Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
+24+12

Мнения

А
А

Германия: покорное самозашивание ртов

Исследование, проведенное недавно в Германии, продемонстрировало поразительную готовность немцев к самоцензуре. На вопрос, можно ли "свободно выражать свое мнение публично", лишь 18% ответили "да".

multikultur_germany
Фото: Getty Images

Исследование, проведенное недавно в Германии, продемонстрировало поразительную готовность немцев к самоцензуре. На вопрос, можно ли "свободно выражать свое мнение публично", лишь 18% ответили "да". Для сравнения - 59% немцев заявили, что в кругу своих друзей и знакомых они выражают свое мнение свободно.

"Почти две трети граждан убеждены в том, что сегодня следует быть крайне осторожными в отношении того, на какие темы можно высказываться, поскольку существует множество неписаных законов о том, какие мнения приемлемы и допустимы, а какие нет". Так следует из исследования, проведенного Институтом Алленсбаха по изучения общественного мнения по заказу газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ).

"Для подавляющего большинства опрошенных одной из наиболее деликатных тем является проблема беженцев. За ней следуют высказывания о мусульманах и об исламе", - сказано в документе. Напротив, "ситуация обстоит совершенно иначе, когда речь заходит о таких темах, как защита климата, равные права, безработица или воспитание детей, о которых по мнению подавляющего большинства можно высказываться откровенно". Так, например, согласно исследованию, 71% немцев считают, что комментировать проблему беженцев можно, но только "с осторожностью".

При этом за два последних десятилетия произошло значительное расширение сферы табуированных тем. Так, в 1996 году лишь 16% немцев полагали, что патриотизм является деликатным вопросом. Сегодня же их количество достигло 41%.

"Патриотизм, космополитизм и поддержка Европы" (имеется в виду поддержка ЕС) не считаются, согласно этому исследованию, взаимоисключающими темами. Тем не менее, о нынешней ситуации там говорится так: "Население уже не так уверено в том, что элиты, с их решительной поддержкой европейской интеграции и глобализации мировой экономики, по-прежнему высоко ценят нацию. Граждане все чаще опасаются, что их будут считать правыми, если они позволят себе патриотические высказывания. При этом треть населения считает, что политикам следует опасаться декларировать национальную гордость, если они не желают подвергать себя критике и жестоким атакам".

Существует очень серьезное несоответствие между тем, о чем немцы считают неприемлемым говорить в публичной сфере, и тем, что, по их мнению, допустимо в беседах с друзьями и знакомыми. Например, 62% немцев убеждены, что политик, заявляющий, что "ислам имеет слишком большое влияние в Германии", подвергнется жесткой критике, но только 22% считают, что выражение подобного мнения в частных беседах может быть подвергнуто осуждению. Аналогичным образом, мнение о том, что "слишком много делается для беженцев в Германии", рассматривается в качестве рискованного заявления для публичного эфира, но лишь 31% считают проблематичным сказать это в частном порядке. Другими словами, существует значительный разрыв между тем, что немцы считают возможным сказать публично, и тем, что они думают на самом деле.

"Значительное количество немцев убеждено в том, что общественный контроль над публичным выражением мнения серьезно усилился, а также в том, что индивидуальные высказывания и поведение тоже все чаще оказываются под контролем, - отмечается в исследовании. - Каждый второй гражданин убежден, что сегодня гораздо больше внимания уделяется тому, как человек ведет себя публично и что он говорит, 41% считают, рамки принятой политкорректности чрезмерными, а 35% и вовсе приходят к выводу о том, что свобода слова возможна исключительно в частном кругу".

То, что немецкое общество считает рамки политкорректности преувеличенными, подтверждается и полученными в ходе опроса данными о несогласии двух третей немцев с необходимостью использовать в публичном дискурсе специальных политкорректных терминов в отношении мигрантов, таких как "люди с миграционным прошлым", вместо куда более повседневных вроде "иностранца". Больше половины - 57% немцев - испытывают дискомфорт из-за того, что им "все чаще указывают, что говорить и как себя вести". При этом, согласно исследованию, немцы из бывшей коммунистической ГДР жалуются на навязывание публичных поведенческих рамок больше, чем среднестатистические жители Германии, поскольку у них "свежи исторические воспоминания о регулировании и ограничениях".

"Существует огромная разница, - резюмируют свои выводы авторы исследования, - между ситуацией, когда общество в целом принимает и поддерживает определенные нормы и положением, когда граждане ощущают, что их все больше контролируют и оценивают. Многие ощущают отсутствие должного уважения к их проблемам и их позиции, считая, что важные изменения необходимо обсуждать открыто".

Результаты, представленные в исследовании, вряд ли покажутся неожиданными для тех, кто хоть раз задумывался о происходящем в Германии в последние годы серьезном отступлении от уважения к свободе слова.

Пиком подобной деградации стало принятие в Германии в 2018 году закона о цензуре, требующего от администрации социальных сетей удалять или блокировать любые предполагаемые проявления клеветы или подстрекательства в течение 24 часов с момента получения жалобы от пользователя. Если же платформы окажутся не в состоянии выполнить это условие, правительство Германии может оштрафовать их на сумму в размере до 50 миллионов евро.

Немецких граждан все чаще привлекают к ответственности за критику миграционной политики правительства: в 2016 году семейная пара Питер и Мелани М. были привлечены к уголовной ответственности за создание фейсбучной группы, критиковавшей миграционную политику правительства. Согласно сообщениям в новостях, на их странице было написано: "Военные и экономические беженцы наводняют нашу страну. Они приносят ужас, страх, печаль. Они насилуют наших женщин и подвергают наших детей опасности. Давайте покончим с этим!"

На суде Питер М., защищая свои замечания в интернете, сказал: "Нельзя даже попытаться высказать критическое мнение о беженцах, без того, чтобы на тебя не навесили ярлык нациста. Я хотел создать дискуссионный форум, на котором можно было бы высказать свое мнение о беженцах ..." В своем вердикте судья постановил: "Описание группы является серией обобщений явно правого толка". Питер М. был приговорен к девяти месяцам условного тюремного заключения, а его жена - к штрафу в размере 1200 евро. Судья добавил: "Надеюсь, вы понимаете серьезность ситуации. Если вы снова окажетесь передо мной, вы сядете в тюрьму".

В сентябре 2015 года издание Die Welt сообщило, что люди, которые выражают "ксенофобские" взгляды в социальных сетях, рискуют утратить право видеть своих детей. Даже если уголовное преступление и не совершено, суд может посчитать, что благополучие ребенка находится под угрозой, и ограничить право родителей видеть своего ребенка или же обязать присутствовать на встречах между родителем и ребенком "воспитателя", уполномоченного "вмешиваться по мере необходимости". Также можно запретить и определенные действия, высказывания или встречи в присутствии ребенка. В крайнем случае суд может полностью лишить родителей права на ребенка.

В августе 2017 года Мюнхенский окружной суд приговорил журналиста Михаэля Штюрценбергера к шести месяцам лишения свободы условно за размещение на своей странице в "Фейсбуке" исторической фотографии иерусалимского муфтия хадж Амина аль-Хуссейни, пожимающего руку нацистскому чиновнику в Берлине в 1941 году. Штюрценбергер был обвинен в "разжигании ненависти к исламу" и "клевете на ислам" путем публикации фотографии. Суд признал Штюрценбергера виновным в "распространении пропаганды антиконституционных организаций".

Правда, Штюрценбергер обжаловал приговор и в декабре 2017 года был оправдан по всем пунктам - апелляционный суд постановил, что комментарии журналиста защищены свободой выражения мнений. Тем не менее, немецкому обществу дали понять, что теперь даже исторические факты стали запретными.

Иначе говоря, хотя за свободное выражение своего мнения, немцам пока не угрожает депортация в "исправительно-трудовые" лагеря советского или китайского образца, описанных выше инструментов преследования и подавления вполне хватает для того, чтобы заставить немецких граждан всерьез опасаться высказывать свои мысли вслух.

Исследование было проведено только в Германии. Тем не менее, несложно предположить, что будь оно распространено и на другие страны Западной Европы, например, Великобританию, полученные результаты не слишком отличались бы. Ведь сокращение пространство для свободы слова происходит отнюдь не только в Германии.

Не так давно, британский политик Дэниэль Тот-Надь был исключен из своей партии Либеральных демократов (кандидатом которых он был) за комментарий: "Исламофобии не существует", а также за свой ответ на твитт об исламофобии следующего содержания: "А что насчет FGM (женского обрезания)? Убийств ради поддержания семейной чести? Принудительных браках? Что вы думаете о протестах женщин в Иране, Саудовской Аравии и других исламских странах против принудительного ношения хиджаба? А как насчет шариата в Британии? А прав ЛГБТ, отрицаемых мусульманами в Бирмингеме?"

Если вы считаете, что политик вправе задать все эти вопросы, то имейте в виду, что местный пресс-секретарь партии Либеральных демократов совершенно уверен в обратном:

"Подобные заявления полностью выходят за рамки ценностей и убеждений нашей партии, и не будут допускаться. - Сообщил он. - Если бы мы знали об этом раньше, Тот-Надь не стал бы нашим кандидатом. Мы немедленно отстранили его и приносим извинения всем, кто был расстроен или оскорблен его комментариями".

А плакаты, рекламирующие новый альбом британского певца Моррисси, были сняты с поездов и вокзалов в Ливерпуле и его окрестностях после того, как один из пассажиров обратился в железнодорожную компанию с вопросом, разделяют ли они мнение Моррисси, и считают ли плакаты "приемлемыми". Этот вопрос возник после того, как Моррисси появился на американском Tonight Show со значком в поддержку правой партии "За Британию", возглавляемую Энн Мари Уотерс.

"Неужели, мы уже живем в Третьем Рейхе? - прокомментировал Моррисси снятие плакатов. - Похоже, британское искусство определяется теперь исключительно чувствами самых недалеких людей. Мы не свободны в дискуссиях, и это уже само по себе является абсолютным отказом от разнообразия. Боюсь, что мы живем в Эпоху Глупости, и нам лишь остается молиться о том, чтобы она поскорее закончилась".

Вот только учитывая то, насколько печально обстоят дела со свободой слова в нынешней Европе, шансов на скорее преодоление этой проблемы довольно мало. Если исследование, проведенное в Германии, верно, европейцев даже не придется подвергать особенному давлению со стороны правительств: они уже научились искусно зашивать себе рот сами.

Автор: Джудит Бергман, обозреватель, юрист и политолог. "Институт Гэйтстоуна"

Перевод Александра Непомнящего

Источник: 9tv.co.il

Метки:

Читайте также