Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+24+15

Мнения

А
А

Пока Кнессет не взбунтуется – из тупика не выйдет

Опять заговорили о прямых выборах премьер-министра как выход из нынешнего тупика. И опять Нетаниягу считает, что это плохая идея. Опять – потому что свое неприятие прямых выборов он однажды озвучил в интервью со мной летом 2001 года.

Benjamin Netanyahu753
Фото: Reuters

Опять заговорили о прямых выборах премьер-министра как выход из нынешнего тупика.

И опять Нетаниягу считает, что это плохая идея.

Опять – потому что свое неприятие прямых выборов он однажды озвучил в интервью со мной летом 2001 года. Тогда Нетаниягу принял решение вернуться в политику, но не стал баллотироваться на пост премьера против Эхуда Барака, хотя было ясно, что этого провалившегося с треском политика легко одолеет любой (что и произошло: Ариэль Шарон набрал вдвое больше голосов, чем Барак). Я тогда спросил у Нетаниягу, почему он не воспользуется этой возможностью вернуться в политику с помпой. Он ответил: "Кнессет остается тем же самым, и нет для меня большого смысла получить должность премьер-министра, если у меня не будет большинства сторонников в Кнессете. Мне нужно дождаться новых выборов в Кнессет".

Benjamin Netanyahu527
Биньямин Нетаниягу. Фото: Reuters

 

Это было логично тогда, логично и сейчас: Нетаниягу и Ганц выйдут на поединок, один из них Давидом поразит Голиафа, но победы не будет: потом этому избранному премьеру нужно будет составить коалицию, а те, кто сейчас не хочет ему подчиниться, не захотят и потом, у премьера опять не будет большинства, и его должность будет пустым звуком.

Но мы все помним, что в 1992 году именно молодой политик Нетаниягу, единственный из Ликуда, нарушив партийную дисциплину, поддержал при голосовании идею прямых выборов премьера как разновидность президентского правления.

В 1992 году это была идея левой Аводы, горячо поддержанная левыми же СМИ. Они увидели прекрасную возможность прямыми выборами "спрятать" голоса арабов в пользу левого премьера.

После выборов 1992 года сложилась примерно такая же ситуация, что и сейчас. Ицхак Рабин, левая партия Авода которого получила большинство, затруднялся сформировать коалицию, потому что у оппозиции было столько же мандатов. Арабская фракция в обмен на щедрые финансовые вливания в сектор и щедрые же уступки палестинцам на мирных переговорах готова была (и поддержала) коалицию меньшинства – но в народе это правительство было не совсем легитимным для уступок палестинцам. Поэтому Рабин, хотя у него было большинство в Кнессете при поддержке арабской фракции, приложил огромные усилия, чтобы переманить к себе депутатов-евреев из оппозиционной и очень правой партии Рафаэля Эйтана-Рафуля Цомет (помните – одному перебежчику дали пост министра, второму – пост заместителя министра с персональным автомобилем марки "мицубиси").

Продвигая прямые выборы премьера, СМИ и левые политики были убеждены, что с голосами арабов при прямом голосовании их кандидат будет всегда побеждать, и уже победив – будет легитимным в глазах народа, поскольку не будет обязан включать в коалицию арабскую фракцию. Тогда еще не было четкого разделения на блоки, были фракции, которые можно было включить как в левую коалицию, так и в правую.

Поддерживая левых в законе о реформе выборов, даже подталкивая их, пост-сионистские СМИ были убеждены, что смогут всегда обеспечивать победу своего кандидата из левых. Но при первом же применении метода на практике победу одержал как раз лидер правых Биньямин Нетаниягу. Это было шоком для левых и СМИ: за что они боролись, на то и напоролись.

Они быстро оправились и хитро манипулируя пррравыми ("Нетаниягу пожимает руку Арафату, он левый!"), скинули Нетаниягу; дутыми уголовными делами подмочили его репутацию в электорате, и на прямых выборах победил их кандидат, бравый генерал и популист Эхуд Барак. Он легко составил коалицию с фракциями, которые вроде бы считались правыми – ШАС и Исраэль ба-алия Щаранского.

Но СМИ недолго праздновали, их кандидат провалился, и победу опять одержал кандидат от правых (таким  тогда, в 2001 году, был Ариэль Шарон).

Постсионистские СМИ почесали в затылке, поняли, что прямые выборы были ставкой ненадежной, и стали агитировать за возвращение к старому. Они заявили, что чуждые израильскому менталитету прямые выборы придумал воспитанный в американских традициях Нетаниягу. Ага, один, из оппозиции сумел мобилизовать всех левых политиков в Кнессете.

Это мы с вами понимаем, но наши политики народ намного более наивный. Проголосовали, отменили прямые выборы.

Сейчас опять идея прямых выборов некоторым политикам кажется соблазнительной. И СМИ им подыгрывают. Они увидели, что арабская фракция очень выросла. Они видят, что арабская фракция в коалиции левых все еще многими считается недопустимой. И СМИ опять надеются, что их кандидат в прямых выборах сможет победить с помощью арабского избирателя, но эта их поддержка не будет лезть в глаза, если при формировании коалиции победивший благодаря арабским голосам их кандидат не будет включать арабскую фракцию.

Слабое место в их планах – у СМИ нет достойной кандидатуры, Бени Ганц все таки слабоват, и даже с голосами арабских избирателей ему не удается, как показывают последние опросы, одолеть Нетаниягу в единоборстве, несмотря на то, что того обвинили во всех возможных грехах.

Поэтому в СМИ сейчас идея прямых выборов муссируется мало.

Я понимаю депутатов, которые выдвигают эту идею: они хотят сохранить свои места в Кнессете.

Хочу им сказать: ваши реформы пользы не принесут.

Тупик возник не из-за метода, а из-за хитрой интриги СМИ, которые с одной стороны заставили правоохранительные органы возбудить дела против своего главного политического противника, а с другой стороны угрозами заставила лидеров ряда партий заранее заявить, что не будут сидеть в правительстве Нетаниягу.

Дорогие депутаты, либо взбунтуйтесь (против СМИ или против Нетаниягу) и идите на компромисс – либо идите на третьи в течение года всеобщие выборы.

И вообще – кончайте с эти играми с разными вариациями президентского правления. Извлеките урок из опыта начала 1990-х: вы надеетесь, что власть получит ваш сторонник, но у вашего оппонента не меньше шансов.

Правильное решение, выход из тупика – это резкое (до двух, а то и до одного мандата, как было до конца 1970-х годов) уменьшение электорального барьера. Тогда в Кнессете будет больше фракций – и больше шансов договориться.

Источник: mnenia.zahav.ru

Метки:

Читайте также