Сенсация, оставшаяся незамеченной
Фото: Getty Images
Сенсация, оставшаяся незамеченной

Буквально на днях, в радиопередаче "Бардуго и Виленский", транслируемой на канале "Армейского радио", случилась сенсация.

Ошеломительное политическое заявление, сделанное политиком по ходу интервью, в прямом эфире рейтинговой передачи, казалось бы, должно было всколыхнуть общественное мнение избирателей этого самого политика. Однако, ничего подобного не произошло.

Объяснение тому просто. Интервью, как и сама передача было на иврите в то время, как большинство избирателей этого политика, как правило, предпочитают получать новости на русском языке.

Что же было сказано?

В ответ на прямой вопрос порекомендует ли он президенту Ганца в качестве главы правительства, если тот выступит за «правительство национального единства», лидер партии НДИ Авигдор Либерман ответил: «Да, однозначно!»

Требование Либерманом создания «правительства национального единства», разумеется, не является новостью, тем не менее, впервые Либерман лично озвучил свою готовность поддержать правительство во главе с Яиром Лапидом и Бени Ганцем, то есть, другими словами, лишить правый лагерь не только возможности создания коалиции без левых, но и поста главы правительства.

На первый взгляд, подобная позиция того, кто многие годы утверждал, что и он сам, и его партия являются правыми, может показаться неожиданной, однако, именно это уже случилось в мае, когда страна, в большинстве поддержавшая на апрельских выборах правый блок, внезапно оказалась без правого правительства.

Продиктована ли была майская позиция Авигдора Либермана внезапно возникшей идиосинкразией к ультро-ортодоксальным партиям, с которыми он до последнего дня раз за разом предпочитал создавать политические блоки (как, например, в ходе муниципальных выборов в столице) или же виной тому была давняя личная неприязнь к лидеру Ликуда Биньямину Нетаниягу, так или иначе, бескомпромиссное решение лидера НДИ привело к невозможность создания, казалось бы, очевидной коалиции правых и право-центристских партий.

Стоит напомнить, что на повестке дня правой коалиции, которая должна была сложиться тогда, в мае стояли три главных задачи:

Во-первых, расширение суверенизации в Иудеи и Самарии - то есть укрепление израильских позиций в стратегических районах страны, на фоне заинтересованности большинства арабских стран получить поддержку Израиля в противостоянии Ирану и беспрецедентной поддержки американской администрации.

Во-вторых, судебная реформа - то есть возвращение баланса между ветвями государственной власти, позволяющего Кнессету проводить квалифицированным большинством и на ограниченное время законы, даже вопреки несогласию Верховного суда (как это принято во всех остальных западных государствах).

И, наконец, в-третьих, дальнейшая либерализация экономики - развитие свободного рынка, продолжение инициированной нынешним правительством политики сокращения регуляций и сокращение влияния профсоюзов - то есть, шаги позволяющие и дальше уменьшать дороговизну жизни в стране.

Однако, отказавшись входить в коалицию вместе с ультра-ортодоксами, Авигдор Либерман торпедировал как создание правительства, так и продвижение этих самых задач.

Сегодня, ультимативно заявляя о стремлении добиться так называемого "правительства национального единства", то есть правительства, объединяющего как правоцентристский Ликуд, так и левую партию «Кахоль-Лаван», Либерман, по сути, декларирует заведомый отказ от продвижения всех описанных выше задач в будущем правительстве.

Станет ли продвигать эти миссии коалиция, у которой в истеблишменте партии «Кахоль-Лаван» находятся сторонники нового «размежевания» и резкие противники самого присутствия евреев в Иудее и Самарии, выступающие за скорейших трансфер поселенцев, адепты радикальной политики нынешнего Верховного суда и активисты социалистических подходов в экономике, включая бывшего главу Гистадрута, ратующих против свободного рынка?

Ответ очевиден.

Иными словами, Либерман, требуя создания «коалиции без харедим», на деле, добивается гарантированного снятия с национальной повестки дня всех важнейших задач, на которые нацелена правая коалиция.

Честно сообщив, что предпочтет Ганца (если тот поддержит «правительства национального единства»), Либерман окончательно подтвердил опасения о том, что правая повестка дня больше не является для него определяющей.

Таким образом, избирателям, относящим себя к правому лагерю и колеблющимся между Нетаниягу и Либерманом, стоит решить для себя, что важнее:

коалиция способная добиваться суверенизации в Иудее и Самарии, реформы суда и либерализации экономики

или

«правительство национального единства» вместе с «Кахоль-Лаван», гарантированно снимающее все три темы с национальной повестки дня.

В первом случае им следует голосовать за Ликуд, во втором - за НДИ.

counter
Comments system Cackle