Израиль воевал с Хизбаллой всего два часа
Фото: Reuters/Hasan Shaaban
Израиль воевал с Хизбаллой всего два часа

Ситуация на границе между Израилем и Ливаном накануне снова обострилась.

Боевики Хизбаллы 1 сентября выпустили противотанковую ракету по автомобилю израильской армии в приграничной зоне. ЦАХАЛ - армия Израиля, ответил. Стороны обменялись ударами, армия приведена в повышенную боевую готовность, но боевые действия дальнейшего продолжения не получили.

О причинах возникновения инцидента и его последствиях OBOZREVATEL рассказал профессор политических наук Университета Бар-Илан и Университета Ариэль в Самарии Зеэв Ханин.

В Израиле после этого инцидента начали шутить: если в средние века войны были столетние, в прошлом веке - 6-и дневные, то сейчас перешли к двухчасовым.

Так что по поводу произошедшего 1 сентября на севере Израиля, на границе с Ливаном, есть три версии.

Версия первая - заставить противника играть по своим правилам.

В рамках оборонной доктрины команды премьер-министра Биньямина Нетаниягу стоит задача обуздать Иран - это главная задача региональной и в каком-то смысле глобальной повестки, все остальные театры военных действий не так актуальны. Поэтому нужно мобилизовать дипломатическое давление на Иран и ликвидировать проиранские анклавы (и их прокси) в тех местах, где они могут создавать угрозы безопасности. Во-первых, это Сирия. А во-вторых, к списку уже де-факто подключился и Ливан - поскольку там правительство перешло под контроль Хизбаллы (и того же Ирана), там начали строить предприятия по изготовлению высокоточных ракет.

При том что и раньше было известно - следующая война будет не сирийской или третьей ливанской, она будет т.н. "Северной" - все в одном пакете.

Оборонная доктрина Израиля определяет, что противником является даже не столько военное крыло Хизбаллы, сколько правительство Ливана - которое хоть и находится под внешним контролем, но именно оно отвечает за все, что творится на его территории и с его территории.

Исходя из этого израильская авиация проводит свои операции на севере, они согласованы с США и Россией (россияне протестуют, но предпочитают не вмешиваться - Израиль давно предупредил Путина, что не допустит передачи вооружений, которое меняет баланс сил).И в какой-то момент акция израильских ВВС в Ливане стала слишком демонстративной (включая, возможную гибель каких-то крупных иранских чинов), чтобы Хизбалла смогла вновь отмолчаться уже с полной потерей лица. И ударила по территории Израиля, но аккуратно - чтобы не спровоцировать Израиль на полноценную войну: Хизбалла войны не хочет, Ирану сейчас война тоже не выгодна, Ассаду - новая война тоже не выгодна, Израилю до некоторого времени война тоже была не выгодна.

Поэтому израильтяне сыграли в "поддавки", разыграв комбинацию: подставили санитарную машину, в которой никого не было, Хизбалла выстрелила по ней российским "Корнетом". ЦАХАЛ разыграл спектакль с эвакуацией раненых, которых даже не поцарапало. Дальше каждый играет свою игру: Хизбалла объявила о своей победе, израильтяне над ними смеются.

 

Вторая версия - предвыборная. Ситуация вокруг обстрела могла быть частью избирательной кампании в Израиле. Такой себе электоральный демарш, которой совпал с тактическим сюжетом.

Дело в том, что если с 2009 года было понятно, кто в нашей стране премьер-министр, то сейчас совершенно непонятно кто им будет после выборов 17 сентября. Уж очень все неочевидно.

Сейчас повестка дня сосредоточена на взаимоотношениях государства и религии (т.н. "религиозный диктат"). Едва ли не главным сюжетом дискуссии стала идея формирования после выборов широкого светского либеральной правительственной коалиции, выдвинутая лидером партии "Наш дом Израиль" Авгигдором Либерманом, который по сути, и задал сегодня предвыборную повестку дня. И для Нетаниягу это не просто тяжелый удар по репутации, это резкий слом правил игры, к чему он не привык за последние 10 лет.

Основа пропагандистского пакета Нетаниягу в избирательной кампании - его позиционирование в качестве лидера глобального масштаба. Но потом оказалось, что этого недостаточно, чтобы радикально оторваться от политических конкурентов. Особенно, если добавить сюда и невнятную политику на юге, вокруг Сектора Газа, серьезно снижающую эффективность электоральной кампании правящей партии.

И поэтому в данной ситуации важно перетащить содержательную часть темы выборов в сферу региональной политики и безопасности.

Фото: Reuters/Hasan Shaaban

 

Третья версия - изменение стратегии Израиля к проблемам на севере страны.

Сейчас к Сектору Газа - еще одной проблемной территории, применяется следующая тактика: установлены некие "красные линии", которые если не переходить, то Израиль будет реагировать сдержанно. Но при этом задача демонтировать там режим радикальных исламистов не стоит - потому что не совсем понятно, кто на следующий день возьмет на себя ответственность за ситуацию там.

К северу же применялась другая тактика. Но поскольку степень региональной неопределенности растет, то вышеупомянутую модель Сектора Газы решили, видимо, применить и к северу: поддерживать "красные линии", на выпады реагировать сдержанно, поддерживать статус-кво в регионе.

Это изменение стратегии могло возникнуть вследствие договоренностей, которые складываются где-то за кулисами, на вершине мировой политики. О чем мы узнаем разве только после выборов 17 сентября, когда будет опубликован "План Трампа".

counter
Comments system Cackle