"От моего имени"
Фото: пресс-служба НДИ
"От моего имени"

На конференции партии Наш дом Израиль в Ашкелоне, где был представлен предвыборный список, перед собравшимися с очень эмоциональной речью выступил Илан Саги, житель Хайфы и уроженец Израиля. Илан Саги потерял сына на войне. Сержант Эрез Саги, боец дивизии "Гивати", погиб не достигнув 20-летнего возраста на границе с Газой 28 июля 2014 года, во время операции "Нерушимая скала".

"Нас в Израиле называют "мишпахот шакулот", "осиротевшие семьи", - сказал Илан Саги нашему корреспонденту. – Это такое братство по несчастью, мы пытаемся поддержать друг друга морально, понимая, что этой боли нет исцеленья. Мой сын погиб четыре с половиной года назад… Молодой красавец, не успевший пожить на этом свете… Эта рана никогда не заживет… Все это время я ищу смысл, я пытаюсь понять, почему погиб мой сын. Во имя чего? После операции "Нерушимая скала" юг по-прежнему живет в тени ракетной угрозы, ХАМАС жив-здоров. Наше правительство продолжает переводить каждый месяц ХАМАСу 15 миллионов катарских денег, наличными. Причем, даже после того, как они выпустили по нашей территории более 500 ракет и снарядов. Так во имя чего погиб мой сын?"

И по этой причине вы пришли в партию НДИ?

"Полтора года назад я познакомился с Авигдором Либерманом. Была одна специфическая проблема с захоронениями, которую необходимо было решить для "осиротевших семей". До этого министром обороны был Буги Яалон, я пытался записаться к нему на прием, но все было безуспешно. Ни он, ни его помощники с секретарями, даже не удосужились нам ответить. Либерман был совсем другой. В течение недели мне назначили встречу. Передо мной в кабинете министра обороны сидел понимающий человек, которому было небезразлично. Он принял меня очень тепло, мы обсудили проблему, и через месяц я понял, что Либерман человек слова. Потому что нашлись решения, и мы все почувствовали, что дело сдвинулось с мертвой точки. После этого я внимательно следил за его деятельностью из сообщений СМИ".

 

СМИ не очень благожелательно освещали деятельность Либермана…

"Он обещал расправиться с Ханией в течение 48 часов, и все, кому ни лень, ему это припоминали. Но я, как человек, который разбирается в том, как работает наш военный кабинет, понимал, что в одиночку такое решение, как ликвидация Хании, он принимать не имел права. Практически все члены кабинета плясали под дудку Биби, а Либерман всегда оказывался в одиночестве со своими принципами. А он человек принципа. Если бы ему развязали руки, Хании бы давно уже не было. Либерман держит слово. Поэтому когда по нашей территории запустили 500 ракет, а кабинет не давал армии разрешения нанести удар по ХАМАСу, Либерман встал и ушел. Ему было не важно его кресло. Важны принципы. И мне было обидно, когда я увидел торжествующие реакции в социальных сетях. Разные умники писали, что он хочет повысить свои рейтинги перед выборами, и т.д. и т.п. Все ложь и домыслы. Помните интервью, которое он дал сразу после отставки? Он сказал: я ушел, потому что не мог больше смотреть в глаза жителям юга, и семьям Адара Гольдина и Орона Шауля, которые до сих пор удерживаются ХАМАСом, при том что правительство всеми силами стремится сохранить власть ХАМАСа в Газе. Я не выдержал и написал в Фейсбуке обращение от имени нашей семьи, да и других "осиротевших семей". "Я знаю, насколько тебе важны наши семьи и память погибших героев. Значит, тебе дорого государство Израиль. Я верю тебе. Я знаю, что ты ушел, как только понял, что в каденцию Нетанигу ничего не произойдет!"

И Авигдор Либеман ответил вам?

"Да, он прочитал мой пост и написал ответ, поблагодарил меня за поддержку. Написал, что благодаря таким людям, как я, он не теряет желание продолжать работу для укрепления нашего государства. Я раньше пытался держаться подальше от политики, но после этого у меня больше не оставалось никаких сомнений. Я позвонил в штаб НДИ и сказал, что хочу вступить в партию. Буквально через два-три дня мне позвонила гендиректор партии и пригласила на встречу с Либерманом в Кнессете. Я был очень растроган. Я снова увидел перед собой сильного человека, на которого можно положиться. Я уверен, что если бы не позиция Нетаниягу, он бы выполнил все, что обещал. Я сказал: я хочу быть частью твоей партии, я верю в твою правду, в твой путь. Я сделаю для партии НДИ все, что могу".

Вы стали волонтером?

"Можно сказать и так. А накануне презентации списка мне снова позвонил Либерман и спросил, не хотел бы я выступить перед всеми. Я сказал, что для меня это большая честь, очень волнительно. Я написал речь, потому что я не оратор. Я читал по бумажке. Но написаны эти слова были от всего сердца. От всей души. Израненной души отца, который отдал этой стране самое дорогое – жизнь своего сына. Я хотел, чтобы все в Израиле поняли: НДИ – это не только русскоязычные. Это настоящая правая партия, трезвомыслящая, которая получает поддержку всего народа, всех слоев населения. Потому что очень многие израильтяне, и особенно "осиротевшие семьи", поддерживают все то, о чем говорит Либермана - о том, что пора покончить с ХАМАСом, о смертной казни для террористов, о безопасности страны. Он говорит это и от моего имени".

На правах рекламы

Источник: mnenia.zahav.ru
counter
Comments system Cackle