Какой еврей Зеленскому милей?
Фото: Reuters
Какой еврей Зеленскому милей?

Этническая принадлежность Владимира Зеленского - актера, с феноменальным успехом перевоплотившегося в политика и 20 мая вступившего в должность президента Украины - еще во время его избирательной кампании на все лады обсуждалась в израильских СМИ.

Но что значит для этого сугубо светского человека, родившегося в советской семье в индустриальном регионе, его еврейское происхождение? Сам Зеленский не давал пищи для спекуляций на эту тему, а утверждения его партнера по медиа-бизнесу Игоря Коломойского, что он и его окружение убеждают Зеленского соблюдать субботу,  сложно было воспринимать всерьез.

Как сам новый президент осмысливает свое происхождение, и как элементы разных идентичностей - украинской гражданской, еврейской этнической и, возможно, русской культурной - переплетаются в его сознании? Это знает только он сам. Зато его первые шаги позволяют сделать осторожные выводы о том, как он на практике выстраивает отношения с еврейской общиной.

Начать анализ можно непосредственно с инаугурации, прошедшей ровно месяц назад. На церемонии евреев представлял главный раввин Днепра Шмуэль Каминецкий. Хотя ранее еврейскую религиозную общину на подобных мероприятиях, включая инаугурации 2010 и 2014 годов, представлял киевский раввин Яков-Дов Блайх.

Р. Блайх обычно использует титул главного раввина Украины: на момент обретения страной независимости он был единственным раввином в Киеве и автоматически стал главным - в первую очередь, по этой причине. При этом, он принадлежит к карлинстолинскому направлению хасидизма – не самому, откровенно говоря, влиятельному на постсоветском пространстве. Правда, у Блайха есть определенный авторитет в еврейском мире, однако большая часть украинских еврейских общин, даже если принимать во внимание только ортодоксальные, вряд ли могут считать его «своим».

Другое дело – Каминецкий. Он никогда не называл себя главным в стране (только в своем регионе), но он – несомненный духовный лидер самой сильной общины самого распространенного в Украине ортодоксального направления иудаизма: любавических хасидов. Так что, в каком-то смысле участие Каминецкого, как представителя евреев, в церемонии инаугурации даже более логично, чем Блайха. И дело не только в соотношении количества карлинстолинских и любавических общин в стране.

Незадолго до официального вступления в должность Владимир Зеленский отдельно встретился с группой раввинов. Разговор состоялся в крупнейшем украинском еврейском общинном центре «Менора» в Днепре. Во встрече принимали участие раввины, имеющие символический статус главных в регионах Украины – Шмуэль Каминецкий (Днепр, центральная Украина), раввин Мойше Москович (Харьков, восточная Украина), раввин Авраам Вольф (Одесса, южная Украина), раввин Шломо Вильгелем (Житомир, западная Украина), а также главный раввин Донбасса Пинхас Вышецкий и главный раввин Киева Мойше-Реувен Асман. Раввины поздравили Владимира Зеленского с избранием и обсудили с ним ряд вопросов, в частности, касающихся развития еврейской жизни в Украине.

Нельзя не обратить внимание, что все участники встречи представляли тот же любавический хасидизм.

Надо сказать, что Владимир Зеленский встречался в эти дни не только с раввинами. Он провел встречи и с руководителями основных христианских церквей Украины (кроме протестантских). Так что нельзя утверждать, будто иудаизму в этом смысле было отдано какое-то предпочтение. Но предыдущие четыре президента вообще никогда не проводили подобных специальных встреч с еврейскими религиозными лидерами Украины.

Через несколько дней после разговора с раввинами Владимир Зеленский опубликовал в «Фейсбуке» видеоролик, содержащий «послание мира жителям Крыма и Донбасса». К населению оккупированных территорий обратились религиозные лидеры, принадлежащие к разным конфессиям – христианству (были представлены православные, относящиеся к разным деноминациям, и греко-католики), исламу и иудаизму. Пятеро из одиннадцати духовных лидеров на записи были раввинами. И, как это ни удивительно, представляющими только Хабад.

Даже на основе этих первых, символических шагов нового президента Украины можно сделать несколько предварительных выводов.

Во-первых, хотя Владимир Зеленский склонен скорее отрицать или, по крайней мере, нивелировать важность своего еврейского происхождения, среди первых его шагов после избрания были контакты с лидерами еврейской общины. Избранный президент общался не только с ними – но у предыдущих президентов не было контактов такой интенсивности. Зеленский старается соблюдать внешний баланс, и встречался далеко не только с раввинами, но все же нельзя не заметить некоторую «непропорциональность» именно «еврейской» составляющей его первых публичных шагов после выборов. Эта же «непропорциональное» присутствие раввинов бросается в глаза и при просмотре «межконфессионального» видеоролика.

Владимир Зеленский. Фото: Reuters

 

Во-вторых, очевидно, что «еврейская община» в понимании нового украинского президента (или людей, отвечающих в его команде за формирование его внешнего образа) носит ярко выраженный религиозный характер. На инаугурации Виктора Януковича в 2010 году были представлены и руководители двух «светских» (этнокультурных) еврейских организаций, приближенных к Партии регионов. Другие украинские президенты (Леонид Кучма, Виктор Ющенко и Петр Порошенко) проводили рабочие и протокольные встречи с представителями украинской еврейской общины и зарубежных еврейских организаций, но никогда – отдельно с делегацией раввинов.

Наконец, бросается в глаза, что полную монополию на представительство иудаизма в глазах нового президента получило движение любавических хасидов. Внешне это неприятно напоминает ситуацию 2000 года, когда только что избранный президентом Владимир Путин кардинальным образом изменил соотношение сил в российской еврейской общине, предоставив очевидные предпочтения Федерации еврейских общин, представляющей это же направление в иудаизме. Однако внутренняя логика предпочтений Владимира Зеленского, очевидно, совсем иная. Если Путину было необходимо усилить одну еврейскую организацию для ослабления влияния и дальнейшей маргинализации других, ранее представлявших еврейскую общину в отношениях с властью, но теперь связанных с политическими оппонентами, то у украинского президента нет противников в еврейском мире. Тогда как друзья явно есть. И в первую очередь – это организации и неформальные группы, связанные со старшим партнером Зеленского, бизнесменом Игорем Коломойским.

Вряд ли президент Украины имеет какие-то идеологические или иные причины для особых симпатий именно к движению любавических хасидов. Однако Коломойский поддерживает близкие отношение именно с этим направлением, к которому принадлежит и главный раввин Днепра Шмуэль Каминецкий.

Владимир Путин в 2000 году при выборе фаворитов в еврейской общине руководствовался практическим расчетом, соображениями выгоды в контексте политического противостояния.  Выбрав конкретную группу, со свойственной ему склонностью к «зачистке» социального пространства, он предоставил ей ресурсы для монополизации еврейской жизни в России. Тогда как для Владимира Зеленского важны личные связи и персональные отношения (что видно и по первым назначениям), а монополизировать многообразную и плюралистическую еврейскую общинную жизнь в Украине, вероятно, никто не в силах.

counter
Comments system Cackle