Проект "Святая Земля" (Не агада)
Фото: Reuters
Проект "Святая Земля" (Не агада)

Кризис сионизма 

С того момента, как в сентябре 1993 года глава Израильского правительства Ицхак Рабин и главарь террористической организации ООП Ясер Арафат подписали "мирное соглашение", само слово "мир" повсеместно стало ассоциироваться с так называемыми "болезненными решениями" - эвфемизм, подразумевающий этническую чистку еврейского населения Иудеи и Самарии. 

В 2005 году депортации подверглись более 7 тысяч еврейских жителей Гуш-Катифа и центральной Самарии. И хотя планы дальнейшего "размежевания" были торпедированы максималистскими требованиями Рамаллы, вопрос о ликвидации еврейских поселений, несомненно, прозвучит снова после провозглашения "Сделки века", на что уже недвусмысленно намекнул новый лидер израильских левых Бени Ганц в своем интервью Шломо Арци. 

Надежды на несговорчивость Абу-Мазена оправданы и на сей раз, но не пора ли и самим евреям задуматься, наконец, о правомочности своего пребывания на Святой Земле? 

Фото: Reuters/Damir Sagolj

 

Политический сионизм, долгое время обеспечивающийся национальной идеей, т.е. отстаиванием национально-исторических прав еврейского народа, к концу ХХ века стал терять свои моральные позиции. В так называемом постмодернистском, постсионистском обществе все, что не относится к правам индивида, стало рисоваться угрозой этим правам. 

Права евреев как народа и как религиозной общины все чаще (особенно после узурпации БАГАЦем властных полномочий) стало принято сталкивать с "демократическими ценностями", с "правами человека". Недавнее законодательное нововведение ("Национальный закон"), призванное сбалансировать сложившуюся ситуацию в национальном вопросе, никак не отразилось на религиозной сфере: "Мандат Торы", когда о нем вообще вспоминают, неизменно противопоставляется международному праву как что-то с этим правом заведомо несовместимое. 

Оценку эту нельзя назвать безосновательной уже хотя бы потому, что на таком противопоставлении настаивают также и некоторые представители еврейской традиции. 

Но может быть вместо того чтобы привычно стравливать иудаизм с демократией как смертельных врагов, правильнее облечь еврейские религиозные притязания на Эрец Исраэль в правовую форму? 

Право евреев на заселение Иудеи и Самарии следует представлять не только как вопрос "безопасности", не только как вопрос национально-исторической справедливости, но в первую очередь как вопрос религиозной свободы. 

Религиозная свобода 

18 статья Всеобщей декларации прав человека гласит: "Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных обрядов". 

Между тем главнейшей чертой иудаизма является не просто выполнение "религиозных и ритуальных обрядов", а их выполнение на территории Земли Израиля ("Вот уставы и законы, которые вам надлежит бережно исполнять в земле, которую дал Господь, Бог отцов твоих" Дварим 12:1). Более того, само проживание еврея в Эрец Исраэль является таким обрядом, такой заповедью. 

Совершение иудейских ритуалов вне Земли Израиля носит условный характер. По мнению многих законоучителей, заповеди исполняются на чужбине в первую очередь лишь для того, чтобы не быть позабытыми к моменту возвращения из изгнания. 

Итак, необходимым условием "исполнения обрядов" еврейской религии является их исполнение в пределах земли Израиля. Проживание в любой точке территории, точно указанной в Торе (Бемидбар 34.1-12) и занимающей всего 0.02% суши, является таким же естественным и неотчуждаемым правом иудея, каким для христианина является чтение Библии, а для мусульманина совершение намаза. 

Иными словами, согласно духу и букве 18-ой статьи Декларации прав человека, евреи имеют право на возвращение, имеют право селиться не только в Иудее и Самарии, не только на "территориях", освобожденных ЦАХАЛом в ходе Шестидневной войны, но и на территориях тех стран, где нога израильского солдата никогда не ступала, но которые определяются Торой как Эрец Исраэль. 

Итак, согласно международному праву, евреи не только не могут быть изгнаны из Иудеи и Самарии, они должны иметь возможность получать гражданство тех стран, которые располагаются на территории Эрец Исраэль, и, разумеется, демократически влиять на их дальнейшее развитие. 

Но если речь идет о требованиях религии, то в какой мере можно рассчитывать на то, что требования эти будут считаться с демократией на всех уровнях, что заполучив палец, "правоверные" не отхватят всю руку? 

В самом деле, коль скоро заповедью является не только проживание в Земле Израиля, но также и "овладение ею", то дело вроде бы должно завершиться лишением "меньшинств" гражданских прав? 

Одна из заповедей Торы гласит: "Не можешь поставить над собою [царем] иноземца, который не брат тебе" (Дварим 17:15). Рамбам поясняет: "Не только царя, но запрет касается любой власти в Израиле. Ни начальника в армии… ни даже общественного чиновника для надзора за распределением воды в полях… Любая власть, которую вы назначаете, должна быть только из среды народа" (Хилхот млахим 1:4). 

Итак, начинается все с невинного "правового" проживания, а заканчивается противоправным "государством галахи", дискриминирующим нееврейское население, а самих евреев ввергающим в средневековье. 

Что на эти опасения можно возразить? 

Начать следует с того, что "государство галахи" технически вполне уживается с секулярными правовыми нормами и, в сущности, предполагает их. 

Согласно галахическому решению рабби Авраама-Йешаяу Карелица (Хазон Иш) (1878-1953), - решению, признаваемому всеми ветвями ортодоксально иудаизма, - современные светские евреи квалифицируются не как находящиеся вне закона "эпикоросы", а как легитимные "украденные младенцы", от которых исполнение закона не ожидается, и убеждения которых уважаются. Тем самым галаха признает демократические "правила игры" и опирается в общественной жизни на соглашения, достигнутые между разными национальными группами. 

Эмпирическое государство Израиль, основывающееся именно на таком соглашении, основывающееся на "статусе кво", установленном Бен-Гурионом и р.Карелицем, является в той же мере демократическим, сколько и галахическим. Вопрос, как его предпочтительнее позиционировать – не политический, а дидактический вопрос. Другими словами, общий демократический характер еврейского государства не изменится даже в том случае, если верующих окажется большинство и "статус кво" сдвинется в желаемую им сторону. 

Взаимоотношения с неевреями, с "меньшинствами", в сущности, подчиняются тому же принципу, принципу политических соглашений. 

Проблема как раз в противоположном, проблема в том, что демократическое общество не спешит признавать права еврейской религии, не желает знать ее требований и считаться с ее спецификой. 

Иудейская специфика 

Чтобы вникнуть в эту специфику, рассмотрим главный праздник иудаизма - Йом-Кипур. Этот день примечателен не только тем, что с ним связано искупление, связано определение людских судеб в наступившем году, но также и тем, что в этот день первосвященник входил в Святая Святых. Одно определенное место в пределах Храма посещалось одним единственным человеком в один определенный день года - 10-го тишрея. 

Под страхом смерти, тот же самый Первосвященник не мог войти сюда в другое время: "И сказал Господь Моше: скажи Аарону, брату твоему, чтоб он не во всякое время входил во святилище за завесу пред крышку, что на ковчеге, дабы он не умер, ибо в облаке являться буду Я над крышкою" (Ваикра 16:2). 

Как сообщается в трактате Йома (54.а), во время трех праздников - Песаха, Шавуота и Суккота, когда со всего Израиля собирались паломники, завеса Святая Святых открывалась для всеобщего обозрения, однако даже и в эти дни первосвященник был не вправе заходить внутрь. 

Разумеется, порог Святая Святых не мог переступить никто другой, как сказано: "Вам даю Я в дар службу священства, а посторонний, кто приблизится, смерти предан будет" (Бемидбар 18:6-7). 

Таким образом, сыну Израиля, входящему в священнический двор (начинавшийся перед медным жертвенником), угрожала смертная казнь. Что же касается неевреев, то им под страхом смерти запрещалось проходить во внутренний двор, в который допускались израильтяне. 

По свидетельству Йосифа Флавия, римский военачальник Тит, разрушивший Иерусалимский Храм, в следующих словах упрекал повстанцев за сопротивление, продолжавшееся в пределах Храма: "Не вы ли воздвигли те столбы, на которых на эллинском и нашем языках вырезан запрет, что никто не должен переступить через нее? Не предоставляли ли мы вам права карать смертью нарушителя этого запрещения, если бы даже он был римлянином? И что же, теперь вы, нечестивцы, в тех же местах топчете ногами тела умерших, пятнаете Храм кровью иноплеменников и своих!" (Кн 6 Гл 2. 4). 

Между тем свят не только Храм, не только Иерусалим, свята вся Эрец Исраэль. Действительно, Храму посвящалось первородное от всего выращенного на этой земле, как сказано: "И будет, когда ты придешь в землю, которую Господь, Бог твой, дает тебе в удел, и овладеешь ею, и поселишься в ней, То возьми из всех первых плодов земли, которые ты получишь от земли твоей, которую Господь, Бог твой, дает тебе, и положи в корзину, и пойди на то место, которое изберет Господь, Бог твой, чтобы пребывало там имя Его" (Дварим 26:1-2). 

Итак, Эрец Исраэль составляет вместе с Храмом некий единый сакральный комплекс: для того, чтобы Имя Его пребывало в Храме, в этот Храм должны были приноситься плоды со всей страны. 

Законы Земли продолжали законы горы Мория: как не всё и не всем позволяется в Храме, так не всё и не всем дозволено в Эрец Исраэль. На 99.98% территории планеты Земля права евреев и нееврев (в соответствии с принципом "дина малхута дина") полностью совпадают, но на 0.02%, расположенных между рекой Иордан и Средиземным морем, определенные различия имеются. 

На том же основании, на котором Первосвященник не может переступить порога Святая Святых даже в Суккот или Песах, а простой израильтянин не может приблизиться к жертвеннику, на том же основании нееврей не может владеть земельным наделом, плоды которого предназначены Храму, а также устанавливать свои порядки, занимая какую-либо административную должность. Есть сферы (образование, здравоохранение и т.п.), в которых иудеи и сыновья Ноаха имеют в Эрец Исраэль одинаковые права, и есть сферы, в которых они отличаются. И это сакральная сфера. 

Итак, согласно "мандату Торы", проживающий в Святой Земле нееврей ограничен в ряде прав. Однако в этом ограничении заключено не больше "расизма", чем в запрете на проведение экскурсий в Святая святых. 

Мы не знаем, что произойдет, когда "наполнится земля ведением Господа, как полно море водами" (Иешайяу 11:9), но до той поры - пока метафизические знания людей будут оставаться недостоверными - у демократии нет альтернативы. 

Немыслимо, чтобы религиозные институты диктовали взрослым людям нормы поведения, и устанавливали, кому из них позволительно участвовать в гражданской жизни, а кому нет. Однако религиозное сообщество вправе свободно отправлять свой культ и (в рамках общественного договора) устанавливать зоны, обладающие особым правовым статусом. 

Даже в самой либеральной стране проникновение постороннего лица в алтарную часть церкви будет расцениваться как хулиганство, а не как легитимная реализация права на свободу передвижения. 

Греция не перестает быть демократией от того, что мирится с монастырским режимом Афонского полуострова (длиною в 60 км и шириною в 20), куда не может ступить нога женщины, и шикарные пляжи которого закрыты даже для допускаемых туда мужчин. 

Находящийся в самом сердце Европы теократический Ватикан не только политически суверенен, но и обласкан международным сообществом и международным правом. 

В современном атеистическом Китае (по требованию индуистов и буддистов) запрещены восхождения на гору Кайлас (6638 м), так что к прискорбию Международной Федерации Альпинизма она и по сей день остается непокоренной. 

Подчиняющиеся племенным законам индейские резервации в США имеют статус независимых государств, штатов. В резервациях, которых насчитывается около 300, и самая крупная из которых – Навахо - по площади равна Латвии, действуют суды и законы, коренящиеся более в местных архаических обычаях, чем в естественном свете разума, просиявшем в Европе. Не всегда порядки, принятые каким-либо племенем, находят отклик у федеральных властей, и наоборот. Поэтому большинство законов, регулирующих жизнь резерваций, опираются на политические соглашения. 

Так, на всей территории США запрещена охота на орлов, но индейцы, нуждающиеся для своих религиозных церемоний в орлиных перьях, охотятся на них совершенно свободно (при этом продажа перьев бледнолицым согражданам наказуема). 

Но самое примечательное, что как правило, в резервациях действуют "расовые законы" - бледнолицым отказано в праве занимать в индейских государствах административные должности. 

Проведем мысленный эксперимент. Представим себе, что США приняли Израиль на правах 51-го штата, а большинство израильтян при этом выразили бы желание значительно сместить статус кво в сторону религии. В этой ситуации Израиль мог бы воспользоваться всеми юридическими разработками, связанными с национальными правами индейцев. В частности, нееврейские граждане США, проживающие на территории "еврейской резервации", были бы лишены возможности вмешиваться в ее внутренние дела. 

Понятно, что то, что мыслимо в рамках законодательства США, мыслимо также и на международном уровне. Древний "агадический" проект "Святая Земля", предусматривающий предоставление Эрец Исраэль особого "заповедного" политического статуса, в будущем вполне может стать не только "агадой". 

Нет ничего предосудительного в том, чтобы религия с сороковековым стажем, религия, претендующая представлять перед лицом Создателя все человечество, не отводя глаз и не краснея, заявила бы о своих правах. 

Израиль спасет осознание своих прав, а не полное их погребение под обломками навязываемых ему сделок.

Автор: Арье Барац
Источник: Понять иудаизм
counter
Comments system Cackle