Издевательство в законе: я обвиняю!
Фото: Reuters
Издевательство в законе: я обвиняю!

Каждый год в Кнессете подаются тысячи новых законопроектов, законодателями и министерствами принимаются тысячи решений, от которых зависит наша повседневная жизнь и наше будущее. Мы хотим надеяться, что законы эти проходят серьезную юридическую проверку и принимаются со знанием дела. Так должно быть, но порой мы сталкиваемся с законами, которые выглядят так, будто их принимали не в Кнессете, а на конкурсах КВН.

С начала "большой алии" в Израиль приехали десятки детей – праведников мира и они были приятно удивлены, узнав, что могут рассчитывать на серьезную финансовую помощь от государства. Но, придя в Битуах-Леуми, они с удивлением обнаружили, что никто помогать им не собирается. Все претензии к Кнессету, заявляли им в Битуах-Леуми… В конечном итоге, они обращались ко мне.

В 1999 году ко мне позвонила 66-летняя Лидия Лернер, чей отец Константин Станченко был праведником миром, прятавшим евреев около года в Одессе. Он был схвачен нацистами и брошен в тюрьму. В 1981 году он скончался, а спустя 17 его он был посмертно признали праведником мира. Лидия обещанных денег из Битуах-Леуми не получила.

Почему так происходит? Так почему дети праведников мира, спасавших на свой страх и риск евреев и ставших национальными героями Израиля, не могут получить узаконенную помощь от Битуах-Леуми?

На мой запрос в Битуах-Леуми я получил ответ: "В законе, утвержденном Кнессетом в 1995 году, говорится: "Права на получение помощи от государства Израиль имеют лишь те дети праведников мира, которым еще не исполнилось 18 лет". 

Отсюда напрашивается простой вывод: государство стремится показать, что Израиль заботится о детях праведников мира, но при этом не дать им не копейки. Поскольку очевидно, что при принятии закона (в 1995 году) у праведников мира не могло быть детей моложе 18 лет. Поэтому забота об этих людях целиком ложилась на плечи их самих и нашей общины.

Есть множество других примеров. Так, инвалиды зачастую получают государственные квартиры, которые им не подходят. Они соглашаются на это, так как другого жилья попросту нет. В результате, из-за ухудшения состояния здоровья и отсутствия лифта они оказываются не в состоянии выйти на улицу. А поменять квартиру зачастую гораздо труднее, чем ее получить. Ко мне обращались люди, которые три года не могли выйти на улицу. Причем вдобавок ко всем этим бесконечным страданиям и издевательствам, с них еще иногда требовали денег. Помню, как ко мне обратилась Дина из Бейт-Шемеша, чья 17-летняя дочь Марина - 100-процентный инвалид. Битуах-Леуми требовал вернуть от Дины вернуть 6.5 тысяч шекелей, так как Марина прекратила посещать занятия. А причина заключалась в том, что Дина не могла нести Марину на руках с третьего этажа. Только после публикации в "Едиот ахранот" Битуах-Леуми отменил этот долг.

Есть немало и других вопиющих случаев. Жителя Ор-Акивы Е. лишили социального пособия (автахат а-хнаса) по той причине, что он "слишком долго находился за границей". Е. лежал в бельгийской больнице в результате того, что пожертвовал часть печени своему больному ребенку и таким образом спас его. Битуах-Леуми отказался внимать доводам семьи и пересматривать решение. "Закон есть закон", - заявил там.

Ко мне обращаются за помощью не только русскоязычные граждане. Однажды ко мне пришла Маргарита Мойнер, репатриантка из Румынии, и срывающимся голосом рассказала свою историю. "Битуах-Леуми требует от моего мужа вернуть 15 тысяч шекелей. Они думали, что мой муж - это женщина, а когда я тоже вышла на пенсию, поняли свою ошибку". Только после публикации этой истории в "Едиот ахранот" Битуах-Леуми простил ей этот долг.

Но это еще цветочки - ягодки вперед. Помню, как ко мне начали звонить со всей страны люди, получившие социальное жилье. Они признавались, что боятся переселяться туда. Один из звонивших был Авраам Рувинский, ветеран второй мировой войны, который принес мне такой договор. Ознакомившись с ним, я испытал шок. И такой же шок получили журналисты, которым я переслал текст соглашения. Договор содержал следующий пункт: "Я обязуюсь соблюдать дома субботу и еврейские праздники. Это же должны делать и те, кто навещает тебя. В случае невыполнения этого условия, договор будет расторгнут". Такое типовое соглашение обязаны были подписывать люди, получавшие квартиры во всех жилищных компаниях: "Амидар", "Амигур", "Шикмона", "Прозот" и т.д. Публикация этого вызвала скандал. Шели Яхимович, в то время еще журналистка "Решет Бет", взяла у меня интервью, а после этого запросила ответ у замминистра строительства от партии "Агудат Исраэль" Меира Поруша. Поруш сказал, что ничего не знал о таких типовых договорах, а само соглашение был разработано министрами от светских партий. После этого прошло специальное заседание Кнессета, отменившем пункт об обязательном соблюдении субботы в типовом договоре госкомпаний.

Это - лишь верхушка айсберга. Подобных случаев множество, и мой стол ломится от такого рода публикаций. Каждый год в Кнессет подаются тысячи законопроектов. Большинство из них откровенно популистские и бессмысленные, а некоторые вредные и усложняющие людям жизнь. Полезные же законы зачастую кладутся под сукно. Например, один из законов требует, что чиновник должен ответить гражданам в течение 45 дней. В противном случае, он понесет наказание. На мой запрос в офис "нацив а-медина" я получил ответ, свидетельствующий, что не только чиновники, но даже депутаты Кнессета и министры не соблюдают закон, который сами разработали и приняли. "Чиновников мы можем наказать, но избранники народа нам не подчиняются, - гласил ответ. - Мы ничего не можем сделать".

Это объясняет, почему всю каденцию они откровенно плюют на своих избирателей, чтобы вспомнить о нас за пару месяцев до выборов. Не забывайте об этих плевках в лицо, идя к избирательным урнам.

counter
Comments system Cackle