Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авив
+31+27

Мнения

А
А

Малоизвестное спасение евреев во время Второй мировой войны на Филиппинах

В конце 1930-х годов президент Филиппин Мануэль Кесон принял более 1200 евреев из Германии и Австрии в неожиданное убежище на Тихоокеанском архипелаге.

26.02.2020
Источник: Лехаим
Creative Commons

Благодаря его политике "Открытых дверей" эти евреи, которые стали известны как "маниланеры", избежали растущей угрозы со стороны Гитлера и достигли филиппинской столицы. Если бы не вмешательство правительства Соединенных Штатов, возможно, были бы спасены еще тысячи евреев.

Посол Филиппин в Израиле Нил Империал сообщил по телефону газете "The Times of Israel", что, хотя Кесон хотел перевезти десятки тысяч евреев на Филиппины и поселить их на острове Минданао, его усилия были заблокированы правительством США, которое ограничило прием евреев квотой в 1000 человек в год в течение 10 лет.

Малоизвестная история спасения была отмечена 27 января, в Международный день памяти жертв Холокоста, мероприятиями в Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке, а также в недавно открывшемся культурном центре посольства Филиппин в Тель-Авиве "Балай Кесон". Организаторами обоих мероприятий были филиппинские посольства и организация "Бнай Брит".

Евреи, спасенные Кесоном, поделились своими воспоминаниями – среди них Макс Вайслер в Израиле и Ральф Прейсс в Нью-Йорке. Вайслер недавно отпраздновал свое 90-летие; Прейссу исполнится 90 лет в этом году. В телефонном разговоре с "The Times of Israel" Вайслер назвал историю об "Открытых дверях" "тем, что нужно запомнить".

Новый художественный фильм "Игра Кесона" может помочь закрепить место инициативы в истории. Участники мероприятия в Тель-Авиве получили возможность посмотреть отрывки из готовящегося к показу фильма, режиссером которого является филиппинский режиссер – еврей Мэтью Розен. Они также увидели документальный фильм 2020 года "Последние маниланеры" режиссера Нико Эрнандеса. Гости в ООН смотрели отрывки из документального фильма 2012 года филиппинского режиссера Ноэля Изона "Открытая дверь: спасение евреев на Филиппинах". Фильмы основаны на попытках вспомнить прошлое, таких как книга маниланера Франка Эфраима "Побег в Манилу".

 

Основано на реальных событиях

Идея "Игры Кесона" возникла, когда режиссер Розен, уроженец Великобритании, переехавший на Филиппины в 1980-х годах, заметил, что его филиппинская жена Лорена Розен знает слова "Хава Нагилы" и что местные дети могут петь ее, но никто не знал ее происхождения. Это побудило его, начиная с 2009 года, сделать несколько запросов в местную Манильскую синагогу и ее музей. "Я думал, что история была удивительной", сказал Розен, но "что было более удивительным, чем эта история", так это то, что "никто не знал об этом, даже моя жена или большинство филиппинцев". На вопрос, почему не было никаких воспоминаний, он ответил: "Это отличный вопрос. У меня нет ответа. Вот почему я чувствовал, что должен был сделать фильм".

"Игра Кесона" была недавно показана в США после получения 25 наград на международных кинофестивалях. Мэтью и Лорена Розен совместно написали оригинальный сценарий. Их сын, Дин Розен, сотрудничал с Дженис И. Перес, чтобы превратить его в киносценарий. Дин Розен также написал оригинальную музыку, в которую вошли песни, написанные жертвами концлагерей. Несколько маниланеров, включая Вайслера, делятся своими размышлениями во время фильма. "Одна из наиболее распространенных реакций на фильм со стороны раввинов и еврейских общин заключается во фразе: "Я понятия не имел об этом"", – говорит Розен, для которого "Игра Кесона" стала дебютом в сфере полнометражных фильмов. "Это заставило меня понять, что я должен сделать это, чтобы рассказать еврейской общине, как Филиппины протянули руку помощи, когда евреи действительно нуждались в этом".

В "Игре Кесона" главного героя играет филиппинский актер Раймонд Багацинг, которого Розен называет "действительно блестящим" в этой роли. Кесон в изображении Багацинга стремится к независимости Филиппин от США, которые управляли бывшей испанской колонией как автономией во время переходного периода к независимости, и является преданным семьянином для своей жены Авроры и их дочери Бэби. Он также любит сигары. В реальной жизни, говорит Розен, Кесон подружился с пятью братьями Фридерами из еврейской семьи, производившей сигары. В фильме один из братьев, Алекс Фридер, узнает из телеграммы, что немцы строят лагеря смерти для евреев. Он призывает Кесона предложить убежище для евреев, желающих бежать из Европы. Кесон просит тысячи виз у правительства США, но он сталкивается с антисемитизмом в Государственном департаменте, олицетворяемым сложным персонажем, консулом по фамилии Картрайт. Другие американцы на Филиппинах — верховный комиссар Пол МакНатт, бывший губернатор Индианы; и будущий главнокомандующий Союзниками и президент США Дуайт Эйзенхауэр, который был в то время военным советником, поддерживают предложение Кесона.

По словам Розена, Эйзенхауэр отсутствует в большей части литературы о евреях, попавших на Филиппины. "Поскольку он уехал до прихода японцев, эти отчеты отчасти отстраняют его от всего процесса, что довольно обидно… если вы изучаете Кесона, посмотрите на историю Филиппин, он был очень сильно вовлечен в нее", – говорит Розен. Что касается верховного комиссара, он сказал: "Я действительно чувствую, что о Поле МакНатте нужно снять отдельный фильм. Он был действительно очень великим человеком… Кесону повезло, что он был верховным комиссаром в то время".

 

Препятствия на пути к свободе

Кесон столкнулся с внутренним противодействием его плану по приему беженцев на Филиппинах. "Люди были дружелюбны, политики волновались", – сказал "The Times of Israel" спасенный еврей из Нью-Йорка Ральф Прейсс. "Оппозиционная партия, безусловно, была против этого". Здоровье Кесона также мешало его действиям; он боролся с рецидивом туберкулеза, который в конечном итоге убил его, выздоравливавшего у озера Саранак, штат Нью-Йорк, в 1944 году – за два года до получения Филиппинами независимости после Второй Мировой войны.

Посол Филиппин в Израиле сказал "The Times of Israel", что на юбилейном мероприятии в Тель-Авиве он попытался подчеркнуть "важность внимания Кесона, его гуманизм и тот факт, что он просто хотел поступить правильно, чтобы спасти как можно больше евреев". По словам Империала, реальный Кесон хотел привезти десятки тысяч евреев на Филиппины и навсегда поселить их на острове Минданао.

"К сожалению, американцы отвергли эту идею", – сказал он, добавив, что была достигнута компромиссная цифра в 10000 человек — по 1000 виз в течение 10 лет – но японское вторжение на Филиппины привело программу к "неожиданному концу". Империал сказал, что число евреев, спасенных Кесоном, составляет от 1200 до 1300. "Точной цифры нет", – сказал он. Розен говорит о 1226 спасенных: 1200 с кораблей и 26 беженцев из Шанхая до вторжения Японии. Но он подсчитал, что "еще около 100 нашли свой путь сюда, бежав самостоятельно". "Он разместил их на своей земле", – говорит Розен, имея в виду часть президентского дома в Марикине. "На самом деле он спас несколько больше, чем Оскар Шиндлер".

 

Из первых рук

Прейсс помнит свое путешествие на Филиппины, когда ему было восемь лет из Розенберга, Германия. "Мы должны были уехать еще до "Хрустальной ночи", но визы так и не пришли", – говорит Прейсс, потерявший родственников и друзей во время Холокоста. "Госдепартамент США держал все под контролем до января 1939 года… мы были готовы отправиться на Филиппины с июля 1938 года. Но, мы не могли уехать до марта 1939 года". Его отец уехал первым. Затем он и его мать совершили трехнедельное морское путешествие через Суэцкий канал, Бомбей, Цейлон (современная Шри-Ланка), Гонконг и, наконец, прибыли в Манилу. Г-н. Алекс Фридер приветствовал нас", – сказал Прейсс, который рассказал о получении автографа у Кесона.

На вопрос, что он помнит о Кесоне, Прейсс ответил: "Просто он был хорошим, добрым человеком… Он помогал людям. Это все, что я действительно знал о нем в то время".

Вайслер прибыл через два года. Как и у Прейсса, его отец уехал первым, а затем он последовал за ним вместе с матерью. Полицейский предупредил его семью, чтобы они покинули свой дом недалеко от Бреслау, Германия (ныне Вроцлав, Польша). Их первоначальным пунктом назначения была Дания, но им было отказано во въезде, и в конце концов они отправились на Филиппины — отец Вайслера на корабле, а Вайслер и его мать по маршруту, включавшему проезд на поезде через Сибирь и Маньчжурию. Одиннадцатилетний Вайслер прибыл на Филиппины 7 февраля 1941 года. "У нас была община, у нас была синагога, у нас был раввин, кантор", – сказал Вайслер. Он общался со сверстниками – филиппинцами. "Дети смотрели на меня и думали, что я американец", – вспоминает он. "Затем они подумали, что я испанец. Наконец они поняли, что я говорю только по-немецки. Он выучил их тагальский язык. "Детям легко учить языки", – сказал он.

Когда началась война, Япония вторглась на Филиппины. Японские оккупанты, по словам Алана Шнайдера, директора Всемирного центра Бнай-Брит в Иерусалиме, который участвовал в праздновании в Тель-Авиве, удивили некоторых евреев, благосклонно отнесясь к их немецким паспортам. Тем не менее Прейсс говорит, что 85 маниланеров были убиты во время освобождения. Он характеризует оккупацию как мрачный период. "Мосты были взорваны", – говорит Прейсс. "Мы не могли общаться". "Мы три месяца скрывались до того, как американцы освободили нас". Вайслер сказал, что его дом в Маниле был сожжен, а его лучший друг Питер Минц был убит японцами. "Имя "Питер Минц" навсегда останется со мной", – говорит он.

Вайслер был свидетелем печально известного Батаанского марша смерти американских военнопленных. Он сказал, что видел марш смерти "от начала до конца" на бульваре Дьюи в Маниле. Империал сказал, что сама Манила была вторым по масштабу разрушений во время Второй Мировой войны городом после Варшавы.

В послевоенные годы Вайслер и Прейсс покинули Филиппины. Вайслер работал на филиппинском корабле и попал в Японию, где он влюбился в израильтянку в седьмом поколении по имени Эстер и переехал в Израиль. Макс и Эстер Вайслер женаты уже 64 года, у них двое детей – Дэнни в Израиле и Това в Вашингтоне. Имя Вайслера написано на памятник Кесону "Открытые двери" в Ришон ле-Ционе, открытом в 2009 году. Прейсс помог собрать средства на памятник, который был сделан на Филиппинах и привезен в Израиль. Сейчас он живет в США со своей женой Марсией. У них четыре дочери. На почти 1300 маниланеров приходится 8000 потомков — видимое и продолжающеееся наследие героизма Кесона. "Конечно, мы все говорим об этом дома", – говорит Прейсс. "В еврейской общине мы все очень благодарны за то, что он спас нас".

timesofisrael.com

Читайте также