Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
+19+15

Мнения

А
А

Шведская модель сексуализма

Несмотря на то, что "шведская модель" получила достаточно широкое распространение, ее сторонникам не удалось представить более или менее убедительных свидетельств того, что она успешно работает.

27.07.2019
prostitute753
Фото: Getty Images

Почему идея криминализации потребителя сексуальных услуг потерпела неудачу

В 1999 году Швеция перенесла уголовную ответственность за проституцию с самой проститутки на ее клиента. Тогда казалось, что такая мера борьбы идеальна, а вместе с проституцией в прошлое уйдут и связанные с ней преступления. Несмотря на то, что «шведская модель» получила достаточно широкое распространение, ее сторонникам не удалось представить более или менее убедительных свидетельств того, что она успешно работает.

Великая шведская революция

В 1999 году впервые в мире в Швеции было на законодательном уровне закреплено то, о чем наиболее радикальные феминистки говорили всегда. В паре «мужчина и женщина» мужчина - всегда агрессор, а женщина - всегда жертва насилия. В Швеции этот постулат был подтвержден, в самом, казалось бы, однозначном случае - секса за деньги. 

Даже в ситуации, обыгранной в фильме «Бриллиантовая рука», обогатившей русский язык еще одной крылатой фразой, назойливая секс-работница в соответствии с шведским уголовным кодексом (гл. 6, ст. 11) была стороной униженной, а «руссо туристо» с его «облико морале» безусловно рассматривался бы как преступник.

Шведская модель, как утверждали и продолжают утверждать ее сторонники, наносит сокрушительный удар по проституции, попутно помогая бороться и с другими преступлениями: наркоторговлей, сутенерством, контрабандой людьми.

«Шведский муляж»

Изначально реформа не вызывала серьезной критики: невозможно было обнаружить изъяны в том, что никогда нигде не применялось на практике. Споры же о том, как некоторая услуга может быть одновременно легальной и незаконной (сексуальные услуги было запрещено покупать, но не продавать), имели чисто теоретический характер. Со временем шведскую модель переняли и другие страны мира. Сейчас она действует в Израиле, Ирландии, Исландии, Канаде, Финляндии, Франции и в одной из провинций Соединенного Королевства - Северной Ирландии. В 2014 году Европейский парламент призвал страны-члены ЕС принять ее. К этому списку готовится присоединиться Испания.

С момента, когда шведская модель начала действовать, прошло уже 20 лет, однако никаких серьезных доказательств того, что она успешно работает, никто так и не представил. Более того, по данным журнала The Economist, сейчас численность проституток в Швеции только растет. Количество мужчин, говорящих, что пользуются их услугами, снизилось, но вполне возможно, многие клиенты просто боятся признаваться в том, что регулярно совершают уголовное преступление.

Между тем растет список негативных последствий запрета на покупку секса. К примеру, во Франции, как следует из опроса, 40% проституток говорят, что введение запрета всерьез ограничило их возможность самим назначать цену услуг и настаивать на обязательном использовании презервативов. Проститутки в Ирландии и Франции говорят о росте насилия по отношению к ним.

В частности, в одной из организаций, которая занимается проблемами проституции, Ugly Mugs, говорят, что после криминализации покупки секса число нападений на проституток выросло на 80%.

При этом, по официальным данным, количество заявлений с их стороны падает: проститутки по-прежнему боятся контактов с полицией.

Многие также сомневаются в том, что шведская модель помогает бороться с сутенерством и торговлей людьми. По данным шведской полиции, уменьшилось только число заявлений в полицию, что никак не говорит о снижении уровня торговли в целом.

 Некоторые владельцы ночных клубов в Австрии предлагают своим клиентам бесплатные услуги проституток, компенсируя девушкам потери из своего кармана. Таким образом, они протестуют против высоких налогов для секс-работниц.

Наконец, скептики говорят, что нет никаких серьезных причин верить тому, что сама проституция сократилась благодаря введению шведской модели. Она просто меняет обличье. По данным полиции Стокгольма, за период с 2009 по 2012 год число салонов тайского массажа (а именно под них, как показывает практика, часто маскируются нелегальные публичные дома) выросло втрое, а большинство проституток перешло на работу на дому, что затрудняет точные подсчеты.

prostitute527
Фото: Getty Images

 

Борьба за счастье проституток

Тем не менее у шведской модели есть множество сторонников даже в Нидерландах - стране, которая буквально ассоциируется с идеями либертарианства и спокойного отношения к проституции. В начале месяца парламент страны начал обсуждать вопрос о криминализации покупки секса. Сделал он это под давлением двух сил, обычно стоящих по разные стороны баррикад: феминисток и ярых христиан-традиционалистов.

Против них активно выступают сами проститутки, которые видят в этой норме еще большую угрозу не только своему бизнесу, но и своей жизни.

Нидерланды уже демонстрируют то, как в случае принятия слишком жестких законов легальная проституция постепенно переходит в тень. Проституция в стране легализована, но жестко контролируется.

Лицензия может стоить до €10 тыс., и ее необходимо постоянно продлевать. К рабочим местам проституток применяются все обычные требования по безопасности рабочих мест, все нормы по освещенности и прочим вопросам, не делая никаких скидок на особенности профессии (к примеру, на склонность проституток и их клиентов к меньшей освещенности).

В результате, по данным властей, количество лицензированных проституток в стране сократилось с 1100 в 2006 году до 700 через пять лет.

Проститутки жалуются на то, что требования финансовой отчетности и налоговых органов просто невозможно выполнять из-за нежелания банков открывать им счета для ведения бизнеса.

Как заметила в интервью The Economist представительница Информационного центра о проститутках в Амстердаме, «никто так не хочет появления более безопасной секс-индустрии, как те, кто в ней занят». Другое дело, что феминистки и христианские активисты не собираются спрашивать их совета.

Источник: Коммерсантъ

Читайте также