Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+19+10

Мнения

А
А

Дершовиц: "Нью-Йоркер" пытается заставить меня замолчать

Алан Дершовиц: не так давно я узнал от источника, близкого к журналу "Нью-Йоркер", что его редактор Дэвид Ремник поручил состряпать против меня дискредитирующий сенсационный материал.

Trump_Netanyahu
Фото: Reuters

Не так давно я узнал от источника, близкого к журналу "Нью-Йоркер", что его редактор Дэвид Ремник поручил состряпать против меня дискредитирующий сенсационный материал, надеясь, таким образом, подорвать мои усилия, связанные с защитой президента Трампа, премьер-министра Нетаниягу и государства Израиль.

Ремник хорошо известен своим резким антиизраильским уклоном и откровенно презирает как Трампа, так и Нетаниягу. Он так прямо и сказал людям, что я должен "заткнуться", поскольку мой голос является самым убедительным в пользу того, что он, Ремник, считает опасным для ценностей, которые ему дороги, и поэтому он постарается использовать весь авторитет издания "Нью-Йоркер" ради достижения этой цели.

Некогда "Нью-Йоркер" был замечательным литературным журналом. Я читал его в первую очередь из-за его коротких рассказов, обзоров, посвященных литераторам, рецензий на фильмы и драмы, любовался  украшающими его забавными виньетками и остроумными карикатурами.

Вот только с тех пор, как пост редактора занял Дэвид Ремник, левая политика полностью оттеснила беспартийную литературу. Обзоры же стали либо личными нападками на политических врагов Ремника, либо славословиями в адрес его политических друзей.

Биньямин Нетаниягу и Дональд Трамп оказались в числе самых главных врагов Ремника. Нападки "ad hominemm" (то есть не по существу, а против личных качеств)  на премьер-министра Израиля, включили в себя даже издевательства над его именем и обзывания "лживой мышью". При этом Ремник постоянно избирает для осуждения именно Израиль, игнорируя реальные нарушения прав человека в других местах.

В статье, опубликованной в "Джерузалем пост", было отмечено, что "журнал "Нью-Йоркер" при Ремнике, как, впрочем, и Ремник сам, последовательно и одержимо сосредоточен на том, что Ремник считает недостатками государства Израиль", обвиняя в "средневековье", "апартеиде" и "ксенофобии". Недаром односторонние взгляды Ремника "занимают почетное место среди публикаций на сайте " Интифада - Голос Палестины "".

В свою очередь, Комитет по точности сообщений о Ближнем Востоке в Америке охарактеризовал публикации Ремника как "почти безумную агитацию" против правительства Нетаниягу. Лидеры Израиля, равно как и само это государство буквально смешиваются с грязью за "фанатизм", "высокомерие" и "упрямство", а также за проявление "неумелости" и склонности к "фантазиям". Лидеры же палестинских арабов, напротив, описываются как "умеренные и конструктивные". При этом нападки Ремника на президента Трампа ad hominem (то есть апеллируют к личным качествам) даже еще в большей мере. Трамп описывается не иначе, как "взбалмошный", "хаотичный", "коррумпированный", "инфантильный" и сравнивается с Нероном.

Прежняя репутация "Нью-Йоркера", которую журнал заслужил объективностью, справедливостью и скрупулезной проверкой фактов постепенно сменилась растущим осознанием того, что ничто из публикуемого там, не может больше восприниматься в качестве истины без строгой независимой проверки, особенно если дело касается Израиля, Нетаниягу и Трампа.

То же самое относится и к общественным деятелям, которых Ремник считает сторонниками своих заклятых врагов. Я это знаю, поскольку Ремник заказал своей единомышленнице  журналистке по имени Конни Брук, лживый сенсационный материал против меня, чтобы дискредитировать мое мнение в защиту Израиля, Нетаниягу и Трампа.

Брук настолько эмоциональна в своей ненависти к тем, кто говорит что-либо положительное о Трампе, что, когда ее собственный пасынок вступился за президента, ее семья, по его словам, "исключила его лично" его из семейных мероприятий, "в то время как остальные члены семьи продолжили получать приглашения".

Trump_Netanyahu2
Дональд Трамп и Биньямин Нетаниягу. Фото: Reuters

 

Об антагонизме же Брук в отношении Израиля говорит, в частности тот факт, что единственным профессором Гарвардской юридической школы, у которого она взяла интервью обо мне, оказался яростный антиизраильский радикал, чей односторонний курс по израильско-палестинскому конфликту я в свое время резко раскритиковал.

Другим представителем академии, у которого она взяла интервью, стал Роберт Триверс, сравнивающий Израиль с нацистской Германией.

Иными словами, решение Ремника привлечь столь предвзятого репортера к написанию обзора о человеке, энергично защищающего законные права Трампа и Нетаниягу, ясно дает понять, что и ожидал он вовсе не объективный обзор, а напротив – предвзятый пасквиль.

Идею использовать против меня ложные обвинения в сексуальных проступках, дабы вынудить меня замолчать, "Нью-Йоркера" очевидно позаимствовал у другого своего единомышленника – Филиппа Вайс, активно атакующего защитников Израиля в сети и написавшего на своем сайте Mondoweiss следующее: "Мы собрали новости о сексуальных обвинениях против Алана Дершовица, поскольку Дершовиц - весьма откровенный защитник Израиля, и этот материал неизбежно окажет воздействие на его влияние в сфере  внешней политики".

В свою очередь, Ремник сделал аналогичные заявления о необходимости уменьшить мое влияние и заставить меня замолчать.

Каждый американец, вне зависимости от того, согласен он с тем, что я говорю и пишу о Трампе, Нетаниягу и Израиле, или нет, должен быть возмущен подобной, тенденциозной попыткой гиганта СМИ задушить свободное мнение, используя прошлый авторитет издания "Нью-Йоркер", уничтожить репутацию публичного интеллектуала, с которым они попросту не согласны.

Вместо того чтобы, скажем, публиковать статьи, оспаривающие мои взгляды с точки зрения своих ценностей, они предпочитают распространять обо мне клевету, убеждая сторонников, несмотря на неопровержимые доказательства того, что все эти обвинения являются абсолютно ложными. Это худшее из всех видов оружия в гражданской войне, разрывающей  наш американский народ. Это не что иное, как злоупотребление свободой прессы ради подавления свободы слова тех, с кем не ты согласен.

Вот только "Нью-Йоркер" серьезно ошибся, если решил, что я стану беззащитной жертвой его манипуляций. У меня достаточно и воли, и ресурсов, чтобы бороться с ложью, выливаемой ими на меня и тех, кто хочет продолжать слушать мое мнение. Моим оружием в этой войне слов является истина, а она однозначно на моей стороне.

Так что вот, перед вами, бесспорные факты, которые "Нью-Йоркер" либо не опубликует вовсе, либо постарается исказить.

Четыре года назад, некая женщина, которую я никогда в жизни не видел, подверглась, по ее собственным словам, "давлению" со стороны своих адвокатов, убеждавших ее ложно обвинить меня в том, что я якобы вступал с ней, несовершеннолетней, в сексуальную связь.

Они ожидали больших "отступных", но я сумел доказать, благодаря дневнику своих поездок, что не мог быть ни на Карибском острове, ни на ранчо в Нью-Мексико, ни в других местах, где как она лжесвидетельствовала, мы встречались. Она утверждала и то, что встречалась на острове с Элом и Типпером Горами, а также с Биллом Клинтоном, но Секретная служба и наличие разных документов убедительно доказали, что и эти ее истории были выдуманы.

Еще она также сочинила истории о том, что, будучи несовершеннолетней, имела половые контакты с видными политическими лидерами - сенаторами, послами, премьер-министрами и другими главами государств - но при этом, ее собственные документы о трудоустройстве убедительно доказывают, что она была значительно старше возраста согласия, когда, как она ложно утверждала, встречала всех этих людей.

Мои записи заставили ее адвоката признать "под запись", что я "не мог" быть во всех перечисленных местах, и что его клиент была "просто неправа" в своих обвинениях. Расследование бывшего главы ФБР показало, что все обвинения были опровергнуты доказательствами. Судья снял обвинения, сняли их и ее адвокаты, признав, что это была "ошибка".

Признав, что первоначальное обвинение снято, адвокат этой женщины сообщил, что нашел еще одну обвинительницу, мол, "два лучше, чем один". На этот раз у них в руках оказалась "реальная находка": женщина, пытавшаяся заставить "Нью-Йорк Пост" опубликовать свое заявление о том, что у нее были сексуальные записи Хиллари и Билла Клинтонов, Дональда Трампа и Ричарда Брэнсона. Она также написала сотни страниц электронных писем, в которых обвиняла ряд видных людей в сексе с ней, когда ей было 20, но меня в этом списке не было.

Не было - ровно до тех пор, пока она не встретила адвоката Дэвида Бойеса, который, похоже, не был отягощен этическими предрассудками. Я никогда не встречал эту женщину тоже, тем не менее, Бойес позволил этой явно лживой или галлюцинирующей женщине представить обвиняющие меня ложные письменные показания.

Два, очевидно, ложных обвинения со стороны женщин с долгой историей лжи об известных людях, ничуть не лучше одного, особенно когда оба подготовлены одним и тем же адвокатом. Дыма без огня не бывает, но дым далеко не всегда означает пожар, порой он означает поджог.

Короче говоря, вот как все было. Я сумел опровергнуть оба этих ложных обвинения, и в суде, и в глазах общественного мнения. Ни один разумно объективный человек, вникший в доказательства, не смог бы прийти к выводу о моей виновности в каком-либо правонарушении. Дело было закрыто.

И тут "Нью-Йоркер" решил возродить эти ложные обвинения, стремясь заставить меня замолчать. Ремник заказал статью у Брук, которая даже не стала заморачиваться проверкой изложенных "фактов", равно как и не удосужилась  взять интервью у меня или у любого, кто мог бы сказать обо мне хоть что-нибудь положительное. Она проигнорировала или свела к минимуму доказательства моей невиновности. Но при этом она взяла за основу интервью с моими политическими врагами и адвокатами моих лживых обвинительниц, просто используя их, уже доказано лживые заявления, взяв их из судебных документов, являющихся привилегированными, то есть, не подлежащими иску о диффамации.

Мне рассказали, что в соответствии с установленными емником правилами,  Ремником правилами, "Нью-Йоркер" не публикует обвинения в сексуальных правонарушениях против кого бы то ни было, если не располагает хотя бы тремя достоверными независимыми источниками.

Мой источник слышал это прямо от самого господина Ремника. Тем не менее, предлагаемая статья даже близко не соответствует этим стандартам. Во-первых, есть всего лишь два источника. Во-вторых, они отнюдь не независимы, так как одни и те же адвокаты в обоих случаях подготовили эту ложь обо мне, в надежде на финансовую выгоду. Более того, оба источника и вовсе не заслуживают доверия. Ведь у каждого из них есть задокументированная история распространения выдумок об известных людях с целью получения финансовой прибыли.

В любом другом обвинении в стиле "#MeToo", о котором сообщали "Нью-Йоркер" и другие СМИ, было какое-то подтверждение или признание косвенных фактов: там были сексуальные отношения, совместная работа, знакомство. В моем же случае нет абсолютно никаких доказательств, что я когда-либо встречал этих лже-обвинительниц, поскольку этого никогда и не было.

Естественно, возникает вопрос, почему же "Нью-Йоркер"  оказался готов отказаться от своих же собственных стандартов, публикуя против меня заведомо ложные обвинения, не подтвержденные, да и не заслуживающие доверия и более того, опровергнутые бесспорными документальными доказательствами. Ответ очевиден для тех, кто знаком с политическими злоупотреблениями Ремника, использующего свой журнал для дискредитации и уничтожения своих врагов, вне зависимости от того, с какими компромиссами в журналистских стандартах это сопряжено.

Не ограничившись ложными обвинениями меня в сексуальных преступлениях, Брук прочесала интернет и наткнулась на отрицающий Катастрофу, неонацистский сайт под названием Rense.com, объявленный антисемитским как Антидиффамационной лигой, так и Южным центром правовой защиты бедноты.

Этот сайт обвинил меня в избиении и убийстве моей первой жены. Там были приведены и "изображения" ее и моих "детей", этакие стереотипные еврейские лица с длинными носами, не имеющие к моим детям никакого отношения.

Ясно, что никому не придет в голову всерьез относиться к подобному, распространяющему ненависть сайту. Никому, кроме журналиста, готового использовать в своих целях любую грязь, невзирая на то, из какого источника ее выудили, и независимо от того, насколько абсурдно все это звучит.

Брук признала, что использовала этот полностью дискредитированный сайт в качестве первоисточника для утверждения, изложенного в ее статье о том, что я, мол, издевался над своей первой женой и "лишил" ее опеки над двумя нашими сыновьями. Она даже воспользовалась теми же самыми словами, что и на сайте отрицателей Катастрофы.

Правда же состоит в том, что мы действительно развелись с моей первой женой, с которой поженились, когда мне было 20, а ей 19 лет. Никаких "издевательств" там не было. Право же на опеку суд предоставил мне на основании отчета социального работника и его однозначного вывода о том, что я не совершал никаких "неправомерных действий".

Но, конечно, столь скучная история не достигла бы поставленной "Нью-Йоркером" цели по моей дискредитации. Поэтому автору пришлось опуститься в самую грязь и воспользоваться ложью с антисемитского сайта.

Конечно, ни какая это не журналистика. Это откровенная клевета, мотивированная не поиском истины, а решимостью дискредитировать и заставить замолчать политического врага. Увы, продемонстрированное Брук безрассудное пренебрежение к правде стало слишком типичным для "Нью-Йоркера" при Ремнике. Так он сводит счеты с политическими врагами, особенно теми, у кого хватает смелости бороться с ложью, публикуемой в его журнале.

После завершения первого черновика своей статьи Брук получила много документов и информации, опровергающей ее тезисы. Возможно, это заставит ее в окончательном варианте все же изменить откровенно лживый нарратив. Я предложил ей встретиться, но она отказалась. Я сообщил ей, что через несколько дней суд рассмотрит электронные письма и рукопись книги, убедительно доказывающие - по словам самой моей обвинительницы - что она никогда не занималась со мной сексом. Тем не менее, "Нью-Йоркер" отказался ждать, чтобы включить эти оправдательные документы в статью.

Я уверен, что теперь Ремник и Брук усилят свои нападки на меня за то, что я посмел им ответить. Брук уже атаковала меня в электронных письмах в связи с публичной критикой, которую я позволил себе в ее адрес. Теперь я ожидаю еще более мстительных ответов на страницах их журнала.

Короче говоря, когда вы столкнетесь в "Нью-Йоркере" с нападками на меня,  вы, по крайней мере, будете понимать источники и мотивы этой критики, равно как и методологию "сбора информации". Помните, что вы уже не читаете прежний авторитетный "Нью-Йоркер". Вы всего лишь держите в руках глянцевую версию бульварной прессы вроде National Enquirer, с предвзятой повесткой дня, диктуемой субъективными взглядами ее редактора. Только остроумные карикатуры остались прежними. Возможно, вам стоит просто пропустить все эти тенденциозные статьи и сразу перейти прямо к карикатурам.

Алан М. Дершовиц, почетный профессор права Гарвардской юридической школы и автор книги "Trump up (о криминализации политических различий, угрожающей демократии)". Институт Гэйтстоуна

Перевод Александра Непомнящего

Источник: Еврейский мир

Метки:

Читайте также