Новые мандаты Либермана – откуда они?
Фото: Reuters
Новые мандаты Либермана – откуда они?

На выборах в апреле 2019 года партия «Наш дом Израиль» во главе с Авигдором Либерманом колебалась возле электорального барьера. Многие социологические опросы показывали, что НДИ заканчивает свой политический путь, но, в конечном итоге, усилиями пиарщиков и активистов, они смогли мобилизовать свой электорат и набрали 5 депутатских мандатов. В сентябре 2019 года ситуация изменилась: опросы общественного мнения обещали Либерману 10 – 12 мандатов. И хотя окончательный подсчет закончился на восьми мандатах, именно Либермана все назвали главным победителем этих выборов.

Откуда пришли к НДИ три новых мандата? Судя по статистике голосования, ответ на этот вопрос изумляет. Они пришли из друзского сектора, где НДИ получила более 10 тысяч голосов (в апреле было 6 тысяч). Например, в Джулисе поддержка НДИ в сентябре по сравнению с апрелем выросла на 418 процентов. В друзском секторе самой популярной партией была «Кахоль-лаван», генералы получили большинство голосов, а НДИ набрала вдвое меньше.

Более того, как отмечает социолог Дорон Бройтман, НДИ в друзском секторе набрала в полтора раза больше голосов, чем «Ликуд». А ведь раньше именно «Ликуд» считался самой влиятельной партией в друзском секторе.

По данным газеты «Глобс», которая опубликовала аналитическую статью на эту тему, в Дальят аль-Кармель поддержка НДИ выросла более чем в два раза, в Бейт-Джане – более чем в 4 раза, в Магаре – более чем в 3 раза, в Абу-Сенане и Усафийе – вдвое, и т.д. Журналист Дани Закен, комментируя эту статистику, выразил недоумение, ведь Либерман в прошлом правительстве поддержал Закон о национальном характере государства, который был воспринят с большим возмущением израильскими друзами. Поэтому Закен склонен объяснять этот феномен личностью депутата кнессета Хамеда Амара, который занимает 6 место в списке НДИ. Он отвечает в партии за друзский сектор и проводит там активную агитационную деятельность.

«Друзы зауважали Либермана, когда увидели, как он бился за свои принципы в апреле. Это произвело на них большое впечатление, и они поняли, что это человек слова», - сказал Хамед Амар в интервью Дани Закену.

Авигдор Либерман. Фото: Reuters

 

Еще один интересный показатель, который приводит Бройтман, это количество голосов, которые Либерман потерял в разных населенных пунктах. Таких населенных пунктов сорок, но речь идет о потере всего нескольких голосов. Суммарно по этим сорока пунктам он потерял всего 701 голос. Примечательно, что львиная доля потерь приходится на четыре друзских деревни – Карса-Самиа (440), Ярка (96), Саджур (70) и Шфарам (48).

Впрочем, не друзы являются большей частью нового электората НДИ. Друзы – это всего 2 процента голосов, полученных Либерманом. В апреле за него проголосовало 170 тысяч, а в сентябре – 310 тысяч израильтян. Другими словами, прибавилось почти 140 тысяч голосов. Откуда они пришли?

Как отмечают авторы статьи в «Глобс», анализ данных показывает, что новые избиратели пришли в НДИ как справа, так и слева. Это с одной стороны «Ликуд»-«Кулану»-Фейглин, а с другой – «Кахоль-лаван». По словам Одеда Форера, которого «Глобс» попросила прокомментировать эту ситуацию, многие избиратели стали воспринимать НДИ, как независимую политическую силу, которая добивается национального единства и требует решения горячих проблем в отношениях религии и государства. Форер отмечает, что базовый электорат НДИ – русскоязычные израильтяне – тоже увеличился, и это несмотря на колоссальные усилия "Ликуда" переманить эти голоса. Например, в Нетании в апреле НДИ получила менее 7 процентов голосов, а в сентябре – почти 11 процентов. А «Ликуд» потерял 1 процент. По оценкам экспертов, поддержка НДИ на «русской» улице выросла на треть, что принесло партии, как минимум, еще один мандат. «С первого дня существования наша партия пыталась стать шлагбаумом на пути религиозного диктата и засилья, - говорит Форер. – Сейчас мы сделали главный упор на эту тему, и люди снова поверили нам благодаря нашей принципиальной позиции по вопросу о призыве ультраортодоксов. Нам помогла также публикация списка их требований перед коалиционными переговорами в апреле. Всем стало ясно, что Нетаниягу продал страну религиозным партиям».

По словам Форера, партия получила поддержку и от так называемого полуторного поколения – выходцев из бывшего СССР, которые прибыли в Израиль в детском возрасте. «Их возмутили до глубины души генетические проверки, которые устраивает раввинат для подтверждения еврейства. Многие из них помнят, на какие жертвы и лишения шли их семьи в бывшем СССР во имя своего еврейства, и вот сегодня ультраортодоксы пытаются превратить этих людей в граждан второго сорта», - отмечает он.

Но светская либеральная повестка дня нашла отклик не только среди русскоязычного сектора. Она нашла отклик во многих городах центра страны со стороны светских израильтян лево-центристских взглядов. Это средний класс с высоким уровнем доходов, которые ждут либеральных перемен. «Традиционный электорат Яира Лапида», - отмечает «Глобс».

Статистика голосования показывает, что поддержка НДИ существенно выросла в городах центра, в основном за счет «Ликуда», но также и за счет «Кахоль-лаван». В Тель-Авиве в апреле за НДИ проголосовало 1,4 процента, а в сентябре – 4,4 процента, в то время как «Кахоль-лаван» упала здесь с 46 процентов до 43-х. В Гиватаиме поддержка Либермана в сентябре по сравнению с апрелем выросла на… 452 процентов, то есть в пять с половиной раз. В Раанане Либерман вырос на 318 процентов, в Ход ха-Шароне – на 285 процентов, в Герцлии – на 195 процентов, в Кфар-Саве – на 154 процента, в Реховоте – на 108 процентов.

По словам Форера, в последние дни перед выборами «Кахоль-лаван», наблюдая отток голосов к НДИ, начала кампанию,  которой полностью повторяла все лозунги НДИ. Сначала они выступили за «светское правительство национального единства», но потом решили смягчить посыл и ограничились «либеральным правительством национального единства». Форер отмечает, что традиционный электорат Лапида очень настороженно отнесся к попыткам Ганца флиртовать с ультраородоксами. И эти люди увидели именно в Либермане противовес против ультраортодоксов, который не согласится войти с ними в коалицию не при каких обстоятельствах. «Кто-то, кто остановит аппетит ультраортодоксов», - подчеркивает Форер в интервью «Глобс».

«Переход к НДИ классического правого избирателя также очень интересен, - отмечает «Глобс». – Ведь Либерман мало чем отличается от «Ликуда».

«Ликуд» в сентябре набрал на 27 тысяч голосов меньше, чем в апреле (и это не считая 4 мандатов «Кулану», которая слилась с «Ликудом», и трех мандатов Фейглина, не преодолевшего в апреле электоральный барьер). Бастионы «Ликуда» - города развития на периферии – показывают интересную статистику. Там снижение поддержки «Ликуда» примерно равняется увеличению поддержки НДИ. Например, Сдерот. Там «Ликуд» потерял 1,5 процента голосов, а НДИ выросла более чем на 2 процента голосов. В Шломи «Ликуд» упал почти на 2 процента голосов, а НДИ выросла на 3,5 процента. Можно предположить, что большая часть этих голосов приходится на русскоязычный сектор.

Отдельно «Глобс» отмечает избирателей «Кулану», которые не голосовали за «Ликуд», так как были несогласны с политикой «свинского» капитализма. Они голосовали за партию, которая ставила перед собой социальные приоритеты. После того, как Кахлон присоединился к «Ликуду», часть этих голосов отошла к НДИ. Например, в Ариэле, где в апреле «Кулану» получили 4 процента голосов, число сторонников «Ликуда» - в сентябре по сравнению с апрелем - не выросло. А вот электорат НДИ вырос с 14 процентов в апреле до 22 процентов в сентябре. «Зеут» в апреле набрала в Ариэле 7,5 процента голосов. В сентябре многие эти голоса перешли к Либерману.

counter
Comments system Cackle