В шаге от войны
Фото: Reuters/Ronen Zvulun
В шаге от войны

Судьба будущего правительства сегодня во многом зависит от Хизбаллы, подобно тому как часто она зависит от ХАМАСа, от того, когда террористы из Газы захотят пострелять, а когда – прекратить.

В последние дни тревога буквально висела в воздухе. Все сошлось: инциденты в Сирии, Ливане и Ираке, приближение израильских выборов, традиционно беспокойный для нашего региона конец лета.

Пока трудно предсказать, как будут развиваться события, но по неписанному правилу ЦАХАЛ не может смотреть сквозь пальцы на вылазки Хизбаллы, поэтому в последние годы каждый подобный инцидент перерастал в серьезное противостояние. Предотвратить его может только нежелание шейха Насраллы вступать в конфликт именно сейчас. С другой стороны, для Израиля предпочтительнее ослабить Партию Аллаха до того, как иранские и проиранские силы окончательно закрепились в Сирии и Ираке. Пойдет ли Нетаниягу на такой шаг в преддверии выборов?

Несомненно, предвыборный период заставляет премьера действовать решительнее, чтобы не дать повода политическим противникам обвинить себя в малодушии. Жесткий ответ ЦАХАЛа будет зачтен в плюс нынешнему правительству при любом варианте: если он станет началом масштабной военной операции или если Насралла пойдет на попятный. В последнем случае Нетаниягу в заслугу будет поставлено то, что он показал террористам, кто в регионе хозяин, и предотвратил зарождающийся конфликт. До выборов осталось не так много времени, и эхо неначавшейся войны, несомненно, отразится на голосовании избирателей за того, кто называет себя «мистер Безопасность».

Авигдор Либерман и Биньямин Нетаниягу. Фото: Reuters

 

Сложнее предсказать, что изменится в политическом раскладе, если обострение перерастет в масштабную операцию, ракеты полетят на наши города, и жителям Севера, а то и центра придется переселяться в бомбоубежища. Выборы отложат до конца войны, и их результаты будут зависеть от ее итогов, уровня ущерба, количества жертв и прочих факторов, которыми правительство не вполне способно управлять.

Традиционно угроза безопасности всегда сплачивает страну вокруг правого лагеря, но в случае с войной на севере это не так однозначно, поскольку в отношении Ирана и Хизбаллы у израильских политиков существует консенсус. Кроме того, трудно оценить заранее, насколько изменилось отношение общества к войне в целом. Здесь опять следует подчеркнуть различие между событиями в Газе и в Ливане. Многие в Израиле уверены, что власть и армия при желании способны решить проблему хамасовской угрозы раз и навсегда, и дело только в нерешительности и политических соображениях. По поводу Хизбаллы такой иллюзии нет; мало кто считает, что в новой ливанской войне можно победить, тем более без масштабных потерь, или что ее можно прекратить в любой момент путем непрямых переговоров, как это делается с ХАМАСом. Схватка с Хизбаллой на порядок опаснее, кровопролитнее и, если можно так выразиться, безнадежнее – этого джинна куда труднее загнать в бутылку. Поэтому правительство, выпустившее его на свободу, втянувшее страну в такую войну, рискует потерять поддержку народа.

Добавим к этому неминуемые жертвы среди гражданских и военнослужащих, неготовность Службы тыла к массированным обстрелам, гуманитарный кризис в северных районах, подобный тому, что был во Второй Ливанской, – все это граждане вспомнят, когда пойдут на избирательные участки. Партии-соперники во время войны будут публично поддерживать правительство, но после ее окончания предъявят обществу длинный список совершенных властью ошибок. Либерман расскажет, как бы он повел себя на посту министра обороны, Ганц и его генералы раскритикуют проведенные операции с точки зрения военных специалистов…

Впрочем, интенсивность этих нападок будет зависеть от настроений общества, от уровня его разочарования и ощущения поражения либо победы. Если в стране сохранится воодушевление, сплоченность против врага и доверие к власти, то весь политический спектр сдвинется вправо и сконцентрируется вокруг Ликуда. Тогда с большой вероятностью нас ждет широкая коалиция и правительство национального единства, построенное на приоритете безопасности.

Но если власть в итоге военных действий потеряет доверие народа, как это произошло с правительством Ольмерта, оппоненты будут буквально рвать на части и Нетаниягу, и Ликуд.

Таким образом, Биби сегодня нужно пройти по очень тонкой грани: с одной стороны, не проявить слабость, с другой - не допустить разрастания конфликта. Не все подчиняется его контролю: если с нашей стороны появятся жертвы, масштабный силовой сценарий будет неизбежен. Утешает то, что военные оценивают такой шанс довольно низко, поскольку Иран сегодня рассчитывает на возобновление переговоров с США. Если принять эту гипотезу, то нынешнее обострение на севере пойдет только на пользу Израилю: оно заставит наших врагов отступить и принесет голоса правому лагерю.

counter
Comments system Cackle