Что связывает ливийского мятежника №1 с Россией
Фото: Reuters
Что связывает ливийского мятежника №1 с Россией

"Ожидается прибытие Халифы Хафтара в Москву. Вряд ли этот визит назовут официальным", – сказал "Собеседнику" источник со ссылкой на канал в военном ведомстве. К ливийскому военачальнику Халифе Хафтару сегодня приковано внимание всех мировых СМИ и спецслужб. 

"Сын" Каддафи

У самого обсуждаемого сегодня в мире араба Халифы Хафтара сложная и противоречивая биография. Но одно ясно – "Москва" для него не пустой звук еще со времен его революционной молодости, когда он учился в СССР. 

– Отучившиеся здесь африканцы и арабы, как правило, с большой теплотой вспоминают годы в СССР, – подтвердил "Собеседнику" военный переводчик Евгений Лашкевич. 

Халифа Хафтар как родился во время одной большой войны – в 1943 году, так и всю жизнь провел в военных конфликтах. 

В клановой тогда Ливии выходцу из бедного рода была открыта только одна карьерная дорога – в армию. В военной академии в Бенгази Халифа познакомился с будущим ливийским лидером Муаммаром Каддафи. Два пламенных революционера быстро нашли общий язык. 

В 1969 году Каддафи и Хафтар вместе со своими сподвижниками из Союза свободных офицеров совершили революцию. Хафтар проявил себя смельчаком и талантливым командиром – сумел блокировать американское посольство, подкатил к воротам несколько гаубиц, направил их в сторону аэродрома и пригрозил стрелять, если хоть один истребитель или бомбардировщик под флагом США поднимется в воздух. 

– Ты что, самоубийца? – спросил штатовский капрал 26-летнего Хафтара. 

– Я – революционер! – заявил ливиец, и американцы не стали ему перечить. 

После этого молодой офицер провел еще несколько блестящих операций в столкновениях с Израилем. 

– Он мне как сын, я ему – как духовный отец, – охарактеризовал тогда успешного военного растроганный Каддафи. 

Меткий "Выстрел"

Перспективных военных и лидеров из дружественных стран тогда было принято принимать в Советском Союзе для обучения. 1977–1978 годы Хафтар провел на подмосковных спецкурсах с метким названием "Выстрел". 

– Курсы были созданы сразу после Октябрьской революции для подготовки офицеров Красной армии, а после войны между Египтом и Израилем в 1956 году под Солнечногорском была создана отдельная закрытая школа для иностранцев. Учиться сюда приезжали из Африки, с Ближнего Востока, из Индии, стран соцлагеря, – объясняет Евгений Лашкевич. 

Учили иностранцев хорошо – как военному делу, так и общеполитическим дисциплинам. А жили они еще лучше. 

– Закрытая территория "Выстрела" была, как отдельная страна, где все было в изобилии, – вспоминает жительница Солнечногорска, работница гостиницы Генштаба Татьяна Соломатина. – Местные стремились устроиться сюда на работу хоть кем, чтобы проходить на территорию. Гостиницы походили на "Интурист", а генералы вообще жили в трехкомнатных "люксах". На территории находились магазины, где можно было купить всё – от норковых шуб до икры, дорогих сортов рыбы и элитного алкоголя. При этом цены были очень низкими. Любая уборщица могла себе позволить здесь пообедать и поужинать, как арабский шейх. 

– Условия для всех были отличные, но ливийцы были еще и на особом счету. За учебу они, как представители богатой нефтяной страны, всегда платили живыми деньгами и сами получали стипендии от своего правительства по 5 тысяч долларов в месяц. Это было целое состояние. Их, конечно, любил весь персонал – сдачу они никогда нигде не брали, а мелочь просто оставляли в тумбочке, – делится с "Собеседником" полковник в отставке, бывший старший военный переводчик спецкурсов "Выстрел" Сергей Воробьев. 

Хафтар в годы обучения не слишком выделялся на общем фоне – скромный, улыбчивый, сосредоточенный, в меру религиозный. 

– Ливийцы все были гордые, и к ним было особое отношение, – рассказывает Сергей Воробьев. – Например, их в пятницу вывозили с закрытой территории на специальном автобусе в Москву и селили в одной из лучших в то время гостиниц – "Космос". Они ходили по ресторанам, проводили досуг, общались с девушками. В воскресенье их возвращали на учебу. Раз в 2–3 недели их везли "за барашками" – свежей бараниной, которую они сами и разделывали. Они все были мусульмане, но и водку у нас употребляли. Я помню, что к бывшему президенту Йемена Салеху российские военные всегда ехали с ящиком водки. При этом арабы не напивались и вели себя пристойно. За редким исключением. Например, двоюродный брат Каддафи злоупотреблял настолько, что заработал цирроз, а затем и рак печени. 

После двух лет "Выстрела" Хафтар отучился еще на курсах при московской Военной академии имени Фрунзе. 

Халифа Хафтар. Фото: Reuters

 

Лучший враг

Обучение в Москве было незабываемым. Но военная карьера ливийца пошла на спад. Точкой стала крайне неудачная операция в Чаде, куда Каддафи направил Хафтара захватить урановый участок, чтобы Ливия со временем обзавелась своей атомной бомбой. Лучшие друзья окрестили друг друга предателями. Каддафи был зол, что его ставленник провалил задание, а потом еще и попал в плен. Хафтар в свою очередь не простил, что "отец" не стал его из плена вытаскивать. 

Тюрьма была жутким кошмаром – пленников держали в клетках под палящим солнцем, без элементарных удобств. Ходит слух, что за это время Каддафи уничтожил семью своего бывшего товарища – жену и сыновей. 

– Не поддавайтесь на удочку демонизации Каддафи, – отговаривает Сергей Воробьев. – Он даже обвиняемого в госперевороте сначала держал под домашним арестом, потом дал уехать из страны. 

– В Ливии знают и чтят сподвижников Каддафи, но имени Хафтара я за все пять лет пребывания в этой стране – с 1981 по 1985 год – не слышал ни разу, – говорит военный переводчик Игорь Головко, подтверждая версию, что имя Хафтара было вытравлено из истории страны. 

По одной популярной версии, из заточения Хафтара вытащили американцы, завербовав его. В Ливию ему возврата все равно не было. 20 лет ливийский полководец прожил в США, недалеко от штаб-квартиры ЦРУ. Сотрудничал ли он? 

– Конечно, американцы вряд ли упустили возможность выйти с ним на контакт, – уверен Сергей Воробьев. – Вопрос, насколько он дал то, что им было нужно. Тем более что со временем вся информация, которую он знал, устарела... 

Снова на войне

В 2011 году, после смерти Каддафи, Хафтар смог вернуться в Ливию. Несмотря на возраст – сейчас вояке уже 75 лет, – он сумел вернуть себе былое влияние. Фактически ему подконтрольны полстраны и самая многочисленная вооруженная группировка – 100 тысяч человек. Только официально он дважды был недавно в России, встречался с министром обороны Сергеем Шойгу и начальником Генштаба Валерием Герасимовым, посещал авианосец "Адмирал Кузнецов". Западные СМИ называют его "человеком Москвы". Фактор "вспомнить молодость", может, и играет свою роль, но не решающую, считают собеседники газеты. 

– У нас в Ливии нет стопроцентно своих "человеков". После гибели Каддафи мы утеряли свое влияние в этой стране, – считает бывший посол в Ливии Погос Акопов. – Сейчас ведем переговоры со всеми сторонами – как признанной Западом властью, так и мятежниками в лице Хафтара. Ливия, по-видимому, надолго погрузилась в распри, хаос и кровопролитие. Остановить их – самое важное. 

Не ходите, люди, в Африку гулять

– Африканский континент стал самым неспокойным местом на планете, – прокомментировал "Собеседнику" военный эксперт Евгений Шабаев. – Гражданская война в Ливии, на прошлой неделе стало известно о госперевороте в Судане. Ранее СМИ и блогеры печатали фото белых людей с российской техникой. Это неудивительно, наши политтехнологи и частные военные, которых связывают с компаниями "повара Путина" Евгения Пригожина, сейчас есть почти во всех странах Африки. Ливия, Нигерия, Зимбабве, Конго, ЦАР, Габон – проще сказать, где нас нет. Цели – участие в выборах, работа против конкурентов, черный пиар. Активность на африканском направлении началась в 2016–2017 годах. Как раз тогда Америка утратила интерес к Черному континенту – это политика Трампа. Но и у российских спецов не все выходит. Например, свержение президента Судана, с которым все было "схвачено", нам невыгодно.

counter
Comments system Cackle