Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авив
+29+20

Мнения

А
А

Коронавирус породил новый вид тайной войны разведок

Поразительные сообщения приходят из Израиля – закупками медицинского оборудования в этой стране занимаются вовсе не медики, а спецслужбы, в том числе всемирно известный Моссад.

01.04.2020
Coronavirus patient
Фото: Getty Images

И это, похоже, только первая ласточка. Спецслужбы всего мира начали охоту за лучшими медицинскими технологиями и оборудованием. Как же такое произошло?

Израильская служба внешней разведки Моссад доставила в Израиль специальным рейсом большую партию медицинского оборудования, необходимого для борьбы с коронавирусом. Согласно сообщению газеты "Едиот ахронот", разведке удалось приобрести и привезти в страну также 27 аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Вместе с ними привезли 10 млн хирургических масок, 25 тысяч масок типа N95, 20 тысяч комплектов для проведения анализов, палочки для проведения анализов и 700 специальных комбинезонов (по другим данным, их несколько тысяч) для работников скорой помощи, которые берут анализы на коронавирус.

12-й канал израильского телевидения сообщает, что вскоре в Израиль по линии Моссад доставят еще 180 аппаратов ИВЛ. Некоторые источники утверждают, что в среду Моссад привезет в Израиль чуть ли не 4,5 млн масок особой защищенности.

Ранее, 24 марта, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу создал оперативный штаб по обеспечению Израиля медицинским оборудованием в рамках борьбы с эпидемией коронавируса. Оперштаб возглавил директор Моссада Йоси Коэн, также в него вошли представители ЦАХАЛ (армии) в лице гендиректора минобороны по взаимодействию с компанией "Сарэль". Эта группа и отвечает за поставки медицинского оборудования. Глава минздрава в штаб не вошел, что примечательно.

Десятилетия безудержного пиара сослужили Моссаду прекрасную службу. И теперь первое, что приходит на ум среднестатистическому читателю после прочтения подобной информации: тайные агенты одной из лучших спецслужб мира – в ночи, с применением таинственных техник ближнего боя, шантажа, подкупа, суперсовременных технологий и обязательного присутствия роковой красавицы – похищают и доставляют в Израиль остродефицитные аппараты ИВЛ и тем самым спасают жизни сотен израильтян.

Все это не так – кроме подкупа и, возможно, красавицы, но призадуматься есть над чем.

Израиль, как и весь мир, оказался технически и психологически не готов к такой эпидемии. Весь мир испытывает огромную нехватку защитных костюмов, масок и аппаратов ИВЛ. В Тель-Авиве несколько путаются в цифрах, но нехватка аппаратов ИВЛ колеблется в размере тысячи штук. Всего их в стране около 3000, из которых 900 аппаратов находятся в ведении армии, а 70 – в частных клиниках. Еще штук двадцать в ремонте. А нехватка масок, расходных материалов, тестов и защитных костюмов – это всемирная беда. В обращении к нации Биньямин Нетаниягу сказал: "Израиль использует все возможности и прилагает огромные усилия, чтобы пополнить нехватку. Мы задействуем МИД, минобороны, Моссад, мои личные отношения с мировыми лидерами".

Минздрав еврейского государства оказался недееспособен перед лицом коронавируса. Израиль – парламентская республика с вечно нестабильными коалиционными правительствами. Нетаниягу постоянно вынужден блокироваться с крайними религиозными партиями, чтобы удерживать большинство. И ортодоксы за это регулярно получают министерские посты. В результате с 2015 года медицинское ведомство Израиля ("лучшая в мире израильская медицина") возглавляет хасидский раввин Яаков Лицман. С его точки зрения, от всех болезней спасают Мишна, Талмуд и кашрут. В 2017 году он подавал в отставку из-за того, что ремонт железнодорожных путей проводится в Шаббат. Ребе Лицмана еле уговорили остаться, а то его отставка разрушила бы правящую коалицию. И сейчас на пожилого раввина, родители которого выжили в концлагере в Польше, обрушились потоки обвинений за то, что он занят "благосостоянием своих любимых ортодоксов", а делами светского здравоохранения не занимался вовсе. В результате прагматичный премьер Нетаниягу обратился за помощью к проверенным инстанциям – армии и разведке.

В некоторых случаях сработал личный фактор. Индия полностью запретила экспорт из страны любых медицинских препаратов. А Индия – крупный мировой производитель антибиотиков, например. Нетаниягу позвонил Нарендре Моди. Не ясно, что именно он ему говорил, но в индийском законе появилась приписка: "Израилю – можно".

Крупнейший производитель всего, что связано с борьбой с коронавирусом, включая аппараты ИВЛ – Китай. Тем более за последние месяцы китайцы резко нарастили производство как раз этой номенклатуры товаров.

Именно в Китай и отправились агенты Моссада и военной разведки Аман. Они не собирались никого убивать, пытать, шантажировать или тем более что-то похищать. Они просто хотели купить оборудование. На законных основаниях на как бы свободном рынке. Не тут-то было.

Неожиданно выяснилось, что по Китаю уже (то есть до прибытия туда моссадовцев, что свидетельствует не в пользу израильской разведки) неприкаянно бродят толпы арабов из стран Персидского залива с мешками наличных денег. С мешками денег – это в прямом смысле слова. Арабы были готовы платить китайцам (чиновникам и производителям оборудования и масок) наличными прямо на месте. Подписываем контракт – получай мешок долларов прямо на месте. Многие соблазнились. В результате чуть ли не все имеющееся на данный момент на свободном рынке оборудование с отгрузкой "здесь и сейчас" (аппараты ИВЛ, тесты, маски и скафандры) уехало в начале марта в коллективный Арабистан.

В этот момент минздрав Израиля попытался снять с себя ответственность. В министерстве рассказали, что они тоже ездили в Китай и пытались купить все, что нужно, но у них нет денег, поскольку китайцы из-за высокого спроса задрали цены. Минздрав находится в рамках бюджета, а Моссад и новый оперштаб располагают неконтролируемыми финансовыми ресурсами. Вот пусть и покупают. А так "арабские чемоданы с деньгами угрожают жизням сотен евреев".

У Израиля сложные отношения с монархиями Персидского залива. Но там есть кое-кто, с кем отношения поддерживаются на почве ситуативно общих интересов. Точно так же Моссад негласно сотрудничает и со множеством арабских террористических организаций в зависимости от расклада сил в тот или иной момент. Это называется "контакты с потусторонним миром". И вот, предположительно, через одну "сочувствующую" Израилю страну Персидского залива Моссад и выкупил эти две сотни (а не тысячи) китайских аппаратов ИВЛ, миллионы масок и прочее по списку.

В качестве бонуса часть этого оборудования и материалов пойдет на борьбу с коронавирусом в Палестине и в секторе Газа. Уже сейчас Израиль взял на себя медицинское обеспечение арабов Палестины. Еще одной частью соглашения стало прекращение со стороны ряда палестинских группировок операций против Израиля до победы над коронавирусом.

Дополнительный фактор – личность главы Моссад Йоси Коэна (оперативный псевдоним Дугман – "красавчик", "модель"). Он типичный представитель "интеллектуальной разведки", специалист по вербовке, а не спецназовец или отставной танкист, как многие его предшественники. Он не склонен к проведению силовых операций, а делает акцент на "дипломатической" (в широком смысле слова) стороне работы разведки. То есть сперва думаем, а потом стреляем. А не наоборот, как бывало раньше.

К тому же он откровенно метит в преемники Нетаниягу, и сам премьер-министр был даже готов его на такую позицию чуть ли не "назначить". Но воспротивилось общественное мнение, посчитав такие высказывания Нетаниягу неприемлемыми для демократии. Политик, а не разведчик, Йоси Коэн проявился даже в том, что он стал первым директором в истории Моссада, который дал интервью прессе. До него таинственное молчание главы разведки было в Израиле незыблемой традицией. И теперь Йоси Коэн откровенно пиарится, передавая в СМИ информацию, что якобы аппараты ИВЛ были привезены в Израиль благодаря его "личным связям".

Теперь отвлечемся от Израиля и Моссада. Закулисная война за аппараты ИВЛ и расходные материалы – очень сиюминутна.

Они нужны прямо сейчас, поскольку люди прямо сейчас умирают. Они не могут ждать, пока все договорятся официально или пока собственная промышленность наладит свое производство. То есть неожиданно выяснилось, что "глобальные ресурсы" – это не только нефть, газ, уголь, уран, никель и кобальт, а вполне рукотворные аппараты ИВЛ. Израиль, просто в силу своей специфической организации жизни, первым привлек к себе внимание закулисными операциями на рынке медицинских товаров.

Использование ресурсов разведки в такой ситуации объяснимо и понятно. В мире идет тайная гонка за технологиями борьбы с коронавирусом и за остродефицитным медицинским оборудованием и материалами. В которой все методы хороши. История с попыткой американцев купить немецкого врача, разработавшего перспективное лекарство, уже стала хрестоматийной. А в целом же на планете развернулась тайная война спецслужб за обладание ресурсами.

Это новая сфера деятельности для специальных служб. В ней возникают серьезные этические проблемы. Например, риторика глобалистского характера ("все люди братья") на практике не работает. Национальные государства действуют самостоятельно, как умеют, и так же функционируют их специальные службы. Кто-то у кого-то из-под носа перехватил партию аппаратов ИВЛ и масок и убежал к себе в пещеру, сжимая добычу в кулачке.

И так будет до тех пор, пока рынок не насытится – а это может длиться месяцами и даже годами.

Тут вот надо не зевать. Израилю за счет действий Моссада удалось решить собственную проблему с ИВЛ только на 20% от текущих потребностей, но попытка зачтена. Конечно, исторически существуют разные традиции работы разведки. Но хотелось бы понимать, что никто не дремлет. А если следующая эпидемия (не дай бог) будет похожа на Эболу, то все разведки мира будут биться за какую-либо вакцину или чудо медицинской техники.

То есть у нас на глазах сформировался совершенно новый вид тайной войны, в которой ресурсами стала медицина. И похоже, что это только начало глобального противостояния мировых разведок в данной области конкуренции.

Источник: Взгляд

Читайте также