Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+24+15

Мнения

А
А

Моссад притормозил помощь саудовцам

Убийство саудовского журналиста Джамаля Хашогги, похоже, ослабило и без того тонкие связи между Израилем и Саудовской Аравией. Тревожным звонком стал отказ главы Моссада Йосси Коэна от активного обмена с королевством разведывательными технологиями.

Jamal Khashoggi
Фото: Getty Images

Моссад притормозил разведпомощь саудовцам

Убийство саудовского журналиста Джамаля Хашогги, похоже, ослабило и без того тонкие связи между Израилем и Саудовской Аравией. Тревожным звонком стал отказ главы Моссада Йосси Коэна от активного обмена с королевством разведывательными технологиями и шпионским программным обеспечением (ПО). Ранее израильтяне охотно шли на контакт с арабскими партнерами.

О том, что Коэн выступил против экспорта шпионских ПО и технологий в Эр-Рияд, стало известно из Jerusalem Post. Это израильскому изданию рассказали помощники главы разведывательного ведомства. До настоящего времени первые лица Израиля, наоборот, давали понять, что между еврейским государством и аравийскими столицами – достаточный уровень доверия и соответственно взаимодействия на уровне разведки.

На это намекал как премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу, так и бывший глава Генерального штаба Гади Айзенкот. Поступали ли от Саудовской Аравии официальные запросы на предоставление ПО и техники, не сообщается, но Jerusalem Post пишет, что Эр-Рияд сейчас испытывает подобную необходимость.

Катализатором арабо-еврейского сближения стала политика Ирана. Между Израилем и Саудовской Аравией, если верить региональной прессе, налажен тесный контакт в сфере обмена разведданными. Причем в разговоре с британской Guardian некий дипломат из Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) весной заявил: «Если бы не палестинская проблема, эти отношения с Израилем были бы более публичными. Это было бы очень кстати: нам нужна их военная техника и технологии». Но и палестинская проблема, как кажется, сейчас уже не представляет для Эр-Рияда большой значимости. В сентябре политическое бюро ХАМАС сообщило об аресте своих сторонников в Эр-Рияде. Среди них – координатор ХАМАС Мухаммед Салех аль-Худари.

Есть гипотеза, что на позицию Коэна повлияли прошлогодние события. Скандальным эпизодом стало использование саудовскими и эмиратовскими спецслужбами программы Pegasus производства израильской компании NSO Group. Правозащитники неоднократно обращали внимание на то, что ПО, рассчитанное на отслеживание террористов и подготовку к их ликвидации, используется в аравийских столицах не по назначению, а для слежки за диссидентами, политическими активистами и журналистами. Программа заражала смартфоны жертв в том случае, если они кликали на некую ссылку, отправленную им в текстовом сообщении. Если объект переходил по ссылке, владелец программы получал полный контроль над телефоном жертвы, включая его содержимое, историю и камеру.

Репутация NSO Group серьезно пострадала после того, как ее ПО якобы было обнаружено на одном из телефонов убитого 2 октября 2018 года в саудовском консульстве в Стамбуле журналиста Джамаля Хашогги. Израиль был одним из немногих государств, воздержавшимся от резкой критики в адрес саудовского правящего дома на фоне трагедии, однако уровень общественного давления, повысившийся в западных столицах на фоне скандала, вряд ли давал надежду на продолжение сотрудничества с королевством в прежних объемах и прежних масштабах. Впрочем, публично NSO Group ничего не признавала. Совладелец компании Шалев Хулио выступил с заявлением, что ПО компании используется только против террористов и преступников.

В экспертной среде полагают, что уровень взаимодействия между Израилем и Саудовской Аравией все равно недостаточен, чтобы можно было говорить о неком похолодании в двусторонних отношениях. «Для того чтобы делиться чувствительными технологиями в разведывательной сфере, уровень отношений и связей между странами должен находиться на очень высоком уровне, – заявил «НГ» военный эксперт Юрий Лямин. – При всем потеплении отношений на фоне взаимной нелюбви к Ирану нельзя забывать, что Саудовская Аравия по-прежнему официально не признает существования Израиля».

Потребность в укреплении взаимодействия на уровне спецслужб Саудовская Аравия действительно может испытывать – особенно на фоне произошедших в ночь на 14 сентября комбинированных атак на нефтеперерабатывающие заводы гиганта Saudi Aramco. Юрий Лямин подтверждает, что нападение на объекты саудовского нефтепрома стало самой выразительной демонстрацией проблем Саудовской Аравии в борьбе с беспилотниками. «Но стоит сказать, что эти проблемы были видны и ранее на фоне нарастающего в последние полтора года использования йеменскими хуситами беспилотных летательных аппаратов», – обратил внимание Лямин.

Впрочем, позиция Коэна – если сообщения Jerusalem Post окажутся правдой – может отражать и его личные взгляды. «Автором» стратегии арабо-израильского сближения был не нынешний глава Моссада. Главным апологетом подобной идеи среди израильских чиновников считают предшественника Коэна – Меира Дагана. Тайная дипломатия Израиля с аравийскими столицами была нужна Дагану как инструмент борьбы с иранской ядерной программой, которая, как до сих пор уверены израильтяне, носит исключительно военный характер.

Метки:

Читайте также