Силиконовая долина создает китайскую модель общества
Фото: Reuters
Силиконовая долина создает китайскую модель общества

Не так давно компания под названием Fast Company поймала хозяев Big Tech мира на том, о чем давно писал сайт Breitbart News, они разрабатывают системы мониторинга и регуляции поведения людей по китайской модели "социальных кредитов".

Фото: Reuters

 

Как это работает в Китае? Система "социальных кредитов" начисляет "социальные кредитные очки". Социальный кредит падает, если гражданин участвует в какой-либо неприемлемой для государства деятельности, начиная от разбрасывания мусора и заканчивая поддержкой политических диссидентов.

Если социальный кредитный рейтинг падает ниже определенной отметки, то граждан ждет наказание, включая запрет на пользование общественным транспортом, запрет на занятие высоких должностей, а также недопущение детей нарушителей в престижные школы.

Для тех, кто полагает, что китайское "прекрасное далеко" слишком далеко от нас, Fast Company сообщает, что "параллельная система создается в Соединенных Штатах в результате политики по отношению к пользователям королей Силиконовой долины и технологической промышленности и слежением за активностью в социальных сетях частными компаниями".

Далее компания указывает, каким образом американские граждане получают свой социальный рейтинг. За гражданами следят страховые компании, существует аппликация PatronScan, отслеживающая скандальных клиентов баров и ресторанов, своих потенциальных клиентов могут проверить такие фирмы как Airbnb, Uber и WhatsApp и отказать им от предоставления услуг.

Автор статьи в Breitbart News пишет: "У нас есть корпоративная версия (китайского социального рейтинга). Таким образом, если вы делаете что-то, что Фейсбук не одобряет, он может снять вас со своей платформы, а это имеет огромное значение для поддержания социальных связей, построения бизнеса, работы офиса. Мы полагаемся на Фейсбук и другие социальные платформы по многим вопросам. Вас могут забанить Uber и Lyft. Они начали банить людей за их политические взгляды, поэтому, если вы думаете, что только в Китае вам могут запретить пользоваться общественным транспортом за неправильные взгляды, то вы ошибаетесь, западные корпорации тоже начинают это делать. Этим занимаются также Airbnb и Amazon.

Высказывать свои политические взгляды в китайских социальных сетях Weibo и WeChat опасно, так как они сотрудничают с государством.

Правда, и на Западе платформы социальных сетей стали средствами внеюридической цензуры. Вот несколько примеров. Молодой человек устраивается на работу в хайтек в Силиконовой долине. Проходит ряд профессиональных интервью, ему предлагают контракт, говорят, что для окончательного подписания нужно только обговорить некоторые детали, и вдруг вместо подписания контракта ему отказывают от места под надуманным предлогом. Почему? Скорее всего, работодатель проверил социальный профиль соискателя в Фейсбуке и увидел, что данный молодой человек не просто придерживается консервативных взглядов, но и активно их пропагандирует и даже принимает участие в демонстрациях. Чем не Китай?

Между прочим, многие уже знают, что при найме на работу отдел кадров может проверить ваш профиль в социальных сетях. И не надо принимать никаких законов о запрете на профессию. Социальные сети выполняют всю грязную работу, позволяя выявлять диссидентов. А далее вступает в дело полиция мысли.

Вот только один яркий пример работы полиции демократической мысли. Кандидата на пост судью апелляционного суда второго округа Стивена Менаши либералы назвали расистом и женоненавистником. Особенно старалась в своих нападках небезызвестная телеведущая канала MSNBC Рейчел Мэддоу, которая по косточкам разобрала статью Менаши от 2010 года "Этнонационализм и либеральная демократия", опубликованную в Журнале международного права Пенсильванского университета.

Мэддоу приравняла этнонационализм к белому национализму и указала, что в статье говорится о том, что "страна не может работать, демократия не может работать, если страна не определяется объединяющей расой".

Правда, в статье Менаши не говорится, что демократия требует от людей расового единства. А говорится о сочетании либеральных демократических идеалов с концепцией Израиля как еврейского государства. Для Менаши, иракского еврея, тема израильской демократии близка, и он доказывает, что Израиль как еврейское государство ничем не отличается от других стран, создающих государство для граждан на основе общего происхождения. Хотя предпочтительное право получения израильского гражданства имеют евреи, но как только люди становятся гражданами Израиля, они получают равные права, вне зависимости от религиозной или этнической принадлежности или страны исхода. Тем не менее, Мэддоу сказала, что взгляды Менаши находятся на "грани расового мышления".

Либеральная интерпретация статьи Стивена Менаши приобретает особое значение в понимании отношения левых либералов к Израилю. Для них еврейское государство также находится на грани расизма и апартеида или даже перешло эту грань, Израиль практикует недопустимый национализм и должен перестать быть еврейским государством, превратившись в государство для всех его граждан.

Консерваторы не замедлили отметить, что Райчел Мэддоу оказалась за гранью антисемитизма. Как написала Кэрри Северино, старший консультант консервативной сети Judicial Crisis Network, "Мэддоу должно быть стыдно за антисемитские нападки на кандидата в судьи 2-го округа. Если бы они прочитала статью, то она бы узнала, что Менаши говорит ровно противоположное тому, о чем утверждает Мэддоу. Намеренное искажение? В статье опровергаются утверждения, что "специфическая идентичность Израиля, его стремление служить национальным домом еврейского народа, противоречит принципам универсализма и равенства, на которых построена либеральная демократия".

Республиканская еврейская коалиция назвала заявление Мэддоу "невежественным и клеветническим", так как она обвинила "иракского еврея в расизме, потому что она не может понять высококвалифицированные доказательства социальной науки, приведенные в статье".

Далее Мэддоу утверждала, что Менаши повторил и одобрил выдумку о том, что генерал Джон Першинг, убивая мусульманских террористов, "окунал пули в свиную кровь". На самом деле, Менаши рецензировал книгу после окончания университета перед поступлением на юридический факультет и написал, что не одобряет методы Першинга. Более того, он упрекает автора книги в том, что он пропагандирует взгляды об американском силовом превосходстве, которые могут привести к нарушению прав человека и разрешению применения жестокой тактики для поддержания порядка".

Естественно, встрепенулся Совет по американо-исламским отношениям, CAIR, и потребовал немедленного снятия кандидатуры профессора Менаши, так как "наша страна стоит перед угрозой белого превосходства и белого национализма". Интересно спросить активистов Совета, сколько евреев в настоящий момент проживает в Ираке, и что случилось с иракской еврейской общиной, существовавшей в Ираке 2500 лет, куда были вынуждены бежать иракские евреи после провозглашения независимого еврейского государства Израиль в 1948 году и кому досталось все их движимое и недвижимое имущество?

В женоненавистники профессор права Стивен Менаши попал из-за студенческой статьи о женской демонстрации в кампусе Дартмута. Девушки выступали против насилия. Менаши насилия по отношению к женщинам не поддерживал, но при этом осуждал стремление "обвинить большинство студентов-мужчин в терпимом отношении и соучастии в изнасилованиях и сексуальном насилии".

Еще он попал в гомофобы из-за другой своей ранней статьи 2001 года, в которой он сравнивал два убийства. Одно – убийство Мэтью Шеппарда из-за того, что он был геем, и другое – убийство Джесси Диркхисинга, мальчика, изнасилованного и убитого геями.

Менаши обвинил кампанию по защите прав человека в том, что она "оценивает жизни, исходя из политического расчета". В то время, как группа использовала дело Шеппарда для продвижения своих взглядов, она постаралась обойти молчанием неудобное убийство мальчика геями. Пресса делала то же самое.

Он утверждал, что левая пресса много писала об убийстве Шеппарда потому, что это помогало им продвигать тему борьбы за права геев, а дело Диркхисинга тщательно замалчивалось, чтобы не создавать негативного впечатления о геях.

А теперь вспомним отношение прессы к убийце из Эль Пасо, которому не нравились мексиканские иммигранты, и убийце из Дайтона, социалисту и поклоннику Элизабет Уоррен.

Естественно, юрист с такими взглядами и убеждениями как профессор Стивен Менаши не может занимать должность судьи.

И это только два примера того, как либеральное мышление скатывается к тоталитарному, как быстро либералы готовы устроить судилище, погубить репутацию, ввести запрет на профессию, разрушить карьеру.

"Социальный кредитный рейтинг" уже не за океаном. Он тут, в Америке. Сталинский террор ведь тоже начинался с социального наказания несознательных граждан. Вначале их объявляли лишенцами, детей выгоняли из школы, а через 3 – 4 года приходили, арестовывали лишенца и расстреливали как врага народа. И делали это не консерваторы. Путь, пройденный либеральными борцами с царским самодержавием от царства свободы до диктатуры, оказался очень коротким. Американские либералы вступили на этот путь.

counter
Comments system Cackle