Сила и бессилие русской алии: я обвиняю!
Фото: Reuters
Сила и бессилие русской алии: я обвиняю!

Несколько дней тому назад, после массовых беспорядков, устроенных выходцами из Эфиопии, мне позвонил администратор группы Facebook "Объединение русскоязычной общины Израиля" Павел Мощицкий. "Почему мы, будучи самой значительной алией в стране, наименее влиятельны? Почему с нами не считаются", - с горечь спрашивал он.

Это в очередной раз заставило меня задуматься о нашем положении. Небольшая статистика. Сколько репатриантов прибыло в Израиль за время его существования? Из Румынии - 273000, из Марокко - 244000, из Северной Америки - 162000, из Польши - 158000, из Ирака - 129000, из Франции - 115500, из Ирана - 81000, из Эфиопии - 94000, из бывшего СССР - миллион 287600.

В 2011 году прошли массовые демонстрации молодежи под лозунгами социальной справедливости ("цедек хеврати"). Израиль кипел и бурлил. На пике противостояния Институт социологических исследований "Диалог" провел опрос общественного мнения о поддержке разными группами населения этого протестного движения. Результаты были следующими: в среднем по стране протестующую молодежь поддерживали 69%; светское население - 79%; ультраортодоксы - 57%. Наименьшей поддержкой это движение пользовалось среди выходцев из бывшего СССР - всего 52%. Израильтяне было немало удивлены этим явлением. "Где русские?", - спрашивали они.

Ответ, на мой взгляд, был очевиден: "русские" чувствовали, что протестное движение не поднимает их насущные проблемы. И второе - когда в 90-е годы репатрианты из бывшего Советского Союза устраивали многотысячные демонстрации, выходя на улицы с плакатами "Не дадим обманут себя дважды!", они задавали тот же вопрос: почему израильтяне не с нами? В результате сегодня "русская улица" из некогда самой активной стала самой пассивной в социальном плане.

Да, мы были и остаемся наиболее значительной группой населения. Все соглашаются с тем, что, начиная с 1992 года, исход выборов решала наша община. И в этом наша несомненная сила. Но, к сожалению, мы не умеем использовать свою мощь на собственное благо. И в этом наше бессилие.

Мы видим, как куда более малочисленные общины нашли рычаги влияния на политическую систему Израиля и добились улучшения своего экономического положения. Меня уже тошнит, когда я слышу о "стеклянном потолке". Порой мне кажется, что те, кто больше всех кричит об этом пресловутом "потолке", сами его искусственно и создают. В Израиле есть протекция, дискриминация и предрассудки. По протекции принимают на работу и платят зарплату. На государственном уровне действует дискриминация, позволяющая экономить деньги за счет той или иной группы населения. Предрассудки насаждаются, чтобы оправдать дискриминацию.

Конечно, мы - политическая сила. Мы определяем, кто будет править страной, какой будет расклад в Кнессете, но после выборов о нас сразу же забывают, и так повторяется раз за разом. Наша сила каждый раз оборачивается нашим бессилием.

Всякий народ достоин своих избранников. Когда та или иная партия после выборов разводит руками и заявляет, что у нее не было достаточное количество мандатов, чтобы выполнить предвыборные обещания и коалиционные соглашения, я задаюсь вопросом: что важнее качество или количество? Когда у "Агудат Исраэль" было всего шесть мандатов, за ними бегали ведущие партии и предлагали им даже больше, чем они просили сами. Сегодня у них уже восемь мандатов. В тоже время число "русских" депутатов неуклонно сокращается. Количество не помогло, а качество этих депутатов зачастую оставляет желать лучшего.

…Когда в свое время я создавал Комитет по проверке предвыборных обещаний, данных репатриантам, все смеялись надо мной. Прошло всего полгода, и тем, кто смеялся, стало не до смеха. Все больше и больше партий начали отчитываться перед нами. Их напугали наши публикации в "русских" и ивритоязычных СМИ, шесть отчетов государственного контроллера, и информация, которую мы регулярно обнародовали. Информация - это мощная сила, которую мы умело использовали, продвигая интересы общины. Сегодня, у "русских", к сожалению, практически нет связи между избирателями и их избранниками. И в этом причина нашего бессилия. Мы не можем ни влиять на своих избранников, ни их контролировать. И в результате просто отказываемся голосовать за них.

Настало время прекратить плакать и жаловаться. Пришло время начать думать и бороться за свои права. В каждом из нас заложены и сила, и бессилие, и что мы будем с этим делать, зависит только от нас.

counter
Comments system Cackle