Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+18+14

Мнения

А
А

Как Айелет Шакед стала самой влиятельной женщиной в израильской политике

Избрание Айелет Шакед лидером нового альянса право-религиозных партий – «Объединенные правые» - вызвало множество попыток разобраться в этом политическом феномене.

Ayelet Shaked
Фото: walla.co.il

Избрание Айелет Шакед лидером нового альянса право-религиозных партий – «Объединенные правые» -  вызвало множество попыток разобраться в этом политическом феномене. Как женщина добилась того, что вопреки мнению раввинов возглавила партию «вязанных кип»?

Феминизм прав

Элисон Каплан Соммер в "ХаАрец" обращает внимание на то, что избрание бывшей главы Минюста опровергает прежнюю расстановку лидерства женщин на политической карте Израиля. От Голды Меир и Шуламит Алони до Захавы Гальон и Ципи Ливни в последнее время, женщины, возглавляли светские партии левого направления (или левоцентристские в случае Ливни). Это были партии, которые защищали права женщин в рамках их стремления к равенству и социальной справедливости. И феминизм был неотъемлемой частью их либерализма. Поэтому для Израиля сегодня сложилась нестандартная ситуация: единственная женщина - лидер крупного блока будет представлять партии, занимающие крайне правые позиции.

И все же Шакед, полагает обозреватель, несомненно, спасла достоинство женщин в нынешней политической гонке. Обстановка в преддверии нынешних выборов выглядела особенно мрачно: лидер МЕРЕЦ Тамар Зандберг была заменена Ницаном Горовицем; Став Шафир потеряла лидерство в Аводе, как и Шели Яхимович, ушедшая из политики.

Ливни была отвергнута бывшим Сионистским лагерем и блоком «Кахоль-лаван». Даже Орли Леви-Абекасис, возглавляющая партию «Гешер», играет теперь только вторую скрипку в блоке с Амиром Перецем. И только Шакед, обойдя сразу трех решительных лидеров - мужчин (Нафтали Беннета, Рафи Переца и Бецалеля Смотрича) вышла на первый план в политическом альянсе «Объединенные правые».

Согласно последним опросам, этот союз станет третьей по величине силой в следующем правительстве. Но Шакед стремится расширить эту коалицию. До последних дней продолжались переговоры о присоединении к альянсу более мелких и радикальных партий, таких как "Зеут", "Оцма Йегудит" и "Ноам". В любом случае, создан блок из партий национально-религиозного лагеря во главе со светской  женщиной. То есть, несколько религиозных партий во главе с ортодоксально настроенными лидерами-мужчинами согласились на первенство светской женщины. И как бы то не было - это победа феминизма.

Политический передел

Шакед ломает привычные для Израиля политические форматы. Израильские политологи не могли отнести ее к ни к одному определенному типу лидеров. Она занималась балетом, была активным скаутом, служила инструктором в частях бригады «Голани», расположенных в Хевроне, получила степень по электронике в Тель-авивском университете и является поклонницей философии Айн Рэнд.

Молодая, привлекательная, образованная светская женщина никогда ранее не стремилась к руководству правой религиозной партией. И поначалу многие рассматривали ее просто как некое успешное дополнение к Нафтали Беннету.

Однако именно Шакед привела Беннета в политику, а не наоборот. Она получила известность с 2006 году, став главой канцелярии Биньямина Нетаниягу, когда тот еще был лидером оппозиции в Кнессете. Правые взгляды, принадлежность к миру хай-тека, организационные способности сделали Шакед и Беннета мощной связкой, которая сыграла заметную роль в успехах нынешнего премьера. Однако, как это бывало и с другими амбициозными лидерами в его окружении, между ними и супругами Нетаниягу разгорелась вражда.

Беннет и Шакед покинули Нетаниягу и в 2010 году сформировали правое политическое онлайн-движение («Мой Израиль»). Даже тогда Шакед, казалось, стремилась к политическому будущему в «Ликуде», что казалось естественным для светской женщины. Более того, в 2012 году она стала членом Центра «Ликуда».

Однако всего через несколько месяцев она покинула Ликуд и в партнерстве с Беннетом реформировала партию "Еврейский дом" – наследницу исторической МАФДАЛ - вместе с которой вошла в Кнессет в 2013 году. Будучи министром юстиции в период между 2015 и 2019 годами, она стала подлинной героиней крайне правого лагеря, возглавив контрнаступление консерваторов против «слишком либеральной» судебной системы.

Шакед сыграла ключевую роль в разработке и принятии критикуемого многими закона о национальном характере государства, утверждая, что «реализация права на национальное самоопределение в Израиле существует только для еврейского народа». Она занимает жесткую политику в отношении мигрантов и поддерживает аннексию контролируемой Израилем части Западного берега. Однако ее крайние политические взгляды отнюдь не уникальны.

В чем же секрет Айелет Шакед? И почему она стала лучшим выбором для объединения раздробленного право-религиозного лагеря? Можно ли списать все это на успехи феминизма, как это сделала она сама в своем Твиттере, написав, что "женщина может путешествовать, быть матерью, организовать вечеринку, быть мэром, управлять компанией и даже стать главой государства»?

Технократ или женщина-вамп

Другой обозреватель «ХаАрец», Йоси Вертер в своей недавней статье выдвинул несколько объяснений ее успехов. Первое - самое простое, но чрезвычайно важное для политика - это харизма. Шакед — политик от Бога, написал он, добавив еще несколько важных штрихов. По его мнению, бывший глава Минюста - технократ, хладнокровно плетущий свою паутину. Продолжив эту метафору, можно было бы изобразить Шакед в образе роковой женщины, завлекающей в свои сети незадачливых политиков-мужчин. Но хотя привлекательность имеет для имиджа политика немалую роль этого маловато для такого феноменального успеха.

Представляется, что наиболее четко главная составляющая ее лидерства была описана в статье в «Нью-Йорк Таймс», вскоре после ее избрания главой Минюста. Там говорится, что друзья иронически называют ее роботом, а в семейном кругу (ее муж - бывший военный летчик) — она имеет прозвище «компьютер». Именно ее феноменальная организованность, работоспособность и методичность стали ключом к успеху. «Эмоции мешают работе и иногда отвлекают от главных целей», - замечает она в интервью.

И конечно в современном обществе есть запрос на женщину-лидера, способную реализовать свои обещания и реформы, какими были в свое время и Маргарет Тэтчер и Голда Меир. Мачо и псевдо-мачо, каков бы ни был их военный или религиозный статус, похоже сходят с арены.

Источник: Детали

Метки:

Читайте также