Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+18+13

Мнения

А
А

Израиль должен изменить свою военную стратегию

В свете последних региональных событий, в частности турецкого вторжения в Сирию, Израиль должен пересмотреть стратегию не только проведения своих тайных операций ("войны между войнами"), но и ведения открытых боевых действий.

israe_soldier_753
Фото: Getty Images

В свете последних региональных событий, в частности турецкого вторжения в Сирию, Израиль должен пересмотреть стратегию не только проведения своих тайных операций ("войны между войнами"), но и ведения открытых боевых действий. В противном случае, может оказаться, что в случае войны с "северной осью" - "Хизбалла", Иран и Сирия - он выиграет битву, но не получит никаких стратегических достижений.

Такую точку зрению высказывает известный аналитик Гершон Хакоэн, в прошлом высокопоставленный офицер ЦАХАЛа, ныне ведущий научный сотрудник в центре стратегических исследований Бар-Иланского университета. В своем недавнем обзоре он указывает, что быстрая кампания Турции против курдского меньшинства в северо-восточной Сирии привела к стратегический сдвигу в региональном балансе сил.

Понятно, что курды понесли огромные потери. После восьми лет гражданской войны в Сирии, в ходе которой они смогли обеспечить свою автономию в северо-восточной Сирии, в районе, составляющем около 30 процентов территории страны, их автономия теперь под угрозой. Вашингтон проигнорировал их вклад в поражение ИГ, выведя оттуда своих солдат и отставив их без своего покровительства.

По мнению эксперта, ясно, кто проиграл, но пока осталось не ясным, кто победил в этой кампании. Появление "турецкой зоны безопасности" на сирийской земле - глубиной 30 километров вдоль 120 километров сирийско-турецкой границы - представляется, с точки зрения Эрдогана, достижением цели кампании. 

Но с другой стороны, достижения российского президента намного больше, чем достижения турецкого президента. Все, что известно на данный момент об этой кампании, касается открытых военных действий и публичных дипломатических встреч. Но стратегические события неизбежно связаны с глубинными аспектами, скрытыми от общественности.

Именно здесь, в значительной степени, лежат ответы на основные вопросы. Например, что действительно побудило президента Трампа вывести войска и отказаться от курдских союзников в трудный час? О чем договорились Путин и Эрдоган во время их переговоров в Сочи? Обнародованная информация об этой встрече не обязательно дает полную или точную картину, и вполне возможно, что утечка информации была предназначена для маскировки реальной картины.

С точки зрения теории управления, военные действия представляют собой план операции, в результате которой достигается заранее определенная конечная точка.

Некоторые западные аналитики, полагают, что Путин с самого начала одобрил идею Эрдогана начать кампанию против курдов. Якобы он заранее увидел возможность вернуть силы Асада обратно на северо-восток Сирии, превратив сирийскую армию из репрессивной силы в спасителя курдов.

Гершон Хакоэн оспаривает это, полагая, что "это западный взгляд на вещи, который очень далек от логики поведения российской стороны". На его взгляд, Москва изначально не знала, что происходит. Но с того момента, как события начали развиваться, было решено максимально использовать эту стратегическую возможность для расширения своего регионального влияния.

Эрдогана возвращение сил Асада в северо-восточную Сирию поставило в тяжелое положение. Начиная войну, он рассчитывал на быструю кампанию, в ходе которой курдская автономия будет разрушена. Но когда сирийские войска вышли на арену при поддержке России, все осложнилось, и ему было трудно понять, как он может закончить кампанию.

Приглашая Эрдогана в Сочи, Путин предложил ему спасательный круг для достойного окончания войны. Благодаря этому тот стал решающим фактором, удерживающим ключ к прекращению кампании и достижению региональной стабильности в лабиринте соперничающих сил.

Израильский эксперт приводит в пример иранско-иракскую войну, как образец того, каким образом военный конфликт превращается в долгосрочный. Кампания, задуманная Саддамом Хусейном как блицкриг продолжительностью две - три недели, затянулась на восемь лет, потому что ни одна сверхдержава не была заинтересована в том, чтобы положить ей конец.

Война Судного дня тоже могла бы продолжаться, если бы не участие США и эффективное посредничество Генри Киссинджера. В ходе этого процесса Вашингтон приобрел растущее влияние на Ближнем Востоке как субъект, удерживающий ключ к стабильности в регионе, а затем проложил путь к мирным договорам.

Теперь на Ближнем Востоке складывается принципиально новая ситуация, утверждает Гершон Хакоэн. Хотя США по-прежнему считают, что ключ к региональному урегулированию у них в руках, но новые хозяева сменили замок. "И теперь именно Путин удерживает новый ключ к укреплению региональной стабильности"- пишет эксперт.

В новой реальности фундамент, на котором строились региональные договоренности со времен мирного договора с Египтом и доминирования США, начинает разрушаться. 

Что это означает для Израиля? По мнению израильского эксперта, если ключ к прекращению войны находится в руках россиян, шансы на ее окончание дипломатическим соглашением, благоприятным для Израиля, будут невелики.

Эффективная внешняя и оборонная политика требует выявления и использования возможностей даже в событиях, которые непосредственно не связаны с ее экзистенциальными интересами. В этих случаях страна может обозначить свое присутствие именно для демонстрации своей силы. В ходе гражданской войны в Сирии Израиль избегал активной политики, сосредоточив свои открытые и скрытые действия на явной оборонительной цели.

Это резко контрастирует с его политикой в 1960-х и 1970-х годах, когда он оказывал значительную военную помощь (включая участие израильских офицеров в боевых действиях) курдской борьбе в Ираке, хотя в то время Израиль имел гораздо меньше военной, дипломатической и экономической силы.

Отсюда генерал Хакоэн делает вывод: боец, который не осмеливается присоединиться к "драке", даже чтобы продемонстрировать свое присутствие и использовать появляющиеся возможности, будет только наблюдать за развитием событий со стороны, не в силах на них повлиять.

Представляется, таким образом, что Гершон Хакоэн, который, как бывший руководитель военных колледжей для офицеров ЦАХАЛа, отлично знает военную теорию и практику, присоединяется к тем экспертам, которые полагают, что Израилю пора сменить стратегию "сдерживания" на более активную политику. Вероятно, начальник генштаба Авив Кохави тоже придерживается этой позиции, настаивая на скорейшем проведении широкомасштабной программы модернизации армии.

Источник: Детали

Метки:

Читайте также