Арабский блок в кнессете рассчитывает на 15 мандатов
Фото: Getty Images
Арабский блок в кнессете рассчитывает на 15 мандатов

Принято считать, что после каждых новых выборов кнессет обновляет от четверти до трети депутатского состава. Некоторым партиям не удается преодолеть электоральный барьер, зато приходят представители новых списков, возникших в преддверии выборов. 

В этот раз ожидаются серьезные изменения в составе арабского «Объединенного списка». Партия ТААЛ («Арабское движение за обновление») под руководством Ахмада Тиби вышла из общей фракции, заявив, что будет баллотироваться самостоятельно. А двое депутатов партии БАЛАД — Ханин Зуаби и Джамаль Захалка — отказались баллотироваться в кнессет следующего созыва. Единственный еврей в списке, член партии ХАДАШ Дов Ханин тоже уходит из кнессета. 

Означает ли это, что идея объединения сил в арабском секторе изжила себя? 

— Некоторые уходят потому, что у нас не принято сидеть в кнессете пожизненно, мы за ротацию, — ответил «Деталям» бывший депутат партии ХАДАШ Афу Акбария. — Хотя уход Тиби и его партии, действительно, создал серьезную проблему, которую мы должны сейчас решать. 

Очень важно сохранить целостность «Объединенного списка». Он не создавался в расчете на один срок, это долгосрочный проект, призванный объединить силы внутри арабского сектора и постепенно увеличивать наше представительство в парламенте. Арабы составляют около 20 процентов населения Израиля, а в кнессете мы представлены всего 13-ю мандатами, хотя можем рассчитывать на 15 уже по итогам ближайших выборов. 

— Очень часто арабские депутаты с трибуны кнессета говорят исключительно о проблемах палестинцев. Не секрет, что в израильском обществе арабских депутатов воспринимают чуть ли не как пятую колонну. Почему в израильском парламенте ваши депутаты не могут сосредоточиться на решении израильских проблем? 

— Это распространенное мнение, которое не имеет ничего общего с действительностью. Согласно статистике, опубликованной самим кнессетом, 94 процента наших выступлений в кнессете были посвящены внутренним проблемам, которых у нас, действительно, хватает. Только 6 процентов всей нашей деятельности — а тут учитываются и законопроекты, и публичные выступления — посвящены палестинскому вопросу. Он, как видите, не является для с нас превалирующим. Но СМИ передергивают факты и создают искаженную картину. Наша работа по решению внутренних проблем вообще не освещается прессой. 

И давайте не забывать, что мы являемся в Израиле дискриминированным меньшинством. Действуем исключительно из оппозиции, не занимаем министерских постов, лишены прямых рычагов влияния. Только не надо говорить, будто все потому, что мы не лояльны государству! Посмотрите на Аюба Кару, друза, министра от правящей партии — более лояльного человека трудно себе представить. И что, это правительство приняло в расчет взгляды друзского населения, когда утверждало закон о национальном характере государства? Нет, конечно. 

— Очень легко рассуждать о демократии, не принимая в расчет откровенно антиизраильские действия и риторику некоторых депутатов от арабских партий. В первую очередь, конечно, Ханин Зуаби, заявление которой об уходе из кнессета обрадовало многих. 

— Некоторые израильские политики были просто счастливы, что она выступает в кнессете – ее удобно было обвинять во всех бедах. 

— То есть экстремизмом страдали исключительно критики Зуаби, а не она сама? 

— Нет, я такого не говорил. У нас с Ханин были идеологические разногласия, но именно по этой причине мы — члены разных партий, а не одной. 

— Какого рода разногласия? 

— Зачем ворошить прошлое! Зуаби больше никогда не будет депутатом кнессета, конфликт исчерпан. 

— Она действительно покидает кнессет, но осадок, думаю, останется еще надолго. Давайте согласимся хотя бы c тем, что присутствие Ханин Зуаби в кнессете не слишком способствовало укреплению дружеских связей между еврейским и арабским населением? 

— Я так не считаю. Да, она была красной тряпкой, но давайте все-таки не забывать, что есть настоящие экстремисты, а есть придуманные.

— И все же вам, как представителю партии ХАДАШ, было бы неудобно входить в одну и ту же фракцию вместе с БАЛАД. Насколько я знаю, ваш бывший коллега Дов Ханин резко выступал против этого объединения. 

— Это правда, Дов был против. Он предпочитал объединиться с другими политическими силами внутри кнессета. Но у нас демократическая партия — большинство проголосовало за объединение с арабскими партиями. Дов проиграл, но смирился с поражением — он демократ и прекрасно знал правила игры. 

— «Объединенный список» был создан из-за опасений, что по отдельности арабские партии не преодолеют электоральный барьер. Но сразу выяснилось, что серьезные идеологические противоречия между партиями, входящими в арабский блок, очень затрудняют работу фракции. Может быть, по отдельности как раз лучше? 

— Идеологические расхождения не должны мешать партиям баллотироваться единым списком. Ни одна из партий не пытается навязать другой свои воззрения, или интегрировать один список в другой. Каждая работает отдельно, только в кнессете они составляют единую фракцию и координируют свои решения. 

Давайте не забывать, что электоральный барьер остался прежним, он не уменьшился. А те партии, которые так ратовали в свое время за увеличение электорального барьера, будучи уверенными, что арабские партии никогда не объединятся, сегодня сами рискуют подавиться кашей, которую заварили.

 

counter
Comments system Cackle
Загрузка...