Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+18+13

Мнения

А
А

"Правильный" иудаизм в том, что не может появиться ничего нового?

Раз в месяц на женской половине Западной стены в Иерусалиме появляется пестрая толпа женщин в талитах. Они приносят с собой свитки Торы и надевают тфилин.

Women Wall jerusalem753
Фото: Reuters

Раз в месяц на женской половине Западной стены в Иерусалиме появляется пестрая толпа женщин в талитах. Они приносят с собой свитки Торы и надевают тфилин.

Излишне напоминать, что по канонам иудаизма тфилин, талит и чтение Торы является исключительно мужской прерогативой. Точнее, по канонам ортодоксального иудаизма. А в данном случае речь идет о феминистской реформистской организации "Женщины Стены". Таким образом они отмечают "рош ходеш", то есть начало нового месяца по иудейскому календарю.

Практически каждое такое мероприятие заканчивается скандалом. Ортодоксальный иудаизм строго нормирует поведение и взаимоотношения полов, и если женщины ведут себя, как мужчины, то ультраортодоксы воспринимают это, как богохульство и надругательство над религией.

Women Wall jerusalem527
Фото: Reuters

 

В минувший раз попытка отметить подобным образом "рош ходеш" закончилась вызовом полиции. И даже председатель "Сохнута" Ицхак Герцог пожурил женщин и призвал перестать "навязывать себя силой", и "перейти к диалогу".

Будучи главой "Сохнута", Герцог является ключевой фигурой в системе взаимоотношений Израиля с еврейскими общинами диаспоры. А в самой большой, влиятельной и богатой общине в мире, каковой является американское еврейство, большинство составляют отнюдь не ортодоксы, а последователи прогрессивного иудаизма (реформистского и консервативного). Но Герцог, будучи светским человеком, зачем-то подчеркивает: "Когда я хочу помолиться, я хожу в ортодоксальную синагогу".

Слова Герцога покоробили гендиректора "Женщин Стены" Йохи Раппопорт.

- Перейти к диалогу? Мы ведем этот диалог уже 31 год. Только с другой стороны никто нас не слышит. Мы пытаемся вести диалог с правительством, с судами, с главным раввином Стены, с ортодоксами, - сказала она в интервью "Деталям". – Но все бесполезно. А вот бывший председатель "Сохнута" Натан Щаранский нас всячески поддерживал...

- И все-таки многие расценивают ваше появление у Западной стены со свитками Торы, как провокацию и оскорбление чувств верующих…

- Провокацией можно назвать все, что угодно. Первых сионистов называли провокаторами. Разве молитва может быть провокацией? Это наша свобода совести, свобода вероисповедания.

Провокация обычно - одноразовая акция. А мы приходим к Западной стене раз в месяц, на протяжении 31 года. Будь в этот день дождь, снег, ветер, хамсин, война - в "рош ходеш" мы приходим к Стене. Это наш способ общения с Богом, наша сопричастность к еврейству, к нашей истории, культуре и традициям.

- Сколько вас?

- В акциях участвует примерно 250 женщин, но у нас сотни тысяч сторонниц во всем мире. Мы не секта, у нас нет отдельных синагог. Мы - движение.

- Религиозное или феминистское?

- Одно другому не мешает. Но в большей степени религиозное. Каждая из нас ходит в свою синагогу, но раз в месяц мы собираемся у Стены. Мы имеем не меньшее право там молиться, чем ортодоксы.

Мы дистанцируемся от политики. Мы не делаем заявлений об отделении религии от государства, или о формировании правительства без ортодоксов. У каждой из нас свои политические взгляды, но от имени организации мы их не высказываем. Религия должна быть вне политики.

- В Израиле? Это пожелание или политическое заявление?

- Нас поддерживает Бени Ганц. Нас поддерживает Либерман: в ходе предвыборной кампании он не раз выражал нам всяческую поддержку.

- Либерман приводил вас в пример того, что с ортодоксами невозможно договориться и что их аппетиты только растут…

- Он прав. В 2013 году правительство согласилось на открытый диалог с нами. Три года велись переговоры, и вот в январе 2016 года появился план…

- По этому плану вам должны были выделить маленький участок у Западной стены, который называется Аркой Робинсона?

- Да. Это такой маленький балкончик для солнечных ванн. Просто чтобы убрать нас с глаз долой. Там очень тесно, место не вмещает всех желающих. Многие наши женщины были против, но все-таки мы согласились на этот компромисс. Мы были настроены позитивно и хотели решить проблему так, чтобы это было приемлемо для всех. Многие активистки ушли от нас из-за того, что мы согласились на Арку Робинсона. Но ортодоксы, используя свое политическое влияние, торпедировали и заморозили даже такой план, несмотря на то, что правительство его утвердило. Все выбросили в мусорную корзинку, и ситуация осталась прежней, без изменений.

- Вы обращались в суд?

- Все время. Суд нас поддерживает, и 17 сентября должно было состояться слушание в БАГАЦе - но из-за нынешней ситуации с правительством не было смысла проводить заседание, так что суд перенес его на февраль. После этого все будет зависеть от того, каким будет наше правительство.

- Наверное, самым благоприятным вариантом вам кажется правительство без религиозных партий?

- Это не однозначно. Мы не хотим вторгаться в партийную политику. Я уже говорила, что Ганц нас поддерживает, Либерман заявлял, что молитвенный план следует принять законодательно. Но дело не в этом, дело в принципе. Если мы хотим видеть здесь либеральное, плюралистическое, демократическое государство, оно должно принимать каждого. Не только ортодоксов, которые очень боятся нас. И вполне справедливо. Они боятся, что все больше людей будут присоединяться к нам. К плюралистическому иудаизму.

- Ортодоксы опираются на традиции, а ваш формат богослужения появился относительно недавно, по мере распространения идей феминизма. Вы с ними конкурируете?

- Я уже говорила, что мы - не конфессия. Кроме того, 31 год -  солидный срок. У нас целое поколение женщин молятся так с детства. Так молились в их семье.

Конечно, многие люди испытывают страх перед любыми изменениями. Новое всегда внушает подозрения. Но неужели правильный иудаизм состоит в том, что ничего нового в принципе появиться не может? Кроме того, мы никого не принуждаем. Мы хотели уйти из женской половины Западной стены, ведь там у нас постоянно возникают эксцессы, причем в первую очередь - с ортодоксальными женщинами. А ведь решение уже было, зачем же его замораживать?

- Оно было уже окончательно утверждено и подписано?

- Оставались мелочи. Бюджет на содержание, организованный вход, и другие технические вопросы. Но все было выброшено на помойку.

- Значит, только правительство без ортодоксов может разморозить молитвенный план?

- Мы ничего не имеем против ортодоксов. Мы не хотим делать какие-то заявления по поводу их участия в правительстве. Мы - не политическая партия. Мы не требуем отделения религии от государства. Мы только хотим признания нашего права молиться в соответствии с нашими взглядами. Мы против монополии ортодоксального фундаментализма, который стремится к политическому влиянию. Из-за них последние поколения евреев во всем мире отдаляются от иудаизма.

- По этой причине евреи США отдалились от Израиля?

- Не от Израиля, а от политики израильского правительства, которое претворяет в жизнь политику ультраортодоксов.

Источник: Детали

Метки:

Читайте также