Спасение царства
Фото: Reuters
Спасение царства

С легкой руки Либермана идея правительства национального единства становится во главу предвыборной повестки. Подразумевается, что такое правительство сформируют Ликуд, Кахоль Лаван и НДИ, возможно еще одна-две фракции – но без ультраортодоксов и ультраправых. Его необходимость объясняется интересами безопасности и надвигающимся экономическим кризисом. Непосвященному наблюдателю трудно оценить достоверность этих угроз, ведь такая коалиция будет исключительно выгодна самому Либерману и невыгодна (если не сказать – катастрофична) для нынешнего премьера. Тем временем, эта перспектива становится все более реальной на фоне опросов, согласно которым без Либермана правый лагерь вместе с харедим не в состоянии набрать хотя бы минимальное большинство.

Если Биби не удастся наскрести еще хотя бы один 61-й мандат, а Либерман продолжит стоять на своем, то с высокой вероятностью правительство национального единства будет создано. Но вряд ли его возглавит Натаниягу, иначе это будет не равноправное партнерство, а правительство Нетаниягу и Ликуда с участием Кахоль Лаван. Это станет для Бени Ганца и его товарищей политическим самоубийством. Опытный интриган Биби раздробит, растащит по кусочкам наспех собранный список Ганца. Само согласие отдать власть Ликуду не только будет выглядеть позорной уступкой для избирателей Кахоль Лаван, но и вызовет скандал среди политиков, входящих в блок. Высока вероятность, что «бело-голубые» развалятся даже без усилий Нетаниягу. Та же ситуация сложится, если выборы вдруг отменят и коалиция Ликуд – Кахоль Лаван сформируется сейчас.

Нагнетание темы кризиса работает против премьера. Правительство национального единства, которое также называют правительством чрезвычайного положения, означает новую стратегию, перезагрузку, серьезные социальные и экономические реформы. Биби же ассоциируется со стабильностью, которая все больше напоминает застой и все меньше устраивает большинство – не говоря уже о его политических трюках и судебных разбирательствах. В союзе Ликуда с ультраортодоксами никаких реформ ждать не приходится. Что касается «сделки века», то здесь первую скрипку играют американцы, а со стороны Израиля ее может осуществить любой глава правительства: хоть правый, хоть левый.

Эти последние определения давно неактуальны, и их активное использование лагерем Нетаниягу ведет его в тупик. Называя левыми Либермана или Моше Яалона, Биби не отнимает у них голоса избирателей, а дискредитирует понятия «левизны» и «правизны». Он словно не понимает, что главная тема нынешней предвыборной кампании – не противостояние левых и правых, а борьба нового со старым. Биби, при всей его многолетней популярности, воплощает собой «старое», Либерман – «новое». Дело не в том, что лучше, а что хуже – это мы узнаем после выборов, а в том, какая тенденция возобладает в обществе: «мы ждем перемен» или «пусть все останется как было». В первом случае голоса уйдут к Либерману и Ганцу, во втором – останутся у Биби, но этого ему мало. Нужно любой ценой получить еще один мандат, который склонит чашу весов в сторону Ликуда и позволит сформировать правое правительство с опорой на харедим.

Нетаниягу взвешивает возможность объединения всех правых сил, но нет уверенности в том, что общий блок наберет больше мандатов, чем партии по отдельности. Слишком велика разница между умеренными избирателями Ликуда и ультра, голосующими за «Альянс правых сил». На прошлых выборах жесткие нападки на конкурентов справа и лозунг «За сильный Ликуд!» оставили Беннета и Фейгина за бортом, но сейчас критиковать их опасно – правые избиратели могут уйти не в Ликуд, а к Либерману.

Внезапный интерес Биби к «русским» голосам, хоть и шитый белыми предвыборными нитками, может принести результат. «Русские» в целом более консервативны, более склонны «оставлять все как было», для них все еще принципиально разделение на «правых» и «левых». Многие разочарованы в НДИ и их нетрудно склонить к протестному голосованию «только не Либерман». И к сожалению приходится признать: наших легче обмануть.

Помимо «русских» голосов, царство Биби может спасти разве что очень успешная военная операция или грубая ошибка соперников, или...

Если не Биби, то кто? Такой вопрос задавали себе израильтяне все последние годы, направляясь к избирательным участкам. Его задают и сейчас сторонники Нетаниягу. Неужели Ганц? Генерал, балансирующий между левизной и центром, с дышащим ему в спину амбициозным Лапидом? Готов ли народ, даже в надежде на перемены, выдать кредит доверия блоку, где политики до сих пор не могут договориться о разделе сфер влияния и общей платформе?

Либерман не скрывает своего интереса к креслу премьеру, хотя его озвученная цель более скромная: получить достаточно мандатов, чтобы без НДИ нельзя было сформировать коалицию. Однако многие эксперты прогнозируют ему резкий рост популярности. Обогнать Ликуд и Кахоль Лаван он вряд ли сможет, хотя история знает удивительные случаи, когда небольшая партия вырвалась вперед на фоне раздоров и склок политических гигантов. Вариант теоретически возможный, но все же малореалистичный.

Новый глава Ликуда? Называют имена Гидеона Саара, Исраэля Каца, Юлия Эдельштейна, Гилада Эрдана. Если Нетаниягу по каким-то причинам сойдет с дистанции, соперничество развернется между этими политиками. Вот только Биби не уйдет с поста председателя Ликуда по доброй воле и сделает все, чтобы его не сместили однопартийцы. А главное: его конкуренты, в отличие от него, – опытные политики, но не лидеры, не вожди, не правители царства.

Между тем, желание большинства народа Израиля поставить над собой царя сильнее борьбы идеологий и страха кризиса. Поэтому формула «если не Биби, то кто?» – самый действенный аргумент для голосования за Ликуд, который может принести Нетаниягу вожделенный мандат, а то и не один. Единственный путь сменить власть – отказаться от самой идеи царства, ставшей такой популярной в эпоху Биби.

counter
Comments system Cackle