ООП и "сделка века": почему не удалась "дипломатическая интифада"
Фото: Reuters
ООП и "сделка века": почему не удалась "дипломатическая интифада"

В летние месяцы нынешнего года мы стали свидетелями отчаянных усилий руководства Палестинской автономии во главе с лидером движения "радикальных палестинских националистов" "Фатх"/ООП Махмудом Аббасом (Абу-Мазеном) торпедировать американский план комплексного регионального урегулирования, подразумевающий завершение 90-летнего арабо-израильского конфликта.

Заявки и итоги

Частью этого плана должно было стать и решение проблемы палестинских арабов. Однако, в отличие от прежних проектов такого рода, уже не в качестве ключевого фактора ближневосточного конфликта, а периферийного сюжета арабо-израильского урегулирования. Что небезосновательно воспринималось в Рамалле как угроза правомерности выстроенного покойным Арафатом и замаскированного под "палестинское государство в пути" механизма сочетания гибридного конфликта с Израилем и коррупционных схем перераспределения среди палестино-арабских элит огромных зарубежных финансовых вливаний. И, соответственно, как введение в безвозвратное закрытие "арабо-палестинского проекта".

Эти усилия Рамаллы включали попытки дезавуировать роль США как "честного посредника" в урегулировании ближневосточной проблемы и постараться оставить своих бывших арабских патронов в капкане деклараций о "борьбе с сионистским врагом" и "верности палестинским братьям". А также организовать волну якобы спонтанных протестов против американской "сделки века" в Иудее, Самарии, в палестинской арабской диаспоре и среди арабских граждан Израиля. И тем самым постараться убедить всех участников ближневосточного процесса в том, что ПА остается единственным субъектом, способным предотвратить "хаос безвластия" в арабских анклавах Иудеи и Самарии, а Абу-Мазен – безальтернативным "адресом для обращений".

Как показали события двух последних лет, успех этой политики был ограниченным. Некоторый успех лидеры ПА могли записать на свой счет лишь в последнем пункте. Представители израильского левого лагеря, чиновники внешнеполитических структур ЕС, а также в ООН и на иных международных площадках (и, хотя и с меньшим энтузиазмом, в России, продолжающейся числиться одним из "коспонсоров мирного процесса") продолжали говорить о том, что модель "два государства для двух народов" является единственным приемлемым способом разрешения палестино-израильского конфликта. Каковой якобы остается стержнем арабо-израильского конфликта и источником всех проблем Ближнего Востока. И, соответственно, продолжали критиковать Трампа, израильское руководство и лидеров саудовского блока за усилия "перевернуть" эту пирамиду, выхолащивая "ословский процесс" и маргинализируя тем самым "палестинскую тему".

Но серьезного влияния на региональную ситуацию их позиция сегодня не оказывает. Во всяком случае, усилия Рамаллы найти в лице Брюсселя и Москвы устраивающую палестинцев альтернативу на роль главного посредника и патрона палестино-израильской дипломатии ни в одной из этих столиц не были восприняты в качестве инициативы, отвечающей нынешним реалиям Ближнего Востока.

Махмуд Аббас. Фото: Reuters

 

В остальных пунктах эффект от усилий лидеров ПНА/ООП был еще менее заметным. Наибольшим разочарованием для Абу-Мазена, судя по всему, стали руководители стран саудовского блока. Они, декларируя приверженность "палестинскому делу", на практике делают все от них зависящее, чтобы как можно скорее закрыть сегодня становящийся для них контрпродуктивным "палестинский файл". Тому есть ряд причин: палестинский фактор, некогда служивший "громоотводом" для внутренней нестабильности их режимов, сегодня "раскачивает" многие из них изнутри и препятствует разрешению арабо-израильского конфликта. Что, в свою очередь, затрудняет мобилизацию как "арабской улицы", так и, что еще важнее, американской и израильской поддержки в купировании иранской угрозы.

Потому лидеры ближневосточной "четверки" проамериканских арабских суннитских режимов – КСА, ОАЕ, Египта и (с оговорками) Иордании, а также иные партнеры Трампа по антииранскому блоку в регионе, скорее склонны принять его ближневосточную доктрину. Хотя и продолжают декларировать, в том числе и во время идущей сейчас серии встреч с Джаредом Кушнером, приверженность идее создания палестинского государства.

"Сделка века и семинар в Бахрейне показали, что в определенном смысле палестинская тема стала анахронизмом, – полагает и эксперт Института стратегических исследований имени Бегина и Садата (BESA Center) Шауль Барталь. – Для КСА и государств Персидского залива, как и для немалого числа других мусульманских государств, нет разумной причины выступать против нормализации отношений с Израилем, страной, чьей столицей является Иерусалим". Собственно, именно в рамках такой логики, заключает Барталь, у арабских лидеров "отсутствуют причины возражать против мирного соглашения Израиля с палестинцами и улучшения условий их жизни".

Действительно, на протяжении последних двух лет главы государств саудовского блока настойчиво советовали Махмуду Аббасу "не ссориться с Трампом" и оставить дверь открытой для диалога с его администрацией по поводу ее мирного плана; иначе, когда дело дойдет до серьезной "торговли", ему просто будет нечего положить на стол. И именно это, как показали дальнейшие события, и произошло.

Палестино-арабский афронт

Но наименее приятным сюрпризом для Рамаллы стало поведение и большинства палестинских арабов, которые, вопреки ожиданиям руководства ООП, весьма вяло прореагировали на призывы продемонстрировать Израилю и США готовность не дать им "навязать диктат и навести порядок с помощью силы, особенно в Иерусалиме". Как выразился Абу-Мазен, делая драматическое заявление о "создании механизма выхода из договоров с Израилем".

Единодушного протеста палестинских арабов в отношении "сделки века" не получилось. Глава ПА был вынужден отменить всеобщую забастовку, назначенную на 25 июня – день, когда должен был открыться семинар в Бахрейне, и вместо этого призвал к трехдневным демонстрациям и столкновениям на Западном берегу. Но и этот призыв Аббаса и руководства ПНА остался почти без ответа.

Репрезентативный опрос палестинских арабов, проведенный с 27 июня по 19 июля 2019 года в Иудее, Самарии, Газе и Восточном Иерусалиме организацией Palestine Center for Public Opinion, во многом объясняет причины этой политической неудачи вождей ПНА. С одной стороны, опрос показал, что восприятие образа и региональной политики Трампа в их среде остается негативным (почти 90% палестинских арабов относятся к Трампу "плохо" или "очень плохо"). И только 30% жителей Газы, 17% арабов Восточного Иерусалима и 14% жителей арабских городов и сел Иудеи и Самарии приветствовали проведение экономического саммита в Бахрейне. (Около половины респондентов в этих регионах посчитали созыв саммита "плохим" или "очень плохим" решением).

Вместе с тем, замечает инициатор проведения этого опроса, сотрудник Вашингтонского института ближневосточной политики Давид Поллак, необычно высокая доля поданных ПНА (40%), заявивших, что они слишком мало информированы о мероприятии в Бахрейне, чтобы давать оценку тамошнему событию, показывает, что они не так уж согласны с негативистской позицией Рамаллы. (Равно как и ХАМАСа, ячейки которого разбросаны в арабских анклавах на "Западном берегу"). Но по понятным причинам предпочитают держать свое мнение при себе.

Показательно, что хотя объявленный высшими чиновниками ПНА "бойкот" контактов с администрацией Трампа имеет поддержку большинства респондентов-арабов живущих к востоку от "зеленой черты" (56%) – но все же не столь массовую, как можно было бы ожидать, учитывая бескомпромиссный подход советников Абу-Мазена и экономическую зависимость значительной большей части населения от бюджета автономии. А также активную антиамериканскую пропаганду в школах, мечетях и местных СМИ.

В Газе доля сторонников "бойкота" была даже ниже – не более 40%. И лишь соответственно 32% и 12% подданных ПНА и правительства ХАМАСа, говоря о приоритетах американской региональной политики, предпочли бы, чтобы США "держались от палестинских и ближневосточных сюжетов подальше".

Но самым неприятным для лидеров ООП выводом исследования, надо полагать, стали следующие данные: лишь треть опрошенных согласились с идеей о том, что ПА должна не рассматривая отвергнуть американский план "регионального мира". От 43% до 55% во всех регионах полагали, что их лидеры должны либо дать этому плану шанс, либо, по крайней мере, рассмотреть его, хотя бы для того, чтобы не дать израильской дипломатии возможности возложить ответственность за отсутствие прогресса в мирном процессе исключительно на палестино-арабских руководителей.

К этому следует добавить, что более 60% респондентов в Иудее и Самарии и 86% в Газе – по сравнению с половиной участников аналогичного исследования год назад – считают, что "арабские страны должны играть более активную роль в мирном урегулировании между Израилем и палестинскими арабами, предлагая стимулы каждой из сторон".

Иными словами, эффективность жесткой линии ПНА/ООП и ХАМАСа в данном вопросе выглядит не слишком большой. "Палестинцы, раздраженные повальной коррупцией в структурах ПНА, - полагает известный израильский арабист Йони Бен-Менахем, - к тому же считают, что Махмуд Аббас проявил отсутствие лидерских качеств и политическую слабость, и потому не посчитали нужным внять его призывам выйти на улицы".

Что же касается израильских арабов, то и там представители израильских служб безопасности видят общее снижение преступности, за эпизодами которой стоят политические мотивы. По мнению некоторых экспертов, арабы Израиля в целом заинтересованы в интеграции в израильское общество. Высокопоставленные офицеры израильской полиции, которых цитировал автор статьи в "Гаареце", также полагают, что молодое поколение арабоязычного сообщества Израиля все более усваивает израильскую идентичность.

На практике политическая, религиозная и культурная элита этого сектора продолжает активно продвигать усилившуюся в годы реализации соглашений в Осло и какое-то время после их обессмысливания идентификацию данной группы как "палестинцев 1948 года". Но даже если оценки степени "израилизации" арабских граждан Израиля и преувеличены, авторитет режима ПНА в Рамалле, еще недавно во многом задававшего тон на "израильской арабской улице", в их глазах заметно потускнел. 

Все сказанное во многом и объясняет отсутствие массовых протестных акций в арабских населенных пунктах и кварталах Иудеи, Самарии, Газы, Восточного Иерусалима, как и внутри "зеленой черты". С учетом того факта, что в окружении Махмуда Аббаса пока воздерживаются от призывов к новому витку силовых действий – вероятно понимая, что первыми же жертвами очередной вооруженной интитфады рискуют стать они сами, лидерам "Фатха"/ООП остается на этом этапе немногое. Например, произносить драматические заявления, которые, возможно, могут хоть как-то затормозить негативные для них дипломатические процессы.

counter
Comments system Cackle