Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+22+12

Мнения

А
А

Мир в обмен на газ?

Политические катаклизмы последних лет полностью перекроили геополитическую карту региона, а теперь меняется и геоэкономическая.

04.01.2020
gas pipeline
Фото: Shutterstock.com

За последние дни произошло несколько ключевых событий, знаменующих открытие нового фронта на Ближнем Востоке: энергетического.

2 января 2020 года Израиль, Греция и Кипр подписали соглашение о строительстве газопровода "Восточное Средиземноморье", по которому газ из Израиля будет поступать в Европу. А 31 декабря 2019 года газ из месторождения «Левиафан» уже пошел по трубам к израильским потребителям. Аналитики расценивают эти события, как возможность Израиля стать ключевым игроком в регионе, ибо его военное могущество теперь подкрепляется энергетической мощью.

По изначальному определению, геополитика означает географическую политику, придавая одно из решающих значений в развитии государства - его географическому положению. В этом свете местоположение Израиля уникально: страна расположена в регионе, связывающем три континента: Азию, Африку и Европу. Ближний Восток также имеет выход к важнейшим морским бассейнам: Средиземному морю, Красному морю, Индийскому океану и Черному морю. Здесь проходят три ведущих водных артерии: Ормузский пролив, Баб-аль-Мандебский пролив и Суэцкий канал, через которые перевозят значительную часть грузов в мире, включая и нефть. И, кроме того, в этом же регионе находятся большие запасы нефти и газа.

Политические катаклизмы последних лет полностью перекроили геополитическую карту региона, а теперь меняется и геоэкономическая. Главное изменение для Израиля состоит в том, что помимо его союза с США складываются два новых альянса. Первый - с рядом стран Персидского залива во главе с Саудовской Аравией а другой и еще более перспективный  - так называемая «неоантичная» ось Израиля, Греции и Кипра, экономическую базу которой как раз и составляют морские месторождения газа.

gas pipeline
Фото: Shutterstock.com

 

При этом отношения с другими сверхдержавами являются вполне благоприятными. Россия, несмотря на отдельные инциденты, старается поддерживать тесные связи с Израилем. Китай в рамках своей стратегии «Один пояс – один путь» активно инвестирует в Израиль. Индия после прихода к власти Нарендры Моди также взяла курс на развитие политических и экономических связей с Израилем. До сего дня единственным влиятельным игроком, который регулярно осуждал политику Израиля, оставался ЕС. И в Израиле полагают, что теперь, благодаря газопроводу и возможности удовлетворить до десяти процентов потребности ЕС в газовых поставках, европейские политики станут более снисходительными к Израилю.

Доктор Франк Мушмар, аналитик из Центра стратегических исследований им. Бегина-Садата, в статье, которую он назвал «В 2020 году Израиль станет ключевым игроком в ближневосточной геополитике» утверждает, что Израиль сможет маневрировать в своих отношениях с соседями «посредством спокойного сотрудничества и разумного использования своих технологических и экономических преимуществ».

Но в тот же день 2 января, когда было заключено упомянутое "неоантичное" соглашение, парламент Турции одобрил отправку воинского контингента в Ливию. Турция претендует на ту часть шельфа, по которой планируется проложить новый газопровод, и объявила, что будет защищать силой эту территорию. Турция находится в военном союзе с Россией и Ираном. И если теперь, после ликвидации иранского генерала Кассема Сулеймани (или из-за этой ликвидации) разгорится крупномасштабный региональный военный конфликт, он может спутать все карты.

Тогда Израиль могут ждать те же геополитические иллюзии, которые он питал после подписания договора в Осло в отношении планов построения «Нового Ближнего Востока». Тогда его стратегическое положение было не менее благоприятным, но мира в обмен на территории не получилось.

Удастся ли получить мир в обмен на газ? Маловероятно.

Источник: Детали

Читайте также