Zahav.МненияZahav.ru

Вторник
Тель Авив
-null+20

Мнения

А
А

Импровизация хороших музыкантов: как Израиль борется с коронавирусом

Ян Каганов объяснил, за счет чего Израиль пока успешнее многих других стран противостоит коронавирусу и почему израильский опыт может пригодиться России.

31.03.2020
coronavirus israel
Фото: Reuters

Израильский врач и писатель Ян Каганов на минувшей неделе сообщил о завершении подготовки в Кармиэле поликлиники для инфицированных коронавирусом, а также для пациентов с подозрением на COVID‑19.

В интервью "Лехаиму" доктор Каганов объяснил, для чего нужны такие поликлиники, за счет чего Израиль пока успешнее многих других стран противостоит коронавирусу и почему израильский опыт может пригодиться России.

Николай Воронов - Ян, фейсбук облетела фотография с вами в защитной экипировке с отчетом о готовности вашей поликлиники к приему больных коронавирусом. Кто стоит за инициативой открытия такой поликлиники?

Ян Каганов - Это распоряжение Минздрава Израиля. Такие поликлиники готовят к работе во всех больших городах - в разных районах, чтобы туда могли обращаться пациенты любых больничных касс и людям не пришлось мотаться через весь город.

НВ - В чем задача таких поликлиник?

ЯК - Израильское здравоохранение ориентировано на амбулаторное лечение. Приемный покой больницы не может принять, скажем, больше 20 человек в час. С каждым новым днем эпидемии у населения возрастает озабоченность своим состоянием - у кого‑то это принимает более активную форму, у кого‑то менее. Так вот, если все эти люди побегут в больницы, то это просто обрушит приемные покои. Медперсонал в приемных покоях не сможет заниматься другими больными. А ведь никто не отменял инфаркты, инсульты, ДТП. И для того чтобы люди, обеспокоенные возможными симптомами коронавирусной инфекции у себя, не парализовали работу приемных покоев в больницах, было принято решение об открытии таких поликлиник. Вот, к примеру, человек находится на карантине. И вдруг этому человеку становится тяжело дышать. По статистике, свыше 95% случаев заболевания коронавирусом в Израиле протекают в легкой форме, поэтому, скорее всего, этому человеку не нужна больница. Но ему нужен врач. И поскольку есть минимальный риск, что этот человек болен, приводить его в обычную поликлинику опасно: можно заразить всех.

НВ - Верно ли я понимаю, что поликлиники будут принимать и тех, у кого уже диагностирована коронавирусная инфекция, - если у них легкая форма болезни и они находятся дома?

ЯК - Да. Вообще, планируется, что эти поликлиники будут открыты 12 часов в день. Будут отдельные часы для больных, которые уже диагностированы, и отдельные часы для тех, кто находится на карантине после возможных контактов с больными.

НВ - Такие клиники - это израильское изобретение? Или идея позаимствована из опыта коллег в тех странах, которые оказались в авангарде борьбы с коронавирусом?

ЯК - Думаю, что это наше. В других странах я о таком не слышал. Но дело еще в том, что израильская система здравоохранения очень сильно ориентирована на амбулаторно‑поликлиническую помощь. Поэтому такое решение очень израильское. Надо еще понимать, что такой ситуации никогда не было, поэтому никто не знает, как это надо делать, и все, что делается сейчас, скорее импровизация. Но импровизация хороших музыкантов, а не плохих. Например, в нашей больничной кассе в условиях карантина ввели новый вид визитов - когда к врачу можно записаться на телефонный прием. У нас уже есть видеоприемы, но пока этим мало кто пользуется. Правда, со вчерашнего дня у меня в графике напротив фамилии пациента стали появляться значки телефона. Это значит, что я должен позвонить пациенту в назначенное время. То есть каждый день возникает что‑то новое, новая услуга, новая возможность как‑то помочь.

НВ - События последних недель показали, что ни одна система здравоохранения в мире не была готова к подобной эпидемии. Насколько, на ваш взгляд, Израиль оказался к ней готов?

ЯК - Сегодня не время жаловаться: "а где был Минздрав раньше?", "почему в январе не знали?"… Наша система с карантином себя оправдала. Да, карантин ввели не сразу. Он был постепенный, а не сразу жесткий. Сначала ввели карантин для вернувшихся из‑за границы, потом отменили полеты. На Пурим отменили крупные мероприятия, к сожалению, оставили мелкие. Но вот уже прошло две недели после окончания Пурима, страна десять дней находится на карантине. Я езжу сейчас по Кармиэлю на работу и с радостью вижу, что город практически пуст. Это очень важно! И мы делаем все, чтобы так продолжалось еще неделю‑десять дней. Но мы должны увидеть позитивную динамику. Потому что так развивалась эпидемия в тех странах, где за нее взялись всерьез. А таких стран только две: Китай и Южная Корея. Ну и Япония. Но там уже 24‑й век: им не успеют порекомендовать - они уже выполнят. А в Италии и Франции уже есть официальное разрешение не интубировать больных старше 60 лет, поскольку в этих странах острая нехватка аппаратов искусственной вентиляции легких. Это Европа! Так что в Израиле принимаемые меры пока что позволили затормозить распространение вируса. А лучший ответ на вопрос, насколько израильское здравоохранение оказалось готово, - это статистика. Сейчас в Израиле на 3 тысячи инфицированных коронавирусом приходится только 10 смертельных исходов (данные на 27 марта, - Н. В.). Это треть процента!

НВ - Когда Минздрав Израиля планирует открыть эти спецполиклиники?

ЯК - Критерием будет количество больных по стране. Возможно, поликлиники будут открыты в районах с высокой концентрацией больных. Надо понимать, что многое из того, что мы делаем сейчас, как то: подготовка поликлиник, строительство отдельной больницы для больных коронавирусом, закупка аппаратов искусственной вентиляции легких, - очень похоже на то, что мы делали в армии. Смысл в том, чтобы делать что‑то в надежде, что оно не понадобится. Но если вдруг понадобится, то мы будем знать, что делать. Потому что в ситуации, когда может начаться паника, очень важна инструкция. Вот в нашей клинике, к примеру, будут четкие инструкции: доктор Ира работает с подозрениями на коронавирус, доктор Ян работает с выявленными случаями, медсестра Айя работает с доктором Ирой, медсестра Рената работает с доктором Яном. Чем больше конкретики, тем лучше. Мы даже нарисовали у себя картинки: "туалет для персонала", "туалет для карантинных", "туалет для больных". Сейчас это кажется мелочью, но это окажется не мелочью в час "Ч". Потому что обрабатывать туалет после каждого пациента просто физически невозможно. Я очень надеюсь, что нам это не понадобится. Но если все же понадобится, то мы будем работать в этой поликлинике. И мы отправим большинство людей домой, успокоив их тем, что их состояние не вызывает тревогу, а это уже снизит нагрузку на приемные покои больниц.

НВ - Что вам известно о ситуации с коронавирусом в России?

ЯК - Знаю, что российские врачи начинают сейчас работать более концентрированно: меньше часов - больше пациентов. Но они в самом начале эпидемии. Думаю, что объявленной недели выходных не хватит (президент России Владимир Путин объявил с 30 марта по 5 апреля нерабочими днями, - Н. В.) и, скорее всего, эти меры придется продлевать. С моей точки зрения, огромная опасность для Москвы и Петербурга - это метро. Метро надо обязательно закрывать и дезинфицировать. И закрывать надолго, а не так, как в Нью‑Йорке, - продезинфицировали и открыли на следующий день.

НВ - Может ли израильский опыт быть востребован в России?

ЯК - Возможно, такие поликлиники, как наша, нужны в узловых точках российских городов. Возможно, в России нужны такие системы для тестирования на коронавирус drive‑in, какие установили в крупных израильских городах (когда человек может сдать анализ, не выходя из собственного автомобиля, - Н. В.). Насколько мне известно, у господ Путина и Нетаньяху очень дружественные отношения. Поэтому, думаю, у руководства России нет проблем взять трубку и позвонить руководству Израиля. Руководителям Италии и Испании звонить Нетаньяху уже не надо, поезд, к сожалению, ушел. А вот руководителям России и Украины позвонить, наверное, стоит. Подъем вируса в разных странах идет не одномоментно. При этом возможно, что у какой‑то части пожилого населения в странах СНГ, умершей от дыхательной недостаточности, был коронавирус. Мы этого уже не узнаем. Но сейчас надо смотреть на текущую ситуацию. Надо звонить друг другу. Мы на войне. В первый раз за долгое время человечество оказалось на войне вместе. Как в фильме "День независимости": израильские и иранские пилоты летят бомбить эту гадину вместе… Надо общаться, советоваться, надо делиться знаниями, опытом. Чтобы нашу - земную, а не инопланетную - гадину уничтожить вместе.

Источник: Лехаим

Читайте также