Разрушенная скала
Фото: Getty Images
Разрушенная скала

Пять лет назад началась операция «Нерушимая скала», самая долгая в нашей истории война с террористами Газы. Она унесла жизни 70 жителей Израиля, в том числе 64 военных, и на 50 дней буквально парализовала страну. Бывали у нас войны более кровопролитные и опасные, но они заканчивались победой и приносили армии и стране славу. «Нерушимая скала» оставила лишь горечь и разочарование. 

Считается, что нынешняя «сдержанность» ХАМАСа вызвана эффектом операции 2014 года. Действительно, наши враги извлекли из нее ценный урок: проще разрушить нерушимую скалу безопасности Израиля мелкими, но нескончаемыми булавочными уколами вроде «маршей возвращения» и огненных шаров, чем тратить дорогие ракеты и вызывать на себя огонь. Обстрелы, правда, происходят до сих пор, все более прицельные и дальние, которые держат население в напряжении и заставляют Израиль выкладывать миллионы на «Железный купол» и бомбоубежища. Возможно, хамасовцы даже негласно отказались от идеи уничтожить «сионистское образование». Перспектива вечно отравлять нам жизнь выглядит не менее привлекательной и более безопасной, пока Израиль придерживается оборонной концепции. 

В 2014 году правительство тоже не хотело воевать. Принято считать, что поводом для операции послужило похищение и убийство трех еврейских подростков. Но тела юношей были найдены 30 июня, а решение о «Нерушимой скале» принято Генштабом только 7 июля, после нескольких дней ракетных и минометных обстрелов, в которых было ранено семеро жителей Юга. Именно ХАМАС начал войну, и этот порядок сохраняется до сих пор: враги атакуют, а еврейское государство дает «симметричный ответ». 

Операция «Нерушимая скала» окончательно закрепила положение вещей, при котором итогом войны становится не разгром врага и не прочный и надежный мир, а соглашение о временном прекращении огня. Военные винят в этом чрезмерное вмешательство политиков в армейские решения и чувствительность гражданского общества к жертвам, неизбежным во время вооруженного противостояния. Будто бы именно общество заставляет правительство воздерживаться от радикальных шагов, которые могут привести к гибели солдат и гражданских. 

Но это подтасовка. Израильтяне прекрасно знают, что мы живем в воюющей стране. Молодые люди идут в армию не для того, чтобы получать льготы. Кого-то это, возможно, удивит, но наши солдаты и сейчас готовы умереть за родину. Просто никто не хочет отдавать свою жизнь напрасно. 70 жертв – слишком дорогая цена за несколько месяцев затишья и смену массированных обстрелов на ежедневный огненный террор. 

Истинный смысл оборонной концепции в том, что политики и генералы обороняют свою карьеру. Уверенность хамасовцев в том, что Израилю с ними не справиться, передалась и нашему руководству. Все отлично знают, что только победителей не судят, а выйти победителем из схватки с ХАМАСом уже никто не надеется. Поэтому любого лидера, который возьмет на себя ответственность за новую масштабную операцию в Газе, ждет лавина критики от своих же сограждан. Правые будут ругать его за недостаточную решительность, левые – за агрессивность, и в итоге ни те, ни другие не придут голосовать за него на следующих выборах. Неминуемые разрушения и жертвы в Газе вызовут возмущение мирового сообщества, а никому не хочется быть заочно осужденным международным судами и потерять право на въезд в Европу. Между прочим, военная прокуратура Израиля до сих пор расследует действия военнослужащих в ходе «Нерушимой скалы» и их правомочность с точки зрения международных конвенций. 

Чтобы взяться за разгром ХАМАСа всерьез, нужен лидер, абсолютно убежденный в своей правоте, способный убедить в ней других и готовый ради безопасности поступиться своей политической карьерой и даже, возможно, репутацией. 

Кто из наших политиков способен на такое? Биби вряд ли будет рисковать на исходе своего премьерства – ему хочется остаться в памяти народа правителем самого благополучного периода в истории Израиля. Либерман уже давно грозит террористам уничтожением, но он совсем не разбирается в военном деле и не пользуется авторитетом в армии. Ганц? Он уже командовал «Нерушимой скалой», будучи начальником Генштаба, и, помнится, обещал жителям юга стабильность, благополучие и цветение анемонов. Лапид не рискнет потерять своих левых избирателей, потому что других у него не осталось. Моше Яалон, Беннет, Смотрич? На что они способны, кроме громких заявлений? 

Между тем, ситуация только обостряется. Боеспособность ХАМАСа растет, и чем дальше, тем труднее будет противостоять ему в открытом бою. Израиль теряет Юг в буквальном смысле: люди уезжают оттуда, потеряв доходы и надежду на безопасную жизнь. Все эти проблемы остались нам со времен «Нерушимой скалы» и их придется решать, возможно, очень скоро. Но сегодня в Израиле решать их некому.

counter
Comments system Cackle