Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
+19+10

Мнения

А
А

Решающий год для Израиля и Ирана: приближаемся к критической точке

Наступивший 2020 год может стать решающим для иранского режима – и с экономической, и с военной, и с политической, и с социальной точки зрения.

17.01.2020
Ali Khamenei
Фото: Getty Images

Но духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи не любит принимать трудные решения. Как правило, он лишь очерчивает круг стоящих перед страной проблем, перекладывает ответственность на других, а потом действует по обстоятельствам.

Но вскоре аятолла Хаменеи, захочет он этого или нет, должен будет заняться решением судьбоносных вопросов. Главный из них связан с судьбой иранской ядерной программы. Изменит ли Хаменеи правила игры или нет? Позволит ли он иранским ядерщикам вплотную приблизиться к созданию атомной бомбы уже в будущем году? Разрешит ли ввести в строй новые центрифуги, которые значительно ускорят этот процесс? Попытается ли скрыть эти действия от международных инспекторов?

Чтобы остаться невредимым в сложившейся ситуации, от Хаменеи требуются навыки канатоходца, но все может закончиться банальным битьем горшков. Резкое ускорение ядерной программы наверняка повлечет за собой введение новых американских санкций, а, возможно, и прямое военное столкновение с Вашингтоном и с некоторыми другими странами, опасающимися появления иранской атомной бомбы. В этом контексте не стоит сбрасывать со счетов и Израиль. Европа тоже может прервать все связи с Тегераном, отказаться от роли посредника и присоединиться к международной антииранской коалиции.

Иран также опасается утраты контроля над ситуацией в Ираке, представляющем собой своеобразный пояс безопасности режима аятолл.  Американцы пока не торопятся покидать Ирак, и Тегеран может попытаться ускорить этот процесс. В то же время иранская казна пустеет с каждым днем, а уличные протесты  продолжают набирать обороты.

Это и есть второй вопрос, который придется решать Хаменеи – что делать с растущим разрывом между доходами государства и его расходами? Вследствие американских санкций прибыли Ирана от продажи нефти резко снизились, а повышение налогов, призванное компенсировать эти потери, наверняка приведет к росту протестных настроений в стране. В прошлом году на площадях иранских городов уже казнили валютных менял, вынужденных нарушать жесткие регуляции, чтобы выжить в условиях экономического кризиса.

То, что иранское общество неспокойно, продемонстрировали и события после похорон командующего силами "Аль-Кудс" Касема Сулеймани. На улицах жгли его портреты, и очевидно, что миллионам ополченцев из отрядов "Басидж" – верной опоры режима аятолл – будет все труднее справляться с всплесками народного гнева.

После устранения Сулеймани его подопечные из различных милиций и террористических организаций вынуждены заново выстраивать отношения с тегеранским начальством. С точки зрения Сулеймани, идеальную модель иранского сателлита представляла собой "Хизбалла", на финансирование которой в Тегеране не жалели средств. Но уже на минувшей неделе в речи Хасана Насраллы, посвященной нарастающей конфронтации между Ираном и США, можно было уловить отстраненные нотки. У Насраллы хватает проблем в самом Ливане, и он явно не хочет ввязываться в очередную кровопролитную рубку.

Таким образом, скоро станет ясно, кто продолжит неуклонно следовать в фарватере иранской политики, а кто попытается внести коррективы в прежний курс.

Пока что даже руководство йеменских хуситов не спешит с местью за гибель Сулеймани. Можно предположить, что президент Сирии Башар Асад тоже не пустил слезу в связи с утратой ценного союзника,  основавшего в его стране многочисленные военные базы,  которые навлекли на себя огонь Израиля. Россия тоже может воспользоваться создавшимся положением, чтобы добиться снижения иранского влияния в ближневосточном регионе. "Отец иранского сопротивления" ушел в мир иной и больше не создаст никому проблем. Его преемник, Исмаил Каани, пока не выглядит столь же угрожающей мощной фигурой.

Вопрос заключается и в том, какое влияние окажет на развитие событий грядущая предвыборная кампания в США. В Тегеране могут надеяться на то, что Трамп не сумеет добиться переизбрания, и следующий президент США будет более терпимо настроен по отношению к иранскому режиму. С другой стороны, предположение, что Трамп в любом случае будет избран на второй срок, уже сейчас может подтолкнуть Иран к решительным действиям.

 

Когда державы помешивают кашу

В соответствии с оценкой разведывательного управления генштаба, в настоящее время на Ближнем Востоке действуют три основные силы: Лига арабских государств, "Всемирный джихад" и "Братья-мусульмане".  Однако ситуация в регионе динамично меняется и на арене появляются новые игроки. США, Россия и Китай все время помешивают ближневосточную кашу, а Турция своим агрессивным поведением способствует дальнейшему обострению обстановки.

В Ираке вновь нарастают уличные протесты, неспокойно и в Ливане, Асад пытается стабилизировать ситуацию в Сирии, однако на турецкой границе продолжает гнездиться "Всемирный джихад", угрожающий и другим ближневосточным режимам.

Сможет ли Израиль воспользоваться ситуацией, сложившейся после ликвидации Сулеймани и проверить на прочность "ось зла", связывающую проиранские силы в регионе? Сможет ли Израиль внести раскол в их ряды и отдалить нависающую над ним угрозу? И еще один вопрос: кто следующий на очереди после ликвидации Сулеймани – Насралла? Кризис, которым пытается управлять Израиль на протяжении последних лет, приближается к своей высшей точке.

Амир Бухбут, Walla!News

Источник: Детали

Читайте также