"Неудивительно, что Нетаниягу теперь меньше доверяет людям"
Фото: Getty Images
"Неудивительно, что Нетаниягу теперь меньше доверяет людям"

"Есть те, кто говорят - ну, на сей раз это точно последний срок Нетаниягу на посту премьер-министра! Я думаю, они ошибаются. Им движет уверенность, что он не просто "работает премьер-министром", а выполняет важную миссию, во имя страны. Он хочет оставаться на этом посту столько, сколько физически будет на это способен".

Эрез Тадмор знает, что говорит: этот публицист, в прошлом - один из основателей движения "Им тирцу", в 2015 и 2019 годах был в числе руководителей предвыборных кампаний Ликуда, и одним из спичрайтеров Биньямина Нетаниягу. В списке партии он занял 40 место, но в Кнессет не попал.

- Но это только предвыборная кампания закончилась, а для Нетаниягу все продолжается не менее интенсивно, чем до 9 апреля? На коалиционные переговоры ушло уже больше месяца, и - ничего…

- Да, я не завидую сейчас премьер-министру. У него сейчас, думаю, напряжение не меньше, если не больше.

- Люди, близко знающие Нетаниягу, как раз утверждают, что состояние, когда цейтнот и отступать некуда, для него - оптимальное, он любит воевать. Это так?

- Плотно мы с ним начали сотрудничать и общаться 5 лет назад. Да, он умеет функционировать в состоянии стресса, я бы сказал, это ему удается лучше, чем отдыхать. Порой мне кажется, что он вообще никогда не отдыхает.

Политика вообще - это царство неопределенности. По моей оценке, сейчас шансы на то, что сформировать коалицию не удастся, немного выше, чем обычно. Но здравый смысл никто не отменял. Все прекрасно понимают, что перевыборы - это большая афера и большой риск, на который никто не хочет идти.

- Те, кто в эти дни участвует в коалиционных переговорах или близко знаком с тем, о чем на них говорят, утверждают, что для Ликуда приоритетными сейчас являются законопроекты и инициативы, так или иначе касающиеся уголовных дел в отношении Биньямина Нетаниягу: будь то закон о преодолении вето БАГАЦа, или поправка к закону о депутатской неприкосновенность, или другие. Все стало личным и персональным? И где же в этой истории благо избирателей и страны, в таком случае?

- Я лично сам уже несколько лет пишу, говорю и вообще использую все имеющиеся у меня инструменты для борьбы с непропорциональной силой юридической системы. Я убежден, что в ее нынешнем состоянии она нивелирует израильскую демократию, ну, как минимум, ослабляет ее. Вмешивается в деятельность Кнессета, правительства, во все. Этот разговор не вчера начался.

- Да, но впервые борьба с юридической системой из предвыборного лозунга превратилась в четкое коалиционное требование.

- Я два года назад выпустил книгу под названием "Почему вы выбираете правых - и получаете левых?" Она именно об этом. Когда книга вышла, Нетаниягу не только ее прочел, но очень активно рекомендовал ее прочесть политикам, ликудникам, журналистам, людям из своего окружения… Это говорит о том, что идея вернуть судебную ветвь власти в должные границы появилась у него не сегодня и не вчера. Те, кто утверждает, что он таким образом просто хочет избежать суда, что он все это затеял из-за уголовных дел -манипуляторы, их теория лишена оснований.

- Однако, если это и так, прежде ни в одну из каденций он не решался на такие шаги против судебной системы, Высшего суда справедливости. А сейчас - да. Почему? 

- Он провел бы эти законы и раньше, но в прошлой коалиции у него не было достаточных политических ресурсов. Там был Кахлон с десятью мандатами партии "Кулану", помните? Который провозгласил своим девизом защиту судебной ветви власти от любых изменений. Нетаниягу обычно не ввязывается в политические войны, в которых мало шансов победить, зато велики шансы разрушить коалицию. Сейчас - другая история, сегодня есть большинство для того, чтобы провести эти законы и изменить ситуацию.

Кстати, сегодня и в Ликуде, в его новом составе, больше тех, кто поддерживает эти законы и саму идею того, что судебную систему нужно ограничить, что ее полномочия не могут быть беспредельными, как сейчас. Это общество хочет перемен, а не политики. Политики лишь ждали подходящего часа и необходимого большинства, чтобы начать реформы.

- То есть, вы верите в то, что время этих реформ чересчур совпадает с уголовными делами Нетаниягу, с возможной подачей обвинительных заключений?

- Не надо путать причину со следствием. Политическое преследование Нетаниягу - а иначе это не назовешь - стало последней каплей.

- Преследование? Не расследование?

- Посмотрите, какие сведения публикуются о других политиках! И никто не открывает против них уголовных дел. Редакторов СМИ эти факты не интересуют. Как еще это можно назвать?

- Давайте вернемся на несколько месяцев назад. Как вам было сделано предложение стать одним из руководителей предвыборной кампании Ликуда? Лично Нетаниягу вам это предложил?

- Я на постоянной связи с премьер-министром в последние годы.

- Что значит " на постоянной связи"? Вы встречаетесь? Беседуете по телефону?

- Зависит от периода, насколько он занят. Так или иначе, после кампании 2015 года я ожидал этого приглашения, и оно последовало.

- Мне приходилось общаться с людьми, давно знакомыми с Нетаниягу, и все они утверждают, что со временем он становится все более закрытым, его ближний круг сужается, предвыборные кампании он доверяет все меньшему числу людей. Если в 2009 году было несколько параллельно действующих предвыборных штабов, несколько кругов советников, кампейнеров и так далее, то в этот раз круг сузился до супруги, сына Яира и, возможно, нескольких самых близких людей, которым премьер все еще доверяет. По вашим наблюдениям, это так?

- Часто люди, наблюдающие за положением извне, делают ложные выводы. Наш предвыборный штаб был, в самом деле, не слишком большим, человек 8-9, но больше и не нужно. Решения принимают узкой группой, для этого не нужна армия.

- И все-таки вернусь к тому, о чем я спросила - Нетаниягу стал более подозрительным? Меньше доверяет окружению?

- Да, в какой-то мере так и есть, он меньше доверяет людям, чем раньше, и его можно понять. Когда те, кто был рядом годами и на кого он полагался, поворачиваются спиной, поскольку теперь это отвечает их личным интересам…

- Становятся государственными свидетелями, например?

- В том числе.

- Насколько тяжело он воспринял это? То, что люди, пользовавшиеся его максимальным доверием, стали государственными свидетелями?

- Он и виду не подавал. Было бы естественно, если бы он страдал или, как минимум, огорчался - но он ни слова не сказал вслух на эту тему, он вообще сильный человек. А кроме того, мало ли в последние годы было историй с похожим сюжетом: приходят люди, некоторое непродолжительное время находятся рядом с ним, делают на этом статусе "приближенного к Нетаниягу лица" карьеру и, как только это им выгодно, с легкостью его подставляют…

Неудивительно, что теперь он меньше доверяет людям. Он сегодня гораздо тщательнее проверяет кандидатуры тех, кто входит в его окружение. И это дает результат! Обратите внимание: из нашего штаба было меньше всего утечек информации в прессу, по сравнению с предвыборными штабами других партий. Вспомните, что творилось в "Кахоль Лаван": люди Ганца и Лапида постоянно конфликтовали, боролись за территорию, и постоянно "сливали" нелицеприятные сведения о других партийцах журналистам. Вот это - типичный результат неразборчивости. Штаб Ликуда был в тысячу раз сплоченнее и эффективнее, а результат вам хорошо известен.

- Кстати, если уж мы говорим об эффективности: как ни крути, Биньямин Нетаниягу - человек уже не юный. А предвыборная кампания - изматывающая история. Как он держал этот темп?

- Когда мы приходили к нему на Бальфур в 8 или в 9 утра - у него был уже разгар рабочего дня. Свои совещания, встречи и другие дела, по графику работы премьер-министра, он их старался назначать на раннее утро, чтобы потом полноценно заниматься выборами, уже в качестве председателя Ликуда. Расходились мы иногда в час ночи, иногда в полтретьего ночи. Но не буду ручаться, что и ночью у него не было телефонных переговоров - уже снова в качестве премьер-министра.

Нетаниягу во время предвыборной кампании сказал, что спит по 6 часов. Мы, молодые ребята по сравнению с ним, не успевали за его рабочим ритмом. Даже его политические противники, которые становились свидетелями того, как и сколько он работает, признавали, что Нетаниягу - это особое явление.

- Отношение СМИ к нему он сам называет "политической травлей". Вы говорите то же самое. Это не преувеличение? Ведь сейчас нет единой монолитной прессы с одинаковой политической позицией. Все больше появляется журналистов с правыми взглядами, религиозных журналистов, журналистов-поселенцев… Есть "Исраэль а-Йом", есть 20-й канал….

- Нетаниягу получает от нашей прессы " отношение VIP" - так же, как в свое время Жаботинский, Бегин, Шамир… Биби живет с этим последние два десятка лет. Левые не знают границ в своей травле Нетаниягу и его семьи. В их борьбе все средства хороши. Есть люди, вроде Йоаза Хенделя, сделавшие на Нетаниягу карьеру. Йоаз проработал советником Нетаниягу по СМИ 5 месяцев, а после этого годами нападает на него в прессе, и очень на этом продвинулся. (Йоаз Хендель - журналист, публицист, в 2011-2012 годах работах главой отдела по связям с общественностью канцелярии премьер-министра, был пресс-секретарем Биньямина Нетаниягу. Покинул должность после скандала вокруг главы администрации премьер-министра, Натана Эшеля. В настоящее время - депутат Кнессета от блока "Кахоль-Лаван", - прим. "Детали").

Каждый, кто работает рядом с Нетаниягу, знает, что в любой момент, если он захочет "слить" прессе любую информацию о нем, лучше всего - со скандальным оттенком, ему предоставят трибуну.

- Много слухов и спекуляций циркулирует в прессе относительно роли, которую сегодня играет члены семьи Нетаниягу: его супруга и сын Яир…

- Ни Сара, ни Яир не входили в состав предвыборного штаба. Иногда, когда мы проводили совещание в резиденции на улице Бальфур, Яир мог прийти, послушать, о чем мы говорим, высказать собственное мнение. Вообще-то он там живет, так что удивительного в том, что он там находится? Кроме того, Яир разбирается в политике, немало советов, которые он дал, оказались уместны, и мы ими воспользовались. Но были и те, которые мы не принимали.

- Можете привести конкретные примеры таких советов?

- Нет, то, о чем мы говорили за закрытыми дверями, за ними и остается. Могу сказать, что я с ним немало спорил. Так что, когда из факта того, что премьер-министр обсуждает политические дела с членами семьи, раздувают скандал и сенсацию, сравнивают Нетаниягу с Эрдоганом - это не более, чем спекуляции и еще одно доказательство травли.

- Яир Нетаниягу планирует начать политическую карьеру?

- Не думаю. Я у него не спрашивал, но у меня сложилось впечатление, что он не думает о политике.

- Возвращаясь к предвыборной кампании: кому пришла в голову идея предложить Нетаниягу делать селфи и снимать короткие виральные ролики смартфоном? Насколько мне известно, лично у него смартфона вообще нет, он - человек достаточно консервативных привычек.

- Это придумали ребята, которые занимались кампанией в интернете и соцсетях. Это была отличная идея! Соцсети дают тебе кратчайший путь к зрителю, к избирателю, без посредничества СМИ. Это эффективно и отличается от того, что мы делали раньше. Нетаниягу умеет ценить хорошие советы и следовать им. А смартфон принадлежал Топазу (Топаз Лок, входил в предвыборный штаб Ликуда и отвечал за кампанию в Интернете, друг Яира Нетаниягу - прим. "Детали"). Иногда он снимал, иногда сам Нетаниягу делал селфи.

- А кто придумал в день выборов отправить Нетаниягу на пляж, агитировать людей?

- Не мне. Трудно установить авторство тех или иных идей. Мы всегда работали группой, 8-9 человек, один бросает идею, все ее обсуждают, часто первоначальный замысел сильно видоизменялся. Главное - результат. Мы победили, хотя в день выборов это было совсем неочевидно. Мы сначала получали информацию об экзит-поллах, согласно которым отставали от Кахоль-Лаван на 5-6 мандатов…

- Был страх поражения?

- Был.

- Нетаниягу тоже создавал впечатление, что спокоен, когда вы думали, что проиграли?

- Я находился рядом с ним. У него принцип: что бы там ни было - бороться до последнего. Продолжать и не сдаваться. Он был обеспокоен, да. А как можно себя чувствовать в ситуации, когда тебе сообщают, что явка в городах и районах, на которые ты рассчитывал, гораздо ниже ожидаемой? Что у конкурентов то ли на 4, то ли на 7 мандатов больше? Именно поэтому вечером Нетаниягу сел против камеры и вел несколько часов подряд прямой эфир в Фейсбуке, все время призывая людей идти голосовать. Даже если тебе говорят, что ты проигрываешь, ты не можешь все бросить и остановиться. Ты продолжаешь бороться, альтернативы нет.

- Когда вы думали, что проигрываете - было впечатление, что Нетаниягу уйдет, если проиграет? Или останется в любом случае и в любом качестве?

- Я не задавал ему этого вопроса, но предполагаю, что он не ушел бы. Он и сейчас настроен работать столько, сколько это будет возможно.

counter
Comments system Cackle