежде, чем в Хайфу вернутся прослышавшие о победе венецианцы. Так что, когда те добрались до берега, вся добыча уже исчезла, и огромный флот остался ни с чем.

Так, по крайней мере, описывает историю Альберт Ахенский. Венецианский монах предлагает несколько иную версию, согласно которой его соотечественники были настолько тронуты видом понесшей потери армии крестоносцев, что пожертвовали свою часть трофеев в пользу рыцарей, дабы те могли и дальше продолжать войну во славу Иисуса. Так или иначе, но и другие венецианские источники отражают серьезное разочарование в связи с тем, что операция закончилась финансовым фиаско. В конце концов, венецианцы были вынуждены сделать вид, что они тоже присоединились к Крестовому походу из религиозного рвения, не думая о земной награде.

Крестоносцы, вероятно, даже не догадывались, что сражались со смешанным населением, поскольку вряд ли были в состоянии отличить мусульман от евреев. Вместе с тем, учитывая то, что хайфское население было преимущественно еврейским, скорее всего и среди защитников, евреев тоже было большинство. Всеми силами они отчаянно и мужественно пытались защитить себя, свои семьи и город от воинственной орды охваченных религиозным безумием и жаждой наживы рыцарей и их венецианских компаньонов. Но если в Европе беззащитные еврейские общины были сожжены заживо в синагогах, в Стране Израиля евреи храбро сражались до конца. Кто знает, может статься, битва при Хайфе была самым последним разом, когда евреи с оружием в руках защищали свою родину, вплоть до тех пор, пока спустя почти тысячу лет, к концу Первой мировой войны не был сформирован еврейский легион.

Как и обещал Дагоберт, Хайфа перешла к Танкреду, Годемар же был вынужден удовлетвориться окрестностями Хеврона. Однако, несколько месяцев спустя, сменив своего захваченного в плен дядю в качестве правителя Антиохии, Танкред отказался от Галилейского княжества в пользу нового «царя Иерусалима», Балдуина, основавшего могущественное королевство. Стремительный, агрессивный и решительный, Балдуин быстро захватил Арсуф и Кейсарию, где его солдаты убили местных мусульман, сжигая их прямо в мечетях. Мусульманский гарнизон в Акко, угрожавший крестоносцам Хайфы был завоеван в 1104 году с помощью генуэзских, пизанских и венецианских кораблей, в течение двадцати дней, осаждавших порт. Благодаря поддержке этого флота, а также норвежским подкреплениям, прибывшим в Сидон в 1110 году, вскоре были захвачены и другие прибрежные города.

К 1118 году королевство Болдуина простиралось от Эйлата до Бейрута. Он строил крепости, развивал торговлю и защищал свои границы от мусульманских нападений в течение восемнадцати лет, привлекая многих европейцев переселяться в новое королевство.

 

Так кто же тут злодей?

Во всех захваченных ими городах, крестоносцы вырезали еврейское и мусульманское население практически поголовны, действуя с невероятной жестокостью. Их злодеяния, судя по всему, были ужасающими, но поскольку среди жертв живых не оставалось, свидетельствами очевидцев служат только воспоминания самих убийц, на которые вряд ли, можно полагаться.

Лишь одно горестное описание, обнаруженное в Каирской генизе, дает нам представление о преступлениях, совершенных крестоносцами в Хайфе, как, впрочем, и в Иерусалиме, Хевроне, Яффо, Лоде, Осафии и Оно:

Резали стариков, и душа моя рыдала, ужас охватил меня, когда громили Хайфу

Хайфа, город славы, твоя потеря разбила мне сердце.

Доблесть оставила Израиль, и старейшин суда нет боле.

Этот фрагмент является единственным текстом той эпохи, описывающим уничтожение еврейских общин Страны Израиля. Тем не менее, из других источников, мы знаем о том, что крестоносцы убивали евреев по всей стране. Многие были захвачены в плен и проданы в рабство в Италии. Лишь небольшому числу удалось бежать либо в по-прежнему удерживаемые мусульманами Ашкелон и Тир, либо под власть Византии или империи сельджуков. Кто-то отчаявшись принял христианство. Так или иначе, к середине XII века, когда крестоносцы захватили и Ашкелон и Тир, евреев на территории их королевства больше не осталось.

В Каирской генизе обнаружены многочисленные фрагменты текстов, написанных в Стране Израиля в X и XI веках, из XII же века их почти не существует. Ни рукописей, ни литургических стихотворений, лишь несколько жалких писем от людей, ищущих родственников, захваченных крестоносцами, и, вероятно, проданных в рабство.

Бытовая рутина поумерила фанатичный пыл крестоносцев. Уже через несколько десятилетий они окончательно осознали, что для развития страны им необходимы жители. Ведь, без крестьян, кузнецов, гончаров, ткачей и красильщиков - большинство из которых было евреями, бравые рыцари оставались в голоде и холоде. Так, постепенно евреи стали возвращаться в Иерусалимское королевство.

В 1179 году, восемьдесят лет спустя после Первого крестового похода, еврейский путешественник Биньямин из Туделы записал количество евреев, встреченных им в Акко, Тире, Кейсарии, Яффо, Иерусалиме, Ашкелоне, Тверии и галилейской деревне Алма (Коразим). Всего ему удалось насчитать лишь тринадцать сотен человек, что показывает, как медленно шло восстановление вырезанных крестоносцами общин.

В 1187 году Салах ад-Дин отвоевал у крестоносцев Хайфу, расположив там свою ставку. Три года спустя, в ходе Третьего крестового похода, Ричард Львиное Сердце вместе со своим войском достиг города, обнаружив, что Салах ад-Дин, отступая, снес все укрепления и сжег склады с продовольствием. Не найдя чем поживиться, расстроенный Ричард двинулся дальше.

Салах ад-Дин приветствовал переселение евреев в Страну Израиля, в том числе и в Иерусалим. При нем Хайфа вновь стала домом для древних жителей края. А вскоре крестоносцы были изгнаны и надолго стали не более, чем кошмарным воспоминанием, до тех пор, пока их образ, романтизированный европейским фантазиями не распространился в массовой культуре. Тем не менее, в следующий раз, увидев храбрых крестоносцев, марширующих по экрану фильма, задумайтесь, с какой стороны находитесь вы? Герой для одних - злодей для других. И часто, все зависит от того, кто рассказывает историю. 

Юваль Малахи, автор образовательных программ и популярного аудио-блога «Занимательная история». Оригиналы статьи на иврите и на английском

Перевод Александра Непомнящего

Читайте также